Эндогенный гиперкортицизм: что это такое, симптомы, виды, лечение – Эндогенный гиперкортицизм — ЛечимПочку

Содержание

Синдром Иценко-Кушинга (гиперкортицизм): симптомы, причины и лечение заболевания | Human-med.info

 

Синдром Кушинга (гиперкортицизм) – это длительное и хроническое воздействие на организм больного избыточного количества гормонов коры надпочечников, в основном кортизола. Синдром может быть вызван как некоторыми внутренними заболеваниями, так и приемом некоторых лекарственных препаратов. По статистике, женщины подвержены данному заболеванию гораздо чаще, чем мужчины (в 10 раз больше), а основная группа риска – это женщины в возрасте от 25 до 40 лет. Из-за сильного дисбаланса гормонов у больного происходят патологические изменения во внешнем облике и биохимических процессах организма.

Смотрите также:

Кортизол, который в избытке вырабатывается при синдроме Кушинга, в данном случае можно смело назвать гормоном смерти. В больших количествах кортизол снижает выработку глюкозы, так необходимую для большинства клеток нашего организма, поэтому из-за недостатка глюкозы некоторые функции клеток угасают или вовсе перестают работать.

Причины развития синдрома Кушинга.

Есть очень много причин, которые вызывают избыточное образование гормонов коры надпочечников. Выделяют три вида гиперкортицизма: экзогенный, эндогенный и псевдо-синдром Кушинга. Разберем каждый из них по отдельности и те причины, которые чаще всего их вызывают.

Экзогенный гиперкортицизм.

Одной из самых частых причин синдрома Кушинга является передозировка или длительное лечение стероидами (глюкокортикоидами) другого какого-либо заболевания. Чаще всего стероиды применяются для лечения астмы, ревматоидного артрита или иммуносупрессии при пересадке органов.

Эндогенный гиперкортицизм.

В данном случае, причиной заболевания уже является внутренние нарушения в работе организма. Самой распространенной причиной, примерно в 70% случаях, развития синдрома является болезнь Иценко-Кушинга (не путать с синдромом Кушинга). При болезни Иценко-Кушинга происходит повышенная выработка  адренокортикотропного гормона гипофиза (АКТГ), который, в свою очередь, стимулирует выброс кортизола из надпочечников. Этот гормон может вырабатываться микроаденомой гипофиза или эктопированной кортикотропиномой. Эктопированная злокачественная кортикотропинома может располагаться в бронхах, яичках, яичниках. Еще реже синдром Кушинга возникает при первичном поражении коры надпочечников, например, гиперплазия коры надпочечников или злокачественные, доброкачественные опухоли коры надпочечников.

Псевдо-синдром Кушинга.

Иногда признаки синдрома могут быть вызваны совсем другими факторами, но это только временное явление и не означает, что у человека истинный гиперкортицизм. Частые причины развития псевдо – синдрома Кушинга – это ожирение, хроническая алкогольная интоксикация, беременность, стресс и депрессия, а иногда даже прием оральных контрацептивов, которые содержат смесь эстрогенов и прогестерона. Повышение уровня кортизола в крови может произойти даже у грудных детей, когда в их организм вместе с грудным молоком поступает алкоголь.

Признаки и симптомы синдрома Кушинга.

Быстрое увеличение веса и ожирение встречается у 90% больных, при чем жир откладывается на лице (лунообразное, округлое лицо с румянцем на щеках), животе, груди и шее, а руки и ноги выглядят тонкими.

Атрофия мышц очень заметна на плечевом поясе и ногах. Быстрое уменьшение мышечной массы у больного сопровождается общей слабостью и быстрой утомляемостью. Вместе с ожирением этот симптом создает большие трудности для больных при выполнении любых физических нагрузок. Иногда возникают болевые ощущения во время приседания и подъема.

 

Очень часто при гиперкортицизме у больного можно наблюдать истончение кожного покрова. Кожа становится мраморного цвета, сухой и с участками локального гипергидроза. У больного не редко наблюдаются на теле багрово-синюшные полосы растяжения (стрии), а так же при любом нарушении целостности кожи раны и порезы заживают медленно.

У женщин при синдроме Кушинга очень часто развивается гирсутизм (избыточное оволосение по мужскому типу). Волосы начинают расти на верхней губе, подбородке и груди. Все это вызвано тем, что кора надпочечников начинает усиленную выработку мужских гормонов – андрогенов. У женщин кроме гирсутизма происходят нарушения менструального цикла (аменореи), а у мужчин возникает эректильная дисфункция (импотенция) и снижается либидо.

Остеопороз — самый распространенный симптом (90%), который встречается у больных гиперкортицизмом. Остеопороз сначала проявляется в виде болей в костях и суставах, а дальше могут возникнуть спонтанные переломы ребер и конечностей. Если болезнь проявляется в детском возрасте, то становится заметное отставание ребенка в развитии роста.

При синдроме Кушинга нередко развивается кардиомиопатия со смешанным течением. Возникает данное состояние на фоне артериальной гипертензии, электролитных сдвигов либо катаболических эффектов стероидов на миокард. Проявляются данные нарушения в виде нарушения ритма сердца, высокое кровяное давление, сердечная недостаточность, которая в большинстве случаев приводит к смерти больного.

Нередко, примерно, в 10 – 20% случаев у больных при гиперкортицизме встречается стероидный сахарный диабет, который можно легко регулировать с помощью медикаментов (сахароснижающих препаратов).

Со стороны нервной системы наблюдаются такие признаки, как заторможенность, депрессия, эйфория, различные нарушения сна и стероидный психоз.

Лечение при синдроме Кушинга (гиперкортицизме).

Лечение синдрома Кушинга прежде всего нацелено на то, чтобы устранить причину гиперкортицизма и сбалансировать гормональный фон в организме.

Существует три метода лечения: медикаментозный, лучевая терапия и хирургическое вмешательство.

Главное — вовремя начать лечения, ведь по статистике, если не начать лечение в первые пять лет от начала заболевания, то летальный исход случается в 30 – 50% случаев.

Медикаментозный способ лечения.

При медикаментозной терапии больному назначаются препараты, снижающие выработку гормонов в коре надпочечников. Нередко лекарственные препараты назначаются больному в комплексной терапии или в том случае, если не помогли другие методы лечения. Для лечения гиперкортицизма врач может назначить митотан, метирапон, трилостан или  аминоглютетимид. В основном, данные препараты назначаются, если хирургическая операция оказалась неэффективна, или провести ее оказывается невозможно.

Лучевая терапия.

Данный метод особенно эффективен, если заболевание вызвано аденомой гипофиза. Лучевая терапия, при воздействии на область гипофиза, заставляет его снизить выработку адренокортикотропного гормона. Обычно лучевую терапию проводят вместе с медикаментозным или хирургическим лечением. Чаще всего, именно в комбинации с лекарственными препаратами, применяется данный метод, так как он усиливает эффект медикаментозного лечения синдрома Кушинга.

Оперативное вмешательство.

При гипофизарном синдроме Кушинга нередко применяется транссфеноидальная ревизия гипофиза и иссечение аденомы с помощью микрохирургической техники. Улучшения наступают очень быстро, а эффективность данного способа составляет 70 – 80%. Если гиперкортицизм вызван опухолью коры надпочечников, то проводится операция по удалению этой опухоли. В единичных случая, особенно у тяжелобольных людей, удаляют оба надпочечника, из-за чего пациенту назначают пожизненное применение глюкокортикоидов в качестве заместительной терапии.

Рассказать друзьям:

Синдром (болезнь) Иценга Кушинга — гиперкортицизм

Болезнь Кушинга развивается при наличии избытка гормона кортизола в организме – или его искусственных аналогов. Последствия – выраженные изменения во всем теле: у пациентов развивается «лицо полной луны» и «шея буйвола». Кроме того, повышается восприимчивость к инфекциям, повышается артериальное давление, развивается мышечная слабость и постоянная жажда.

Краткая информация

  • Что такое синдром Кушинга? Комплекс различных симптомов, вызванных избытком гормона кортизола.
  • Симптомы: увеличение веса, развивается «лицо полной луны», «шея буйвола», повышение уровня холестерина, гипертония, уменьшение мышечной массы, остеопороз, нарушение заживления ран, пергаментная кожа, снижение иммунитета, рост волос по мужскому типу (гирсутизм), циклические расстройства у женщин, у мужчин – импотенция, нарушение роста у детей, психические изменения (депрессия).
  • Причины: либо чрезмерное потребление препаратов, содержащих кортизон (синдром экзогенного Кушинга), либо чрезмерное производство кортизола в надпочечниках (синдром эндогенного Кушинга). Последний, обычно, основан на доброкачественной или злокачественной опухоли (например, опухоль гипофиза или надпочечников).
  • Диагноз: история болезни (анамнез), физикальное обследование, анализы крови, визуализация при подозрении на опухоль.
  • Лечение: прекращение приема кортизона (экзогенный синдром Кушинга), лечение опухолей хирургическим путем, лучевая терапия, химиотерапия или адреностаты (эндогенный синдром Кушинга).

Описание

Врачи говорят о «синдроме», когда несколько симптомов (симптомов) присутствуют одновременно. В случае синдрома Кушинга, есть много симптомов. Его причиной является слишком высокая концентрация гормона кортизола. В правильной дозе кортизол необходим в организме человека. Но если он в изобилии (гиперкортицизм), кортизол может вызвать проблемы во многих участках тела, что приводит к развернутой картине синдрома Кушинга.

Примечание: неактивный предшественник кортизола в организме называется кортизоном. Есть также лекарства, которые в разговорной речи называются кортизоном. А точнее, это синтетически полученные глюкокортикоиды. Если они даны в слишком высокой дозе, может также развиться синдром Кушинга.

Так работает кортизол         

Кортизол является жизненно важным гормоном, который имеет много задач. Он упоминается как гормон стресса, потому что его выработка возрастает, когда тело постоянно подвергается повышенным нагрузкам.

Кортизол активирует процессы катаболического метаболизма, давая организму больше богатых энергией соединений в форме углеводов, жиров и белков – так что организм в достаточной мере снабжается энергией. Приступы кортизола на разных уровнях метаболизма:

  • Она обеспечивает косвенно (с помощью генной экспрессии) на поставку сахара (глюкогенезис в печени), белки (в основном за счет атрофии мышц) и жира. В середине тела (живот, шея, лицо) одновременно увеличивается накопление жира.
  • Кроме того, кортизол вызывает деградацию коллагена, соединительной ткани и костей, что приводит к чрезмерной деградации (атрофии) кожи и снижению плотности костей.
  • Кортизол повышает кровяное давление, увеличивая сердечный выброс и сужая сосуды.
  • Наконец, кортизол играет важную иммуносупрессивную роль, подавляя иммунный ответ и, в некоторой степени, воспалительные реакции. Это причина того, почему кортизол имеет большое значение как лекарство.

Симптомы

Из-за многих функций кортизола в организме симптомы синдрома Кушинга очень разные:

  • Ожирение: при синдроме Кушинга жир накапливается в центре туловища. Поэтому у заболевших, обычно, большой живот («пивной живот»). Ноги и руки, с другой стороны, тонкие.
  • Лицо полной луны / лицо луны: синдром Кушинга также характеризуется шаровидным и покрасневшим лицом из-за отложений жира.
  • Шея буйвола: отложения жира в области шеи.
  • Повышенные уровни холестерина: количество холестерина в крови часто повышается при синдроме Кушинга.
  • Высокое кровяное давление: у многих людей с синдромом Кушинга гипертония.
  • Диабетическое метаболическое состояние: из-за повышенной концентрации сахара в крови (гипергликемия) и повышенного выделения инсулина синдром Кушинга является метаболическим состоянием, очень похожим на сахарный диабет (несахарный диабет . Много сахара в крови вызывают повышенную жажду и частое мочеиспускание.
  • Мышечная слабость и снижение плотности костей: синдром Кушинга вызывает разрушение мышечной и костной ткани. Это уменьшает мышечную массу и способствует развитию остеопороза.
  • Изменения кожи: кожа также страдает от синдрома Кушинга – она ​​становится тонкой (пергаментная кожа), и иногда появляются красные растяжки (стрие рубра), в основном, на животе. Нарушение заживления ран и рецидивы прыщей и фурункулов также возможны.
  • Повышенная восприимчивость к инфекции: из-за общего подавления иммунной системы при синдроме Кушинга больные подвержены инфекциям – например, часто повторно подхватывают простуду.
  • Психологические изменения: иногда синдром Кушинга связан с психическими изменениями, такими как депрессия.
  • Маскулинизация: у женщин с синдромом Кушинга это может привести к маскулинизации (вирилизму) – у нее появляются оволосение теле по мужскому типу (гирсутизм) и нарушения цикла.
  • Снижение потенции: у мужчин с синдромом Кушинга часто развивается импотенция.
  • Замедленный рост: у детей синдром Кушинга замедляет рост за счет косвенного торможения гормона роста.

Причины

Когда дело доходит до причины, нужно сначала дифференцировать экзогенный синдром Кушинга от эндогенного синдрома Кушинга. Экзогенное означает, что оно вызвано извне. Напротив, эндогенный синдром Кушинга вызван неисправностью или заболеванием в организме.

Экзогенный синдром Кушинга

Синдром экзогенного Кушинга обычно вызывается чрезмерным приемом кортикостероидов (кортизона) в рамках лекарственной терапии. Его также называют ятрогенным синдромом Кушинга (ятроген = вызванный доктором или медицинской терапией).

Активное вещество кортизон (после его превращения в кортизол в организме) обладает противовоспалительным и иммуносупрессивным действием. Поэтому его используют, например, для лечения воспалительных заболеваний кишечника (болезнь Крона, язвенный колит), астмы, рассеянного склероза и многих аутоиммунных заболеваний. В таких случаях кортизон обычно вводится системно, например, в виде таблеток или инфузии. При случайной передозировке может развиться экзогенный синдром Кушинга. Поэтому важно, чтобы терапия кортизоном всегда проходила под наблюдением врача.

Примечание. Доза глюкокортикоида, вызывающего синдром Кушинга у пациента, называется порогом Кушинга.

Эндогенный синдром Кушинга

Эндогенный синдром Кушинга также основан на избытке глюкокортикоидов / кортизола. Это возникает в самом теле. Эндогенный синдром Кушинга встречается значительно реже, чем экзогенный вариант. Женщины значительно сильнее страдают, чем мужчины.

Регулирование производства кортизола

Кортизол образуется в надпочечниках, а конкретнее, в так называемой коре надпочечников. Там также производятся другие гормоны: андрогены (мужские половые гормоны, такие как тестостерон) и альдостерон (необходим для регуляции водного и натриевого баланса).

Производство кортизола не происходит произвольно, оно подлежит комплексному регулированию вышестоящими контрольными органами. Первой контрольной точкой является гипофиз (гипофиз). В его передней доле образуется гормон адренокортикотропин (АКТГ), который стимулирует деятельность коры надпочечников. Проще говоря, чем больше АКТГ вырабатывается в гипофизе, тем больше гормонов (в основном кортизола) вырабатывает кора надпочечников.

Производство АКТГ в гипофизе, в свою очередь, управляется промежуточным мозгом, точнее гипоталамусом. Это еще одна контрольная точка выработки кортизола: гипоталамус образует CRH (кортикотропин-рилизинг-гормон), который стимулирует гипофиз к увеличению образования АКТГ – и, следовательно, косвенно к увеличению выработки кортизола.

Для контроля образования кортизола в настоящее время используют контрольную петлю между CRH, ACTH и кортизолом: циркулирующая кровь содержит достаточное количество кортизола, он регулирует секрецию CRH и ACTH в гипоталамусе или в гипофизе – и, таким образом, косвенно способствует производству кортизола. Чем выше уровень кортизола в крови, тем больше ингибируется ЦРБ и АКТГ, и, в свою очередь, в коре надпочечников образуется меньше нового кортизола.

В здоровом организме такой избыток кортизола автоматически подавляется. Но если однажды нарушить эту петлю, выработка кортизола может выйти из-под контроля и привести к эндогенному синдрому Кушинга. В зависимости от того, где находится расстройство, можно различить эндогенный синдром Кушинга, ACTH-зависимый и ACTH-независимый вариант:

АКТГ-зависимый синдром Кушинга

АКТГ-зависимый синдром Кушинга ответственен примерно за 85 процентов всех случаев эндогенного синдрома Кушинга. Это связано с избытком гормона гипофиза АКТГ. В результате кора надпочечников стимулируется к чрезмерному производству кортизола.

Тот факт, что вырабатывается слишком много АКТГ, обычно обусловлен небольшой опухолью (микроаденомой) гипофиза. С меньшей вероятностью виновата гипоталамическая гиперфункция: гипоталамус вырабатывает слишком много ЦРБ, что чрезмерно стимулирует образование АКТГ в гипофизе. Но независимо от того, происходит ли увеличение образования АКТГ в конечном итоге из гипофиза или из гипоталамуса – в обоих случаях мы говорим о центральном синдроме Кушинга (также называемом болезнью Кушинга), потому что причина избытка АКТГ находится в центральной нервной системе (мозг).

В дополнение к центральному синдрому Кушинга, существует также эктопический (паранеопластический) синдром Кушинга: он обычно вызывается опухолью вне гипофиза, которая производит АКТГ и, таким образом, нерегулируемо увеличивает образование кортизола надпочечников. Эти АКТГ-продуцирующие опухоли включают, например, мелкоклеточный рак легкого и редкие кишечные опухоли. Иногда эктопический синдром Кушинга также обусловлен опухолью, продуцирующей ЦРБ: он вызывает чрезмерную выработку АКТГ в гипофизе и, следовательно, выработку кортизола.

АКТГ-независимый синдром Кушинга

Около 15 процентов случаев эндогенного синдрома Кушинга происходят непосредственно в коре надпочечников независимо от АКТГ: несмотря на нормальные уровни АКТГ, кора надпочечников вырабатывает слишком много кортизола. Врачи также говорят о синдроме Кушинга надпочечников. Его причиной обычно является кортизол-продуцирующая опухоль коры надпочечников. У взрослых это обычно доброкачественная опухоль (аденома), у детей чаще злокачественная опухоль (карцинома). Очень редко чрезмерный рост ткани надпочечников (гиперплазия) является причиной АКТГ-независимого (надпочечникового) синдрома Кушинга.

Предостережение: необходимо дифференцировать от этих форм Кушинга – алкогольный избыток кортизола – вызванный алкоголем “синдром псевдо-Кушинга”.

Когда следует идти к врачу?

Если вы заметили один или несколько из этих симптомов, вам следует обратиться к врачу. Даже если это не синдром Кушинга, а другие причины, стоящие за ним, их следует уточнить. Чем раньше начать лечить синдром Кушинга или его причины, тем больше шансов на его регресс.

Что делает доктор?

Если подозревается синдром Кушинга, врач сначала подробно поговорит с пациентом, чтобы изучить его историю болезни (анамнез). Он спрашивает, среди прочего, о точных жалобах, о том, какие лекарства пациент недавно принимал – синдром Кушинга обычно вызывается некоторыми лекарствами (экзогенный синдром Кушинга).

Затем следует медицинский осмотр. Помимо всего прочего, врач будет измерять артериальное давление и вес пациента и осматривать его кожу.

Различные тесты могут использоваться для определения того, действительно ли в крови имеется избыток кортизола (гиперкортизолизм) и, если да, каково его происхождение:

  • Измерение кортизола в слюне или крови: если показания значительно увеличиваются поздно ночью, это говорит о синдроме Кушинга.
  • 24-часовой сбор мочи: моча пациента, выделенная в течение 24 часов, собирается для определения концентрации свободного кортизола в нем. При синдроме Кушинга результат измерения значительно увеличивается.
  • Тест на ингибирование дексаметазона (короткий тест): пациент получает активное вещество дексметазон ночью. Это сигнализирует организму не производить CRH и ACTH и, следовательно, больше не вырабатывать кортизол. Если на следующее утро в крови пациента измеряется повышенный уровень кортизола, скорее всего, присутствует синдром Кушинга. Повышенный уровень кортизола может иметь и другие причины. Например, тест на ингибирование дексметазоном может быть положительным у людей без синдрома Кушинга, если они страдают от стресса или депрессии или принимают определенные лекарства (такие как противозачаточные таблетки, противоэпилептические препараты).

Существуют и другие тесты, которые можно использовать при диагностике синдрома Кушинга. К ним относятся тест на инсулиновую гипогликемию (для выявления повышенных уровней кортизола), долгосрочный тест на дексаметазон и тест на стимуляцию CRH: последние два помогают различать формы синдрома Кушинга (центральный, паранеопластический или синдром Кушинга надпочечников).

Если лабораторные исследования указывают на опухоль как причину синдрома Кушинга, то пытаются обнаружить ее с помощью методов визуализации. В зависимости от местоположения опухоли (например, надпочечник, гипофиз), используются ультразвук, компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ).

Терапия

В случае экзогенного синдрома Кушинга все препараты, содержащие кортизон, будут отменены, если это возможно. Но это не должно произойти внезапно! Если вы принимаете препарат кортизона дольше, чем несколько дней, это тормозит выработку собственного кортизола в надпочечниках. В случае внезапного прекращения приема препарата возникает угроза дефицита кортизола – организму требуется время для возобновления производства кортизола. Поэтому в конце терапии всегда следует «ползти» к препарату, содержащему кортизон, поэтому постепенно уменьшайте дозу, чтобы организм мог адаптироваться.

Эндогенный синдром Кушинга лечат в соответствии с его причиной. При опухолях, будь то в гипофизе или коре надпочечников, предпочтительным методом, обычно, является операция. Если об операции не может быть и речи, то возможно лечение опухоли с помощью лучевой или химиотерапии. Иногда назначают так называемые адреностаты – препараты, которые ингибируют выработку кортизола в надпочечниках.

Прогноз

Экзогенный синдром Кушинга обычно хорошо лечится, если препарат отменяется или, по крайней мере, уменьшается в дозе. Но это должно происходить только по указанию лечащего врача.

Если опухоль вызывает синдром Кушинга и может быть успешно вылечена, прогноз хороший. При отсутствии лечения эндогенный синдром Кушинга может привести к смерти (от нескольких месяцев до нескольких лет).

 

Вас также может заинтересовать

Болезнь и синдром Иценко-Кушинга, гиперкортицизм: симптомы и лечение

Закрыть
  • Болезни
    • Инфекционные и паразитарные болезни
    • Новообразования
    • Болезни крови и кроветворных органов
    • Болезни эндокринной системы
    • Психические расстройства
    • Болезни нервной системы
    • Болезни глаза
    • Болезни уха
    • Болезни системы кровообращения
    • Болезни органов дыхания
    • Болезни органов пищеварения
    • Болезни кожи
    • Болезни костно-мышечной системы
    • Болезни мочеполовой системы
    • Беременность и роды
    • Болезни плода и новорожденного
    • Врожденные аномалии (пороки развития)
    • Травмы и отравления
  • Симптомы
    • Системы кровообращения и дыхания
    • Система пищеварения и брюшная полость
    • Кожа и подкожная клетчатка
    • Нервная и костно-мышечная системы
    • Мочевая система
    • Восприятие и поведение
    • Речь и голос
    • Общие симптомы и признаки
    • Отклонения от нормы
  • Диеты
    • Снижение веса
    • Лечебные
    • Быстрые
    • Для красоты и здоровья
    • Разгрузочные дни
    • От профессионалов
    • Монодиеты
    • Звездные
    • На кашах
    • Овощные
    • Детокс-диеты
    • Фруктовые
    • Модные
    • Для мужчин
    • Набор веса
    • Вегетарианство
    • Национальные
  • Лекарства
    • Антибиотики
    • Антисептики
    • Биологически активные добавки
    • Витамины
    • Гинекологические
    • Гормональные
    • Дерматологические
    • Диабетические
    • Для глаз
    • Для крови
    • Для нервной системы
    • Для печени
    • Для повышения потенции
    • Для полости рта
    • Для похудения
    • Для суставов
    • Для ушей
    • Желудочно-кишечные
    • Кардиологические
    • Контрацептивы
    • Мочегонные
    • Обезболивающие
    • От аллергии
    • От кашля
    • От насморка
    • Повышение иммунитета
    • Противовирусные
    • Противогрибковые
    • Противомикробные
    • Противоопухолевые
    • Противопаразитарные
    • Противопростудные
    • Сердечно-сосудистые
    • Урологические
    • Другие лекарства
    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА
  • Врачи
  • Клиники
  • Справочник
    • Аллергология
    • Анализы и диагностика
    • Беременность
    • Витамины
    • Вредные привычки
    • Геронтология (Старение)
    • Дерматология
    • Дети
    • Женское здоровье
    • Инфекция
    • Контрацепция
    • Косметология
    • Народная медицина
    • Обзоры заболеваний
    • Обзоры лекарств
    • Ортопедия и травматология
    • Питание
    • Пластическая хирургия
    • Процедуры и операции
    • Психология
    • Роды и послеродовый период
    • Сексология
    • Стоматология
    • Травы и продукты
    • Трихология
    • Другие статьи
  • Словарь терминов
    • [А] Абазия .. Ацидоз
    • [Б] Базофилы .. Богатая тромбоцитами плазма
    • [В] Вазопрессин .. Выкидыш
    • [Г] Галлюциногены .. Грязи лечебные
    • [Д] Деацетилазы гистонов .. Дофамин
    • [Ж] Железы .. Жиры
    • [И] Иммунитет .. Искусственная кома
    • [К] Каверна .. Кумарин
    • [Л] Лапароскоп .. Лучевая терапия
    • [М] Макрофаги .. Мутация
    • [Н] Наркоз .. Нистагм
    • [О] Онкоген .. Отек
    • [П] Паллиативная помощь .. Пульс
    • [Р] Реабилитация .. Родинка (невус)
    • [С] Секретин .. Сыворотка крови
    • [Т] Таламус .. Тучные клетки
    • [У] Урсоловая кислота
    • [Ф] Фагоциты .. Фитотерапия
    • [Х] Химиотерап

Болезнь и синдром Иценко—Кушинга

Среди других поражений надпочечников нужно выделить симптомокомплекс эндогенного гиперкортицизма. Он объединяет различные по патогенезу, но сходные по клиническим проявлениям заболевания. Сходная клиническая картина обусловлена гиперпродукцией глюкокортикоидных гормонов, прежде всего кортизола.

Различают синдром Иценко—Кушинга и болезнь Иценко—Кушинга (безопухолевая форма). Синдром Иценко—Кушинга вызывается опухолью, развивающейся из пучковой зоны коры надпочечника (доброкачественная опухоль — кортикостерома, злокачественная — кортикобластома). Эндогенный гиперкортицизм встречается у 0,1% населения.

Установлено, что примерно у 60% больных имеет место гиперплазия коркового вещества надпочечников, у 30% — опухоль этого вещества, у 7—10% больных причиной заболевания служит аденома гипофиза.

В 2—3% обнаруживается наличие паранеопластического гиперкортицизма (Зографски С, 1977) или так называемого эктопического АКТГ-синдрома (Калинин А.П. и соавт., 2000), вызванного злокачественной опухолью, секретирующей кортикотропинподобную субстанцию и локализованной вне надпочечников (в бронхах, вилочковой железе, поджелудочной железе, яичках, яичниках и др.).

Болезнь Иценко—Кушинга является полиэтиологическим заболеванием, среди причин которой называют черепно-мозговую травму, инфекционные заболевания, психоэмоциональные нагрузки; отмечена связь заболевания с беременностью, родами, абортом и т.д.

Среди различных классификаций гиперкортицизма наиболее полной представляется классификация Маровой Е.И. (1999), в которой различают:

I. Эндогенный гиперкортицизм.
1. АКТГ-зависимая форма.
1.1. Болезнь Иценко—Кушинга, вызываемая опухолью гипофиза или гиперплазией кортикотрофов аденогипофиза.
1.2. АКТГ-эктопированный синдром, вызываемый опухолями эндокринной и неэндокринной системы, которые секретируют кортикотропин-рилизинг-гормон (КРГ) и/или АКТГ.
2. АКТГ — независимая форма.
2.1. Синдром Иценко—Кушинга, вызываемый опухолью коры надпочечника (кортикостерома, кортикобластома).
2.2. Синдром Иценко—Кушинга — микроузелковая дисплазия коры надпочечников юношеского возраста.
2.3. Синдром Иценко—Кушинга — макроузелковая форма заболевания надпочечников первично-надпочечникового генеза у взрослых.
2.4. Субклинический синдром Кушинга. Неполный синдром гиперкортицизма, наблюдающийся при «неактивных» опухолях надпочечников.

II. Экзогенный гиперкортицизм — ятрогенный синдром Иценко—Кушинга, связанный с длительным применением синтетических кортикостероидов.

III. Функциональный гиперкортицизм.

Наблюдается при ожирении, гипоталамическом синдроме, пубертатно-юношеском диспитуитаризме, сахарном диабете, алкоголизме, заболевании печени, беременности, депрессии.

А.П. Калинин с соавт. (2000) считают, что для хирурга-эндокринолога важно иметь представление о следующих наиболее часто встречающихся клинических формах гиперкортицизма:

• болезнь Иценко—Кушинга гипофизарного генеза;
• синдром Иценко—Кушинга, связанный с автономно секретирующими опухолями коркового вещества надпочечников;
• синдром Иценко—Кушинга, обусловленный кортикотропин-продуцирующими опухолями внегипофизарной локализации.

При гиперплазии надпочечники, не изменяя своей формы, диффузно увеличиваются. Вес и размеры гиперплазированных надпочечников обычно в 2—3 раза превышают нормальные.

Гиперплазия охватывает преимущественно светлые спонгиоциты пучковой зоны, где синтезируются глюкокортикоиды. Опухолевые новообразования коры обычно локализуются в одном надпочечнике.

Для гормональноактивных новообразований в надпочечниках характерно то, что они сочетаются с неактивной атрофией противоположной железы. В 50% случаев, особенно улиц молодого возраста, опухоли надпочечников подвергаются злокачественному перерождению.

Клиническая картина синдрома Иценко—Кушинга обусловливается гиперпродукцией глюкокортикоидных и, в меньшей степени, андрогенных и эстрогенных гормонов корой надпочечников. Количественное соотношение этих гормонов сильно варьирует, и этим объясняется большое изобилие и разнообразие симптомов данного синдрома.

Начало заболевания больных с гиперплазией коры надпочечников неопределенное. У большинства женщин оно начинается после аборта или родов. У больных с опухолевой формой синдрома, особенно при злокачественных опухолях коры, заболевание обычно начинается более остро и развивается быстрее.

Одним из наиболее характерных симптомов синдрома Иценко—Кушинга является ожирение. Оно обычно бывает андроидного типа с характерным перераспределением жирового депо, охватывает лицо и преимущественно верхнюю часть туловища, а конечности остаются тонкими в противовес полноте тела.

Лицо становится полным, круглым, с багрово-красными щеками, так называемое лунообразное лицо — fades tunata. Полнокровие обусловлено сосудорасширяющим влиянием продуцируемых в избытке глюкокортикоидных гормонов на сосуды кожи. Короткая шея с выраженным кифозом шейных позвонков и отложением жировой ткани у основания шеи позволяет называть такую шею «шеей бизона». Живот очень больших размеров, иногда свисает перед лобком как «передник».

Ожирение обычно нарастает медленно в течение нескольких лет.

Другим специфичным симптомом синдрома Иценко—Кушинга служит появление на коже живота, поясницы, молочных желез, бедер синюшно-багровых полос — striae rubrae. Рубцовые полосы при синдроме Иценко—Кушинга отличаются от полос при беременности и при обычном ожирении по своему характерному сизо-багровому цвету.

В длину они достигают 15—20 см, а в ширину — 1—3 см. Кожа по своему виду напоминает мрамор и склонна к пигментации. Последняя вызывается подкожными точечными кровоизлияниями и экхимозами, являющимися следствием повышенной ломкости кровеносных сосудов.

Другим характерным симптомом является обилие угрей локализующихся преимущественно на лице, спине и груди. Угри появляются у 50% больных и более выражены при опухолевых формах синдрома.

Очень часто при гиперглюкокортицизме наблюдаются гирсутизм — в 75% случаев. У женщин гирсутизм выражается увеличением оволосения подбородка, верхней губы, лобка и в подмышечных ямках, вокруг соска и конечностей. Это обусловлено повышенной секрецией андрогенов. У мужчин, наоборот, оволосение лица и груди незначительное.

Гирсутизм при опухолевых формах синдрома более выражен, особенно обильное оволосение наблюдается при злокачественных кортикоандростеромах.

Артериальная гипертензия наряду с ожирением и изменениями кожи является наиболее частым признаком болезни и синдрома Иценко—Кушинга. Она встречается у 90% больных и характеризуется высоким систолическим и диастолическим артериальным давлением, отсутствием кризов и устойчивостью к гипотензивной терапии.

Гипертензия обусловлена избыточной продукцией глюкокортикоидов, вызывающих задержку натрия и воды в организме с последующим увеличением объема циркулирующей крови.

У женщин часто отмечаются расстройства менструального цикла, выражающиеся дисменореей, гипоменореей и аменореей. Они вызваны пониженной гонадотропной стимуляцией гипофизом вследствие угнетения его гидрокортизоном. Половое влечение у таких больных резко понижается.

У мужчин наблюдается снижение полового влечения, достигающее в некоторых случаях полной импотенции. Развивается атрофия яичек с нарушением спермогенеза.

Изменения костей встречаются более чем у 2/3 больных. Они выражаются генерализованным остеопорозом скелета, наиболее сильно охватывающим позвоночник, ребра и кости черепа. Остеопороз обусловлен катаболическим действием глюкокортикоидов на белковую матрицу скелета, вследствие чего наступает повышенное извлечение солей кальция из костей.

При далеко зашедшем остеопорозе могут наступать патологические переломы ребер, костей таза и сдавление тел позвонков, которые приобретают вид «рыбьих позвонков» (Зографски С, 1977).

Это приводит к платиспондилии и кифозному искривлению позвоночника, особенно в шейно-грудной области, что часто вызывает радикулитные боли. У молодых больных наступает задержка роста вследствие усиленного катаболизма белкового субстрата костей.

Повышенная продукция глюкокортикоидов подавляет секрецию соматотропного гормона роста. Вследствие этого рост больных синдромом Иценко—Кушинга, если заболевание наступило в молодом возрасте, остается низким.

Нейро-мышечные симптомы — мышечная слабость и быстрая утомляемость — отмечаются в 70% случаев. Мышечная сила значительно понижается вследствие наступившей амиотрофии и уменьшения уровня калия в клетках.

При тяжелых формах заболевания наблюдаются изменения функций почек. В осадке мочи находят эритроциты и гиалиновые цилиндры. Часто обнаруживают изостенурию, олигурию и никтурию. В 1/3 случаев отмечается снижение клубочковой фильтрации.

Отсутствие параллелизма между тяжестью артериальной гипертензии и нарушениями функций почек объясняют дистрофическими изменениями паренхимы почек в результате нарушенных процессов обмена.

Ввиду обильного выведения солей кальция с мочой нередко развиваются нефролитиаз и нефрокальциноз. Длительная артериальная гипертензия может привести к развитию тяжелого нефроангиосклероза и хронической почечной недостаточности.

Особо нужно указать на нарушения обмена веществ, среди которых значительно изменен углеводный обмен. Чаще всего наблюдается гипергликемия и гликозурия, которые обусловлены гиперпродукцией глюкокортикоидов, стимулирующих белковый неоглюкогенез и обусловливающих развитие гипергликемии у этих больных.

Высокий уровень сахара в крови вызывает компенсаторную гиперинсулинемию. Вследствие анти-инсулинового эффекта кортизола наступает истощение бета-клеток инсулярного аппарата поджелудочной железы и развивается стероидный диабет. Он отличается резистентностью к инсулину, но редко вызывает ацидоз, и больные его хорошо переносят.

Вследствие нарушений процессов обмена в организме больных синдромом Иценко—Кушинга наступают тяжелые дистрофические изменения внутренних органов и пониженная устойчивость к инфекциям, в результате чего наблюдается склонность инфекций к генерализации.

Процессы регенерации у таких больных очень замедлены, поэтому при нагноении может наступить полное расхождение операционной раны.

Большое значение в диагностике болезни и синдрома Иценко—Кушинга, определения вида и характера патологических изменений имеют гормональные исследования. Они выявляют повышение концентрации кортизола плазмы. Повышенный уровень АКТГ указывает на гипофизарную этиологию синдрома.

При дифференциальной диагностике болезни и синдрома Иценко—Кушинга основное значение имеет компьютерная томография, позволяющая выявить гиперплазию или опухоль коры надпочечников (рис. 1,2).

13.2.3.jpg

Рис. 1. Компьютерная томограмма при кортикостероме правого надпочечника

Рис. 2.
Компьютерная томограмма при гиперплазии левого надпочечника

Лечение. Ввиду полиэтиологичности синдрома для правильного выбора метода лечения абсолютно необходима постановка точного диагноза. При синдроме Иценко—Кушинга единственным методом лечения является адреналэктомия — удаление надпочечника вместе с гормонально-активной опухолью.

Хирургическое удаление опухоли следует проводить как можно раньше и максимально радикально, т.к. она нередко претерпевает злокачественное перерождение. Быстрое прогрессирующее развитие заболевания — доказательство злокачественности опухоли.

Обсуждаются показания к оперативному лечению болезни Иценко—Кушинга. Гиперплазия коры надпочечников встречается в 2—5 раз чаще опухолей ее. Авторы, по мнению которых синдром имеет гипоталамо-гипофизарное происхождение, считают, что для лечения заболевания показана рентгенотерапия (гамматерапия, протонное облучение) гипофизарной области или хирургическое вмешательство на самом гипофизе.

Однако гипофизэктомию нужно проводить по строгим показаниям, т.к. она сопровождается многочисленными осложнениями, наиболее частым из которых является синдром гипофизарной недостаточности. Большинство хирургов рекомендуют выполнять адреналэктомию, которая прекращает дальнейшее развитие синдрома, останавливая гиперсекрецию глюкокортикоидов.

В настоящее время адреналэктомию считают патогенетически обоснованной хирургической операцией, которая не приводит к нарушению функции других эндокринных желез, как это бывает после гипофизэктомии.

Развитие рентгеноэндоваскулярной хирургии привело к появлению щадящих, альтернативных хирургическим, методов лечения эндогенного гиперкортицизма. Так, И.В. Комиссаренко с соавт. (1984) разработали методику рентгеноэндоваскулярной гидродеструкции надпочечников и на опыте лечения многих больных показали ее эффективность.

В 1988 г. Ф.И. Тодуа внедрил в клиническую практику способ пункционной деструкции надпочечника под контролем КТ для лечения болезни Иценко—Кушинга.

В нашей клинике (1989) разработан метод рентгеноэндоваскулярной деструкции надпочечника путем эмболизации его венозного русла 3% раствором тромбовара.

При тяжелых и быстро развивающихся формах синдрома Иценко—Кушинга рентгеноэндоваскулярную деструкцию левого надпочечника дополняем контрлатеральной адреналэктомией, вместо антифизиологичной тотальной билатеральной адреналэктомии.

Ш.И. Каримов, Б.З. Турсунов, Р.Д. Суннатов

Опубликовал Константин Моканов

Клинический случай эндогенного гиперкортицизма при беременности | Чеканова А.В., Комердус И.В., Шестакова Т.П., Бурумкулова Ф.Ф., Древаль А.В., Бритвин Т.А.

Представлен клинический случай синдрома Иценко – Кушинга (эндогенного гиперкортицизма) во время беременности, закончившейся рождением ребенка в срок. Синдром Иценко – Кушингакрайне редко встречающееся у беременных. Раннее выявление эндогенного гиперкортицизма позволяет относительно безопасно провести хирургическое лечение (адренлэктомию) и улучшить прогноз для матери и плода.

    Введение
    Синдром Иценко – Кушинга – состояние, возникающее вследствие длительного воздействия на организм избыточной секреции кортизола корой надпочечников. Данное состояние крайне редко встречается у беременных, поскольку гиперкортицизм вызывает овуляторные нарушения и приводит к относительному бесплодию [1, 2]. Кроме того, гиперкортицизм увеличивает частоту спонтанных абортов, перинатальной смертности, преждевременных родов и внутриутробной задержки роста плода. Имеются объективные сложности, затрудняющие диагностику этого заболевания во время беременности. В настоящее время в мире описано около 150 случаев эндогенного гиперкортицизма при беременности [3]. 
    Представляем случай синдрома Иценко – Кушинга, выявленного и пролеченного во время беременности, закончившейся рождением ребенка в срок.
    Клинический случай
    Пациентка Ю., 30 лет, госпитализирована в отделение терапевтической эндокринологии ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского» в апреле 2016 г. на сроке 15 нед. беременности для лечения сахарного диабета 2-го типа. 
   Пациентка предъявляла жалобы на сухость во рту, учащенное обильное мочеиспускание, жажду, жгучие боли в области сердца, возникающие при эмоциональном стрессе или повышении артериального давления (АД), слабость, легкое образование гематом, избыточный рост волос на лице, отечность и округление лица, отеки голеней и стоп.
    Из анамнеза известно, что с 2004 г. (с 18 лет) пациентка отметила нарушения менструального цикла. Гинекологом в поликлинике проведено обследование, со слов пациентки, патологии не выявлено, лечение не назначалось. Нарушения менструального цикла сохранялись. 
    В 2010 г. пациентка отметила повышение массы тела на 20 кг за 6 мес., легкое образование гематом, повышение АД до 170/120 мм рт. ст., появление избыточного роста пигментированных жестких волос на лице, в области ареол молочных желез, внутренней поверхности бедер и белой линии живота. По месту жительства проведено обследование: уровни лютеинизирующего гормона (ЛГ), фолликулостимулирующего (ФСГ), эстрадиола, дегидроэпиандростерона-сульфата (ДЭА-С), прогестерона, тестостерона, пролактина были в пределах нормы. Неоднократно до 2014 г. определялся уровень кортизола в крови утром, который был в пределах нормальных значений, а также однократно был определен уровень адренокортикотропного гормона (АКТГ), который оказался сниженным (
    В 2014 г. выявлен сахарный диабет (СД) 2-го типа, для лечения которого был назначен метформин 2000 мг/сут, на фоне которого гликированный гемоглобин (HbA1c) был в пределах 6–7%. С декабря 2015 г. у больной отсутствовали менструации, но в связи с нерегулярным менструальным циклом она обратилась к гинекологу только в марте 2016 г., когда была диагностирована незапланированная беременность. В период с декабря 2015 г. по март 2016 г. пациентка продолжала принимать метформин и валсартан в сочетании с гидрохлортиазидом. Была госпитализирована в отделение терапевтической эндокринологии ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского» для коррекции сахароснижающей и гипотензивной терапии. 
    При осмотре в отделении: рост – 156 см, масса тела – 78,2 кг (до беременности – 76 кг, индекс массы тела (ИМТ) – 31,2 кг/м2). Подкожно-жировая клетчатка развита избыточно, распределена неравномерно, с преимущественным отложением в области живота, а также с отложением над VII шейным позвонком; стрии бледные, короткие и узкие. Отмечены округление и гиперемия лица, гирсутизм (12 баллов по шкале Феримана – Голвея). Голени и стопы отечны. Онихомикоз. АД – 130/90 мм рт. ст. В остальном по органам и системам без особенностей.
    При лабораторном обследовании не выявлено клинически значимых изменений в общих анализах крови и мочи, в биохимическом анализе крови обращал на себя внимание высокий уровень общего холестерина (8,6 ммоль/л), уровни калия и натрия были в пределах референсной нормы, гликированный гемоглобин составлял 6,4%.    Клиническая картина и данные анамнеза позволили заподозрить гиперкортицизм, в связи с чем было проведено дополнительное обследование. Дважды выявлено повышение уровня свободного кортизола в суточной моче (1475 и 1511 нмоль/сут при норме 138,0–524,4 нмоль/сут), повышение уровня кортизола в крови с нарушением суточного ритма секреции (утром – 868 нмоль/л (норма – 190–650 нмоль/л), вечером – 995 нмоль/л (норма – 50–350 нмоль/л)). Также выявлен сниженный уровень АКТГ плазмы (
    Таким образом, по данным лабораторно-инструментального обследования был подтвержден АКТГ-независимый синдром Иценко – Кушинга (кортикостерома левого надпочечника). 
    Проводилась инсулинотерапия, для коррекции артериальной гипертензии был назначен препарат метилдопа.
    После компенсации углеводного обмена и артериальной гипертензии в мае 2016 г. в отделении хирургической эндокринологии ГБУЗ «МО МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского» выполнена эндоскопическая левосторонняя адреналэктомия. При гистологическом исследовании: смешанно-клеточная (хромофобная и эозинофильная) аденома коры надпочечника (Weiss 1 балл). В раннем послеоперационном периоде в связи с нестабильностью АД и высокой вероятностью развития надпочечниковой недостаточности была начата заместительная терапия глюкокортикоидами. После операции уменьшена доза инсулина продленного действия и гипотензивных препаратов. Выписана в стабильном состоянии под наблюдение специалистов ГБУЗ «МО МОНИИАГ». Состояние оставалось стабильным до родов: доза инсулина не увеличивалась, однако потребовалась коррекция гипотензивной терапии, и после 25-й нед. беременности больная принимала амлодипин и атенолол, доза гидрокортизона была снижена с 20 мг/сут до 15 мг/сут. С учетом тяжелой первичной хронической фетоплацентарной недостаточности, синдрома задержки развития плода 3-й степени, выраженного маловодия и высокого перинатального риска у беременной в доношенном сроке гестации 38 нед. 15.09.2016 г. было проведено оперативное родоразрешение. Извлечен доношенный мальчик весом 1900 г, ростом 44 см, оценка состояния по шкале Апгар – 7/8 баллов, имелись задержка внутриутробного роста 3-й степени и гипотрофия 2-й степени. Лабораторных и клинических симптомов гипогликемии и надпочечниковой недостаточности у новорожденного не было. В послеоперационном периоде пациентке была отменена инсулинотерапия, гликемия оставалась в пределах нормы, доза гидрокортизона была снижена до 10 мг/сут.
    При контрольном визите в нашу клинику (через 3 мес. после родоразрешения) данных за нарушение углеводного обмена по результатам орального глюкозо-толерантного теста не получено, вес снизился на 9 кг (до 69 кг), уменьшилась выраженность гирсутизма (до 6 баллов). Гидрокортизон и гипотензивные препараты отменены. Состояние пациентки стабильное, ребенок растет и развивается соответственно возрасту. 
    Обсуждение
    В самом начале заболевания клиническая картина гиперкортицизма не всегда яркая, и установление диагноза часто затягивается на несколько лет [4]. Во время беременности заподозрить синдром Иценко – Кушинга сложнее, поскольку выявляемые изменения (центрипитальное перераспределение подкожной жировой клетчатки, появление стрий в области живота, повышение АД и нарушение толерантности к глюкозе) могут быть связаны с течением беременности. В нашем случае изменения, характерные для гиперкортицизма, отмечались еще до наступления беременности: перераспределение подкожно-жировой клетчатки по абдоминальному типу, плетора, гирсутизм, длительный анамнез нарушения менструального цикла, повышение АД, нарушение углеводного обмена. Эти изменения позволили заподозрить гиперкортицизм, несмотря на направительный диагноз «СД 2-го типа», и провести дообследование. 
    Вне беременности диагностика эндогенного гиперкортицизма основана на определении уровня суточной экскреции свободного кортизола с мочой, уровня кортизола в крови в ходе ночной дексаметазоновой пробы и уровня ночного кортизола в слюне [5]. В нашем случае пациентке до беременности неоднократно определялся кортизол крови утром, без пробы с дексаметазоном, он был нормальным, что, вероятно, не позволило заподозрить эндогенный гиперкортицизм. Согласно клиническим рекомендациям, исследование кортизола крови вне пробы с дексаметазоном нецелесообразно [5, 6]. Беременность приводит к значительным эндокринным изменениям, которые необходимо учитывать при диагностике гиперкортицизма. Так, уровень кортизола в плазме беременной женщины физиологически увеличивается. Это происходит из-за роста продукции эстрогенов, которые резко увеличивают уровень кортикостероид-связывающего глобулина. Клиренс кортизола уменьшается, однако его синтез не увеличивается. Несмотря на все изменения, в большинстве случаев у здоровых беременных сохраняется нормальный суточный ритм, хотя и с более высокими значениями [7, 8]. 
    У беременных с синдромом Иценко – Кушинга суточный ритм секреции кортизола нарушается [9–11], но диагностические критерии для ночного уровня кортизола не установлены [12]. 
    По данным литературы, во время беременности не рекомендуется проводить ночную дексаметазоновую пробу с 1 мг, т. к. физиологические изменения гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси приводят к большому количеству ложноположительных ответов, и нормы подавления для беременных не разработаны [5, 13–15]. 
    При нормальном течении беременности уровень суточной экскреции кортизола с мочой в I триместре не выходит за границы референсных значений, а во II и III триместрах увеличивается до 3-кратного значения [8]. Таким образом, диагностическим маркером эндогенного гиперкортицизма во время беременности может быть превышение уровня суточного кортизола мочи в 3 раза и выше верхней границы нормы [5]. 
    У нашей пациентки эндогенный гиперкортицизм был подтвержден на основании клинической картины, которая развилась еще до беременности, а также по результатам лабораторной диагностики (3-кратное повышение уровня суточной экскреции свободного кортизола с мочой в самом начале II триместра и нарушение суточного ритма секреции кортизола плазмы с превышением значений кортизола).
    Исследование АКТГ применяется для дифференциальной диагностики АКТГ-зависимых и АКТГ-независимых форм гиперкортицизма. Физиологически во время нормальной беременности уровень АКТГ подавлен, при этом самые низкие уровни АКТГ определяются в начале беременности, затем повышаются, достигая максимума между 26-й нед. и окончанием беременности [16]. В то же время при всех формах синдрома Иценко – Кушинга при беременности уровень АКТГ может быть нормальным или повышенным вторично из-за плацентарной кортикотропин-рилизинг-гормон-стимулированной продукции АКТГ гипофизом. Применение у беременных общепопуляционных диагностических значений АКТГ для верификации этиологии эндогенного гиперкортицизма может привести к неверной диагностике [17]. Только при явном повышении уровня АКТГ можно рассмотреть вопрос о наличии АКТГ-зависимого гиперкортицизма. В нашем случае АКТГ у больной был значительно подавлен, но с учетом срока беременности это могло быть физиологическим. При диагностике мы учитывали значения АКТГ, полученные до беременности, которые подтверждали надпочечниковый генез гиперкортицизма.
    Следующий этап диагностики – визуализирующие исследования, которые при беременности играют большую роль в связи с объективными ограничениями лабораторных методов. Чувствительность УЗИ для выявления образований надпочечников составляет 89–97% и не имеет ограничений применения при беременности [18]. МРТ и мультиспиральная компьютерная томография имеют примерно одинаковую чувствительность (90–100%) и специфичность (70–80%). Для снижения радиационного воздействия на плод предпочтительно использовать УЗИ или МРТ, которая позволяет получить изображение более высокого качества для лучшей предоперационной подготовки. МРТ абсолютно безопасно проводить в III триместре (после 32-й нед. гестации) и во II триместре после оценки соотношения пользы и риска. Контрастное усиление у беременных не проводится [18]. 
    В нашем случае у пациентки была выявлена аденома надпочечника. По данным литературы, кортикостерома преобладает в структуре причин эндогенного гиперкортицизма при беременности: 40–50% против 15% у небеременных женщин [19, 20].
    Риск материнской заболеваемости и нежелательных исходов для плода при кортикостеромах существенный и включает СД, артериальную гипертензию, сердечную недостаточность и преэклампсию [21–24]. Плацентарная деградация кортизола защищает плод от избытка глюкокортикоидов [25]. Высокая частота нежелательных исходов плода, вероятно, отражает состояние плаценты и патологические изменения в материнском организме. Хирургическое лечение во время беременности безопасно и значительно снижает частоту потери плода, преждевременных родов и материнскую заболеваемость [9–11, 26]. Имеются сообщения о медикаментозной терапии гиперкортицизма (метирапоном и кетоконазолом) в III триместре беременности с последующей адреналэктомией после родов, однако данные об исходах и состоянии компенсации противоречивы [9–11, 27].
    Наиболее безопасное время для адреналэктомии – начало II триместра беременности. После операции рекомендуют назначение заместительной терапии глкюкокортикостероидами, которая должна быть продолжена до восстановления гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы. Этот процесс может занять несколько месяцев. 
    В нашем случае хирургическое лечение на 19-й нед. гестации позволило сохранить и пролонгировать беременность, избежать негативных исходов для плода и стабилизировать состояние матери (улучшение контроля углеводного обмена, компенсация артериальной гипертензии, стабилизация веса). Впоследствии после родоразрешения была отменена инсулинотерапия, подтверждено отсутствие нарушений углеводного обмена, отменена гипотензивная терапия с достижением целевых значений АД в динамике, отмечено снижение веса. Это позволило сделать вывод о вторичном генезе нарушений на фоне существовавшего недиагностированного эндогенного гиперкортицизма. 
    Таким образом, раннее выявление эндогенного гиперкортицизма позволяет относительно безопасно провести хирургическое лечение и улучшить прогноз для матери и плода. Необходимо мультидисциплинарное ведение таких пациенток с тщательным контролем в течение всей беременности и после родоразрешения. 

Благодарность
Благодарим анестезиологов-реаниматологов ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского», а также акушеров-гинекологов ГБУЗ МО «МОНИИАГ» за совместную работу.

Экзогенный гиперкортицизм лечение. Эндогенный гиперкортицизм. Симптомы синдрома Кушинга

Синдром Кушинга (гиперкортицизм) — клинический синдром, обусловленный эндогенной гиперпродукцией или длительным экзогенным приемом кортикостероидов. Впервые клиническая картина эндогенного гиперкортицизма была описана в 1912 г. Гарвеем Кушингом (1864-1939).

Гипофизарный АКТГ-зависимый синдром Кушинга обозначается термином болезнь Кушинга.

В основе патогенеза патологических изменений, которые развиваются при синдроме Кушинга со стороны большинства органов и систем, лежит в первую очередь гиперпродукция кортизола. Кортизол в нефизиологических концентрациях оказывает катаболическое действие на белковые структуры и матрицы большинства тканей и структур (кости, мышцы, в том числе гладкие и миокард, кожа, внутренние органы и т.п.), в которых постепенно развиваются выраженные дистрофические и атрофические изменения. Нарушения углеводного обмена заключаются в стойкой стимуляции глюконеогенеза и гликолиза в мышцах и печени, что приводит к гипергликемии (стероидный диабет). На жировой обмен избыток кортизола оказывает комплексное действие: на одних участках тела происходит избыточное отложение, а на других — атрофия жировой клетчатки, что объясняется разной чувствительностью отдельных жировых отделов к глюкокортикоидам. Важным компонентом патогенеза синдрома Кушинга являются электролитные расстройства (гипокалиемия, гипернатриемия), которые обусловлены влиянием избытка кортизола на почки. Прямым следствием этих электролитных сдвигов является артериальная гипертензия и усугубление миопатии, в первую очередь кардиомиопатии, которая приводит к развитию сердечной недостаточности и аритмиям. Иммуносупрессивное действие глюкокортикоидов обуславливает склонность к инфекциям.

Наиболее частым вариантом синдрома Кушинга, с которым сталкиваются врачи большинства специальностей, является экзогенный синдром Кушинга, который развивается на фоне терапии глюкокортикоидами. Болеют в основном лица в возрасте 20-40 лет.

Симптомы синдрома Кушинга

Данные физикального обследования больного (осмотр) имеют решающее значение в диагностике синдрома Кушинга.

    Ожирение наблюдается у 90 % больных. Жир откладывается диспластично (кушингоидный тип ожирения): на животе, груди, шее, лице (лунообразное лицо багрово-красного цвета, иногда с цианотичным оттенком — «матронизм») и спины («климактерический горбик») На тыльной стороне кисти жировая клетчатка икожа заметно истончаются, при других формах ожирения этого не наблюдается. Даже при отсутствии ожирения у крайне тяжелых больных имеется перераспределение подкожной жировой клетчатки.

    Атрофия мышц особенно выражена и заметна на плечевом поясе и ногах. Типична атрофия ягодичных и бедренных мышц («скошенные ягодицы»). При попытке больного присесть и встать оба эти движения будут значительно затруднены, особенно вставание. Атрофия мышц передней брюшной стенки («лягушачий живот») приводит к появлению грыжевых выпячиваний по белой линии живота.

    Кожа истончена, имеет мраморный вид с подчеркнутым сосудистым рисунком, сухая, с участками региональной потливости, шелушится. Сочетание прогрессирующего ожирения и распада коллагена кожи объясняет появление полос растяжения — стрий. Стрии имеют багрово-красный или фиолетовый цвет, располагаются на коже живота, внутренней поверхности бедер, молочных желез, плеч, и ширина их может достигать нескольких сантиметров. На коже нередко определяются высыпания типа акне, многочисленные мелкие подкожные кровоизлияния. Гиперпигментация в отдельных случаях может наблюдаться при болезни Кушинга и эктопированном АКТГ-синдроме. В последнем случае меланодермия может быть особенно резко выражена, при этом ожирение весьма умеренно, а в ряде случаев вообще отсутствует, как и характерное перераспределение жира.

    Остеопороз является тяжелейшим осложнением гиперкортицизма, которое развивается у 90 % пациентов. Наиболее выражены изменения в грудном и поясничном отделах позвоночника, сопровождающиеся снижением высоты тел позвонков и компрессионными переломами. На рентгенограмме на фоне выделяющихся концевых пластинок тело позвонка может полностью просвечиваться («стеклянные позвонки»). Переломы очень часто сопровождаются сильными болями, иногда симптомами сдавления корешков спинного мозга. Сочетаясь с атрофией мышц спины, такие изменения часто приводят к сколиозу и кифосколиозу. Если болезнь начинается в детском возрасте, отмечается значительное отставание ребенка вроете в связи с торможением под влиянием избытка глюкокортикоидов развития эпифизарных хрящей.

    Кардиомиопатия при синдроме Кушинга имеет смешанный генез. Ее развитию способствуют катаболические эффекты стероидов на миокард, электролитные сдвиги и артериальная гипертензия. Клинически она проявляется нарушениями ритма сердца (фибрилляция предсердий, экстрасистолия) и сердечной недостаточностью, которая в большинстве

Синдром Кушинга (гиперкортицизм): причины, симптомы, лечение

Синдром Кушинга (гиперкортицизм) редко диагностируется у мужчин и детей. Этому заболеванию чаще подвержены женщины возрастной группы от 25 до 40 лет.

Гормональный дисбаланс, вызванный разными причинами, приводит к патологическим изменениям метаболизма, что отражается на внешнем облике.

Основная причина развития болезни Кушинга — избыточная выработка гормона кортизола — продукта коры надпочечников. А нарушению работы этого органа могут способствовать сразу несколько факторов, приведенные ниже.

Экзогенный гиперкортицизм

Вызывается передозировкой или длительным приемом стероидных препаратов (назначаются при лечении астмы, ревматоидного артрита и в постоперационный период после пересадки органов).

Эндогенный гиперкортицизм

Вызывается внутренним разладом в работе организма. Дисфункция гипофиза (увеличенная выработка адренокортикотропного гормона) провоцирует выброс кортизола корой надпочечников. Причинами заболевания могут быть гиперплазия коры надпочечников и злокачественные образования-кортикотропиномы. Места возможной локализации — бронхи, яичники, яички.

Псевдо-синдром Кушинга

Схожие с гиперкортицизмом симптомы могут носить ожирение, интоксикация алкоголем в хронической форме, беременность, стресс, депрессия, иногда прием препаратов оральной контрацепции.

«Чтобы снизить риск летального исхода и добиться скорейших результатов в процессе лечения, обращаться за помощью желательно в первые 5 лет с момента возникновения заболевания. »

Симптомы болезни Кушинга

1. Быстрое и характерное прибавление в весе. Области жировых скоплений — лицо (круглое и румяное), живот, шейно-грудной отдел. Руки и ноги при этом выглядят непропорционально тонкими.

2. Мышечная атрофия плечевого пояса и ног, сопровождается повышенной слабостью и быстрой утомляемостью.

3. Ухудшение состояния кожи — гипергидроз, повышенная сухость, мраморный оттенок, истонченный слой поверхностного эпителия, потеря эластичности (появление стрий-растяжек) и регенеративных функций (медленно заживающие раны).

4. Снижение либидо.

5. Оволосение по мужскому типу у женщин, сбой и отсутствие менструаций.

6. Развитие остеопороза. В начальной стадии его отличают суставные боли. В дальнейшем может проявляться спонтанными переломами конечностей и ребер.

7. Из-за негативного гормонального воздействия на миокард возникают проблемы с работой сердечно-сосудистой системы. — кардиомиопатия, стенокардия, гипертония, сердечная недостаточность.

8. Нередко гиперкортицизм идет рука об руку со стероидным сахарным диабетом.

9. Нервная система реагирует на гормональный дисбаланс заторможенностью, депрессией, эйфорией, стероидным психозом.

Синдром Кушинга: лечение

Диагностируется болезнь по результатам биохимических анализов крови и мочи. Далее, проводиться дифференциальная диагностика по выявлению причин — МРТ гипофиза, брюшной полости, послойная рентгенография, биохимическое исследование гормонов.

При установлении причин, вызвавших болезнь Кушинга, выбирается соответствующий метод лечения, нацеленный на ликвидирование причины и восстановление гормонального баланса.

Медикаментозный вариант — назначение препаратов, снижающих выработку кортизола.

Лучевая терапия — применяют для воздействия на аденому гипофиз.

Оперативное вмешательство — проводится с целью иссечения новообразований гипофиза и коры надпочечников, в тяжелых случаях удаляют надпочечники и назначают гормонозаместительную пожизненную терапию. Эффективность — 70-80%, быстрое улучшение состояния пациента.

Нередко при лечении этого заболевания принимаются комплексные меры, объединяющие все доступные способы лечения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.