Может ли повышаться температура: Повысилась температура без причины: что делать?

Содержание

Центральная Городская Клиническая Больница №6

Подробности
Просмотров: 124610

24.12.2020

Врач-пульмонолог городского амбулаторно-консультативного отделения аллергологии и пульмонологии ЦГКБ № 6 Надежда Карсакова рассказала городскому порталу Е1 как восстанавливаться после коронавируса.

Постковидный синдром

— Пациенты приходят на прием чаще всего через один-три месяца после перенесенного COVID-19, посещение пульмонолога обязательно после ковидной пневмонии.

Жалобы бывают совершенно разные. Самые распространенные — длительный кашель, одышка при минимальных и сильных нагрузках. На приеме были спортсмены, которые всю жизнь занимались, а после коронавируса не могут брать такие же нагрузки, потому что у них появилась одышка, быстрая утомляемость, слабость.

У некоторых пациентов сохраняется небольшая температура, до 37,3 °C, особенно по вечерам. Часто жалуются на мигрирующие боли в грудной клетке: то в одном месте поболит, то в другом. Бывают боли в мышцах, суставах. Одно из частых проявлений — выпадение волос, особенно у женщин. Причем это происходит не сразу, а через какое-то время, и потом прекращается.

Также некоторые пациенты жалуются на ухудшение слуха, зрения. Многие рассказывают, что обоняние не восстанавливается по полгода, пациенты чувствуют какие-то отдельные запахи. Вкусовые ощущения тоже не до конца восстанавливаются. Некоторых пациентов начинает беспокоить тахикардия, которой раньше не было. На желудочно-кишечный тракт не так много жалоб, но после интенсивного лечения антибиотиками у пациентов бывает диарея.

 

Обостряются хронические болезни — сердечно-сосудистые, астма, у больных диабетом повышается сахар. Есть редкая жалоба — преследует какой-то определенный запах, например табака: человек сам не курит, а ему он везде кажется. Это тоже проявление постковидного синдрома.

Жалобы очень разные, это связано с действием вируса — он поражает не только клетки легких, но и другие органы. Абсолютно в каждом органе — в сосудах, сердце, желудочно-кишечном тракте — есть рецепторы, просто у кого-то их больше, у кого-то меньше. Никто пока не знает наверняка, но ученые подозревают, что поражение организма зависит от количества рецепторов и их поражения.

Рецепторы накапливаются у человека с годами, а степень их повреждения зависит от того, насколько человек болен, есть ли гипертония, ожирение. Мы видим, что гипертоники, диабетики и полные люди переносят болезнь хуже всего, а дети — как ОРВИ, ведь у них еще мало рецепторов.

Приведу пример: недавно на приеме был юрист, он жаловался, что не может работать — многое он не может вспомнить, реагирует медленнее, хуже сосредотачивается. У большого количества пациентов после выписки нарушается память, сон, им снятся кошмары, и эти симптомы сохраняются месяц-два. Значит, у этих пациентов поражена нервная система. Нас радует, что у большинства наблюдаемых нами пациентов все это со временем проходит.

Нужно ли лечить симптомы?

— Это зависит от степени выраженности проблемы и от жалоб. По поводу таких симптомов, как нарушение сна, ухудшение памяти, мы объясняем, что это неопасное проявление новой болезни и оно обязательно прекратится. Почти всем пациентам мы советуем немедикаментозное лечение: тренировать память, хорошо высыпаться, бороться со стрессом.

Если последствия серьезнее, мы направляем пациентов к коллегам-врачам разных специальностей, так как мы можем консультировать только по одышке. Среди пациентов встречаются и такие, у кого сильные тревожные проявления и депрессия, им рекомендуем обратиться к психотерапевту.

Восстановление после COVID-19

— Я как пульмонолог рекомендую выполнять дыхательную гимнастику, потому что это способствует восстановлению после пневмонии и уменьшает одышку. А еще обязательны физические упражнения, потому что обычно пациенты теряют вес из-за болезни, у них уменьшаются в объеме мышцы, и поэтому они испытывают слабость.

Мы даем комплекс упражнений из рекомендаций Минздрава для реабилитации после ковида. Там есть упражнения для верхней группы мышц, вспомогательных дыхательных мышц. Еще советуем гулять в обычном темпе и ходить по лестницам, это нужно для восстановления мышечной силы. Цель дыхательной гимнастики, которую мы рекомендуем выполнять, — восстановить дыхание полными легкими. Не нужно тренировать силу выдоха, ни в коем случае нельзя надувать шарики. Нужно делать глубокий вдох и медленный выдох, в этом случае тренируется техника дыхания, потому что пациенты забывают, как правильно дышать. Обо всем этом врач подробно рассказывает на приеме.

Советы для тех, кто лечится дома

— Большинство пациентов сейчас лечатся амбулаторно, у 80% заболевших коронавирус протекает в легкой форме: у кого-то бессимптомно, у кого-то с небольшими проявлениями. При поражении менее 20% легких и отсутствии хронических болезней рекомендуется домашнее лечение. Основная задача, как бы это ни звучало, — следовать рекомендациям врача и принимать назначенную терапию. Нужно поговорить с врачом — будь то горячая линия, прием терапевта на участке или вызов врача на дом.

Важные симптомы, красные флаги, — температура 38,5 °C больше трех дней и одышка — это показания к госпитализации. В таком случае нужно срочно мерить сатурацию (уровень содержания кислорода в крови. — Прим. ред.) и считать частоту дыхания.

Если длительное время держится высокая температура, а с врачом связаться так и не получилось, вызывайте скорую помощь. Оператору скорой важно сообщить данные правильно. Сказать, какая у вас температура и сколько дней она сохраняется, сообщить, что у вас одышка, назвать количество дыхательных движений в минуту. Если удалось померить сатурацию — сообщить и ее. Скорая приезжает и оказывает помощь в любом случае. Не забывайте, что есть кабинеты неотложной помощи специально для пациентов с признаками ОРВИ, почти все терапевты сейчас принимают до последнего пациента.

Помимо назначенных врачом препаратов рекомендую пить поливитамины. Если у пациента нет тревожных симптомов, человек выздоравливает быстро, ему нужна только симптоматическая терапия, постельный режим и обильное питье.

Хочу обратить внимание на то, что антибиотики применяют только в случае подтверждения бактериальной инфекции в стационаре, не нужно назначать их себе самостоятельно.

В острый период болезни не рекомендуют использовать небулайзер (ингалятор) — это будет способствовать более быстрому распространению вируса в дыхательные пути. К тому же повышается вероятность, что и окружающие люди инфицируются. При кашле лучше принимать противокашлевые препараты в форме таблеток или сиропа. Если мокрота трудноотделяемая — препараты для разжижения.

Такие простые процедуры, как промывание носа, высмаркивание, обильное питье, полоскание горла, способствуют удалению вируса со слизистой носа и носоглотки, уменьшают его концентрацию. Это можно и нужно делать больным независимо от симптомов. Промывать нос стоит солевыми растворами, найти их вы сможете в любой аптеке.

Что касается вопроса о жаропонижающих — то, в каком случае пора их принимать, зависит от того, как человек переносит температуру. Если при 37,5 °C больному очень плохо, не стоит терпеть. Если пациент переносит повышение температуры нормально, то до 38 °C ее можно не сбивать. Ведь температура — это естественный процесс, реакция на инфекцию. Когда она выше 37 °C, происходит борьба организма с вирусом.

Главное не пропустить признак цитокинового шторма. Это опасная реакция иммунной системы на коронавирус, которая приводит к поражению многих органов — в том числе легких, печени и почек. Если высокая температура держится больше трех дней и при этом не сбивается, нужно сделать КТ и не заниматься самолечением. Если температура сбивается, значит, все нормально.

У некоторых пациентов долго после болезни держится небольшая температура — это особенности организма. Вирус влияет на нервную систему. Центр терморегуляции находится в головном мозге, и нарушение его работы вследствие вируса тоже может давать температуру. К анализу причин сохранения температуры нужно подойти квалифицированно.

У ряда пациентов при болезни вообще редко поднимается температура. Это их особенность — вероятно, у них нарушена работа центра терморегуляции. Это не плохо и не хорошо, это не страшно. Возможно, у человека более легкое течение инфекции. Не бывает такого, что у пациента страшенная пневмония и при этом отсутствует температура. Но хочется предупредить, что вирус коварный и он может вызвать тромбообразование. Опасность есть даже при невысокой температуре.

Поэтому людям из группы риска, которые лечатся дома, доктор назначает антикоагулянты (лекарственные средства, разжижающие кровь. — Прим. ред.). Но назначать их себе самостоятельно строго запрещаю, это небезопасно для жизни.

Источник: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-69654046.html

Высокая температура — причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач.

Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Высокая температура — причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения.

Повышение температуры служит защитной реакцией организма и может происходить под влиянием разных факторов. Обязательно следует разделять такие состояния, как гипертермия (перегревание) и лихорадка, которая тоже сопровождается повышением температуры тела, однако ее механизм отличается от перегревания и требует иных мер воздействия на организм.

Возможные причины

Лихорадку запускают внешние (или экзогенные) пирогены – чужеродные для организма вещества, попавшие в кровь. К ним относятся инфекционные пирогены: токсины вирусов и продукты метаболизма микроорганизмов. Также в группу первичных входят неинфекционные пирогены: определенные липиды, белки и белоксодержащие вещества, поступающие в организм из внешней среды или возникающие в организме при воспалительных процессах, аллергических реакциях или распаде опухолевых тканей.

Первичные пирогены, взаимодействуя с клетками иммунной системы, инициируют выработку внутренних, или эндогенных (вторичных) пирогенов – цитокинов. Именно они, воздействуя на центр терморегуляции в мозге, вызывают повышение температуры тела.

Лихорадочное состояние имеет свою динамику и включает несколько стадий.

Если за критерий течения лихорадки принять температуру тела, то можно выделить три стадии:

1 стадия – период подъема температуры;

2 стадия – период сохранения, или стояния температуры;

3 стадия – период снижения температуры до нормальных значений..

Стадия подъема температуры

Скорость подъема температуры зависит от концентрации пирогенов в крови и может служить диагностическим признаком.

Быстрое повышение температуры до высоких значений наблюдается при гриппе, крупозной пневмонии,


а также возможно при попадании в кровь чужеродного белка (например, при переливании компонентов крови). В этом случае возникает сильный озноб, отмечается похолодание кожных покровов, что обусловлено спазмом поверхностных кровеносных сосудов.

Медленное повышение температуры характерно для аденовирусной инфекции, брюшного тифа, бруцеллеза. В этих случаях выраженный озноб может отсутствовать, а первыми ощущениями заболевания будут жар, сухость глаз, головная боль, недомогание. Возможно побледнение кожных покровов, похолодание стоп и ладоней.

Что следует делать?

В первую очередь необходимо согреть больного, укутав его одеялом. Хороший эффект дает грелка, приложенная к ногам и рукам.

Стадия стояния температуры

После достижения верхнего значения температура некоторое время держится на этом уровне. Данный период называется стадией стояния температуры, когда устанавливается баланс между теплопродукцией и теплоотдачей. На этой стадии болезни пациент ощущает жар, сонливость. Возможно отсутствие аппетита, жажда. В зависимости от уровня повышения температуры различают слабую, или субфебрильную температуру – 37-38° C; умеренную, или фебрильную – 38-39° C; высокую – 39-41° C и чрезмерную – выше 41° C.

Сбивание температуры не всегда уместно.

Лихорадка – это защитно-приспособительная реакция организма, возникающая в ответ на действие пирогенов.

При температуре 37,5-38° C организм активно борется с инфекцией. Однако каждый человек по-разному реагирует на повышенную температуру. Поэтому принимая решение о медикаментозном снижении температуры, следует ориентироваться на самочувствие и сопутствующие симптомы. Особенно это касается детей. Условно пороговой температурой, при которой необходимо усилить наблюдение за состоянием здоровья и внешними проявлениями, считается температура от 38° C и выше.

Период сохранения температуры на высоком уровне зависит от инфекционного агента, состояния иммунитета и проводимого лечения.

В обычных случаях это время может варьировать от одного до пяти дней, но при тяжелом течении болезни растягиваться на несколько недель.

Колебания температуры у лихорадящего больного имеют определенный ритм: максимальные значения отмечаются в 5-6 часов вечера, минимальные – около 4-5 часов утра и вариабельность. При воспалении легких, например, температура может долго держаться на высоком уровне. Для бронхита, туберкулеза легких характерны значительные суточные колебания температуры (1-2° C). Очень опасна так называемая изнуряющая лихорадка, которая характеризуется резкими скачками температуры (с быстрым подъемом и снижением), иногда повторяющимися два или три раза в течение суток. Встречается такая лихорадка при сепсисе, наличии каверн при туберкулезе легких и распаде легочной ткани.



Что следует делать?

При высокой температуре необходимо по возможности освободить пациента от лишней одежды и обеспечить доступ свежего воздуха, исключив сквозняки. На лоб и области крупных сосудов (локтевые и коленные сгибы) можно положить холодный компресс. Можно обтирать тело смоченным прохладной водой полотенцем.

Вопрос о медикаментозном снижении температуры решается в каждом случае индивидуально.

Человек труднее переносит не высокую температуру, а интоксикацию организма. Поэтому основные меры должны быть направлены на удаление из организма токсичных продуктов обмена. Это достигается обильным питьем, при необходимости – очистительными клизмами.

При назначении жаропонижающих препаратов детям учитывают следующие нюансы:

— возраст ребенка менее трех месяцев, а температура поднялась выше 38° C;

— у ранее здорового ребенка в возрасте от трех месяцев до шести лет температура поднялась выше 39° C;

— у ребенка с заболеваниями сердца или легких температура превышает 38° C;

— ребенку любого возраста (до 18 лет) с судорожным синдромом, заболеваниями центральной нервной системы, при наличии таких внешних признаков, как бледность, синюшность кожных покровов и похолодание конечностей, общая вялость и заторможенность, необходимо снижать температуру, если она достигла отметки 38° C. В противном случае возможно возникновение судорожного синдрома, который крайне опасен и может привести к удушью.

При высокой температуре изменяется функционирование всех систем органов.

Частота сердечных сокращений увеличивается на 8-10 ударов в минуту на каждый градус повышения температуры. Нередко возникают аритмия, чаще экстрасистолия (внеочередные сокращения), спазм кровеносных сосудов и повышение кровяного давления.

Секреторная и моторная функции желудочно-кишечного тракта снижаются, что приводит к задержке пищи в кишечнике, а недостаток жидкости вызывает запоры. Учитывая эти факторы, необходимо корректировать питание лихорадящего больного. Предпочтение следует отдавать жидкой легкоусвояемой пище, уменьшив размер порции, но увеличив число приемов пищи.

Существует особенность, которую следует учесть больным сахарным диабетом. Нужно помнить, что лихорадка сопровождается повышением уровня глюкозы в крови, что требует принятия соответствующих мер.

Лечение

К основным жаропонижающим средствам относятся нестероидные противовоспалительные препараты – парацетамол, ибупрофен, диклофенак. Эти лекарства быстро действуют и быстро выводятся из организма.

Хотя широко распространена практика приема жаропонижающих в виде таблеток, опыт показывает, что побочные эффекты в таком случае более выражены.

Предпочтительнее использовать ректальные суппозитории.

При этом способе введения лекарств действующее вещество через кровеносные сосуды прямой кишки попадает непосредственно в кровь. Отсутствует раздражающее воздействие медикаментов на слизистую оболочку желудка. Появляется возможность введения лекарственного средства независимо от приема пищи.

Стадия снижения температуры

Снижение температуры при инфекционных заболеваниях происходит либо быстро и сопровождается обильным потоотделением, а иногда и падением артериального давления, либо медленно, в течение одного-двух дней.

Что следует делать?

Помочь больному при резком падении температуры можно, быстро сменив влажное белье на сухое и напоив горячим чаем.

Важно помнить, что снижение температуры не является показателем выздоровления.

В организме еще присутствуют микроорганизмы или вирусы, способные вызвать вторую волну болезни. Особенно опасны в этом отношении стрептококковые инфекции, которые часто дают осложнения на сердце, почки и суставы. Поэтому следует соблюдать постельный режим не только при высокой температуре, но и сразу после ее снижения. По выздоровлении рекомендуется выполнить клинические анализы крови и мочи.

Часто задаваемые вопросы терапевтам

Все люди по-разному реагируют на изменения в погоде. Кто-то любит солнце, а некоторым по сердцу дождь. Но наш организм незамедлительно реагирует на погодные перемены. Метеочувствительность чаще отмечается у людей, мало бывающих на свежем воздухе, занятых сидячим, умственным трудом, не занимающихся физкультурой. В современной жизни признаком метеочувствительности может быть не только плохое настроение, но и головная боль, слабость, быстрая утомляемость, вялость, сонливость или, наоборот, необычное возбуждение. Иногда головную боль, боли в суставах, слабость, и беспричинное беспокойство может провоцировать даже изменение направления ветра. Разумеется, человек не в состоянии повлиять на погоду. Но вот помочь своему организму пережить этот тяжелый период может каждый.

Соблюдение некоторых достаточно простых правил поможет справиться с проблемами более легко. В первую очередь необходимо позаботиться об иммунной, сердечно-сосудистой и пищеварительной системах. Людям, чья метеочувствительность начинается при приближении циклонов с резким потеплением, можно рекомендовать физические упражнения, способствующие насыщению организма кислородом: ходьбу, бег, лыжи, дыхательную гимнастику, холодные обтирания. рекомендуются все мероприятия для повышения иммунитета: растирание тела сухой щеткой, переменное ополаскивание ног холодной и горячей водой, хождение по воде, контрастный душ утренняя гимнастика на открытом воздухе или перед открытой форточкой так же способствует повышению иммунитета плавание круглый год — летом в открытых водоемах, в холодное время — в бассейне побольше движений на свежем воздухе, в лесу, в поле, в парке аутогенная тренировка, самовнушение.

Важно помнить и о сбалансированном питании. Для поддержания иммунной системы необходимо снабжать ее необходимыми витаминами и микроэлементами. Например такими как, аскорбиновая кислота — витамин С, каротин — витамин А, минеральными веществами, микроэлементами, ненасыщенными жирными кислотами. Следовательно, помимо тщательного планирования своего рациона, нужно прибегать к помощи специальных витаминных комплексов, содержащих витамины А и С. Когда идет тепловой фронт и кислородный режим воздуха ухудшается, желательно не переедать, чтобы не нагружать свой организм. Старайтесь употреблять в пишу продукты, содержащие аскорбиновую кислоту, кальции, калий, железо — рыбу. молоко, фрукты. Людям с повышенным артериальным давлением во время резких перепадов погоды нужно ограничить употребление соли и жидкости. Людям с пониженным артериальным давлением могут помочь также поливитамины, настои стимулирующих трав — лимонника, элеутерококка и др., а также крепко заваренный чай. Эффективны хвойные ванны.

Их легко приготовить из хвойного экстракта в домашних условиях. Длительность — 10-15 минут, температура воды — 35-37° С, курс лечения — 12-15 процедур. Так, при реакциях спастического типа хорошо помогает так называемая «отвлекающая терапия» — горячие ванны для ног, контрастный душ, гимнастика. Это весьма действенная мера. Полностью снять метеочувствительность удаётся не всегда, но значительно облегчить реакции можно.

Повышенная температура тела

  Температура тела – это показатель нашего здоровья. На протяжении суток она может колебаться от 1 до 2 градусов. Нормальной считается температура 36,6 градусов. При физической активности или во время стрессовых ситуаций она может повыситься до 37 градусов. Однако чаще всего причиной повышения температуры тела становятся различные заболевания. Как правильно измерять температуру тела Чтобы получить правильные показатели температуры, человек должен находиться в спокойном состоянии во время измерения, не принимать горячей ванны и не пить горячих напитков.

  Температура тела измеряется с помощью термометров (ртутных, электронных). Градусник ставится под мышку и выжидается определенное количество времени – до пяти минут. Некоторые модели термометров нужно вставлять в ушную или ротовую полости.

Субфебрильная температура (до 38°C)

  1. Раздеть ребёнка.
  2. Растереть влажной тканью (температура чуть выше комнатной).
  3. Жаропонижающие не использовать.

Фебрильная температура (выше 38°C)

  1. Обеспечить покой, уложить в постель.
  2. Обильно поить сладким чаем, морсом.
  3. При ознобе согреть ребёнка (тёплое одеало, горячий чай).
  4. Дать жаропонижающие.
  5. При температуре 39.5-40°C закутывать ребёнка не следует.
  6. При температуре выше 40.4°C вызвать неотложную помощь и дать жаропонижающее.

Комментарий специалиста (педиатр, кандидат медицинских наук Гаврилова Т.А.)

  Нормальная температура — не 36,6°C, как часто считают, а 36,0-37,0°C, к вечеру она немного выше , чем утром. Температура тела повышается при многих заболеваниях. Польза от повышенной температуры — это сигнал болезни, способ борьбы с возбудителями ( многие бактерии и вирусы перестают размножаться при температуре выше 37-38°C), это стимул для иммунного ответа, так как ряд защитных факторов ( в т. ч. интерферон ) выделяются лишь при температуре выше 38°C.

  Понизив повышенную температуру, мы не влияем на причину болезни, однако можем улучшить самочувствие ребенка.

  Субфебрильная температура (до 38°C) может появляться при перегревании, при вирусной или бактериальной инфекции. Принимать жаропонижающие средства в таких случаях не стоит, если самочувствие ребенка не страдает.

  При «фебрильной» температуре (выше 38°C) отмечается сужение сосудов, усиление мышечных сокращений (отсюда — озноб, дрожь), у маленьких детей — судороги ( так называемые «фебрильные» судороги).

  При повышении температуры до 39,5-40,0°C сосуды кожи расширяются (кожа краснеет), закутывать такого ребенка не следует.

    Лихорадка опасна при спазме сосудов кожи — это злокачественная гипертермия.

  Ее признаки:

  • температура выше 40,4°C;
  • пестрая, «мраморная» окраска кожи;
  • холодные на ощупь конечности;

  Необходимо вызвать неотложную помощь и обязательно дать жаропонижающее средство, лучше в растворе внутрь.

    Жаропонижающие средства

  Детям жаропонижающие надо давать при температуре выше 38,0°C, но если ребенок плохо переносит повышенную температуру, беспокоиться, плачет, или у него отмечались судороги при повышенной температуре — жаропонижающие дают при температуре выше 37,5°C. Дав жаропонижающее, нельзя успокаиваться: обязательно обратиться к врачу ( для выздоровления потребуется принимать и другие препараты).

  Основным жаропонижающим средством, рекомендуемым для детей, является ПАРАЦЕТАМОЛ (ацетаминофен). Он не оказывает выраженного побочного влияния, обладает противовоспалительными и обезболивающими свойствами, снимает неприятные ощущения.

  Доза парацетамола: 10-12 мг/кг массы тела на прием, 2-4 раза в день ( суточная доза не должна превышать 40 мг/кг массы тела). Раствор парацетамола для приема внутрь действует быстро — через 20-30 минут.купить букет раздел участка окна

  Для маленького ребенка лучше применять детские лекарственные формы, для младших школьников используют таблетки парацетамола по 0,2 г, для старших — по 0,5 г.

  Специально для детей разработаны свечи ЦЕФЕКОН Д, в их состав входит только парацетамол. Действие свечи начинается через 30-60 минут и продолжается 5-6 часов.

Некоторые жаропонижающие препараты обладают серьезными побочными эффектами, поэтому у детей не используются:

  • ацетилсалициловая кислота ( входит в состав таких как Аспирин, АСК, Аскофен, Аспро-С, Цитрамон, шипучие таблетки от простуды и др.) — при гриппе , ОРВИ, ветряной оспе может вызвать синдром Рея ( поражение печени, мозга).
  • Анальгин (входит в состав таких средств как Баралгин, Спазмалгон и др. ) — вызывает поражение кроветворной системы.

 

Что делать при температуре без симптомов болезни

Температуру, которая не сильно отличается от нормы, но уже является признаком нездоровья, в медицине принято называть субфебрильной.

В такой ситуации градусник может показывать 37,0 — 37,5°C в течение длительного времени. Иногда показатели могут достигать отметки 37,9°C. Если никакие другие симптомы человека не беспокоят, медикам придется провести ряд дополнительных анализов, чтобы разобраться в причине. Длительная субфебрильная температура является особым предметом изучения в терапевтической практике. Пациенты с такими жалобами приходят  на прием довольно часто. Согласно статистике, в 70 — 80% случаев затяжной субфебрилитет  встречается  у молодых женщин с признаками астении, у тех, кто страдает от повышенной утомляемости, слабости, раздражительности, нервозности, имеет нарушения сна и другие психопатологические расстройства. Если  повышенная температура сохраняется дольше месяца-двух, то необходимо комплексное обследование.

Причины

Повышенную температуру тела вызывают определенные белки — пирогены. Они могут попадать в организм из внешней среды или вырабатываться внутри него самопроизвольно. Эти белки имеют связь с гипоталамусом, активируют иммунную систему и влияют на общее самочувствие человека.

В одних случаях субфебрильная температура может говорить о том, что произошло заражение какой-либо болезнью. В других — о сбое в работе организма. Также иногда встречаются  врожденные патологии, вызывающие повышение температуры.

Расстройство терморегуляции может служить одним из признаков вегетососудистой дистонии. При таком заболевании часто появляется температура без симптомов простуды. Человек жалуется на тяжесть в голове, слабость, боли. Жар в теле резко сменяется ознобом. Холодные ладони и ступни могут свидетельствовать о местном характере сбоев терморегуляции. У большинства пациентов с дистонией повышенная температура может сохраняться до нескольких месяцев.

Встречаются случаи, когда субфебрилитет вызывает повышение численности простых микробов, которые в обычное время не представляют опасности. Это происходит из-за ослабленной иммунной системы. Причиной повышения температуры могут быть и аутоиммунные процессы, когда защитные силы организма по ошибке начинают атаковать здоровую ткань.

— При любом повышении температуры нужно обратиться к участковому врачу. Специалист прежде всего назначит общий анализ крови и мочи. Уже по их результатам он примет решение о дальнейшем обследовании и лечении. Вообще на повышение температуры тела может повлиять абсолютно любое напряжение, в том числе эмоциональное. Олег Фатенков, главный терапавет Самарской области

 

Кроме того, медики утверждают, что часто температура 37,0 — 37,5°C является признаком аллергии скрытого или явного течения. Если же показатель достигает 38°C и держится довольно долго, то это может служить признаком серьезных заболеваний: бронхита, гайморита, туберкулеза, скрытых инфекций, опухолевых процессов.

Субфебрилитет могут вызвать и изменения температурного режима, стресс, гормональный дисбаланс, прием определенных лекарственных средств.



Что делать?

В любом случае необходим визит к специалисту. Не стоит пытаться сбить температуру в домашних условиях препаратами без рекомендации врача.

Обычно субфебрильная температура не требует приема жаропонижающих. Однако есть исключения. Например, сбивать температуру, превышающую 37,50 С, необходимо беременным женщинам, лицам с заболеваниями нервной системы, пациентам, которые склонны к судорогам.

Вместо медикаментов можно попробовать стабилизировать эмоциональное состояние и снять напряжение, провести ароматерапию, положить на область лба и висков смоченную в воде ткань, выпить витаминизированный чай. Но если это не помогает, необходимо пройти обследование, так как за незначительным сбоем могут стоять серьезные проблемы. Чаще всего врачи назначают общий и биохимический анализ крови, общий анализ мочи, ультразвуковое исследование внутренних органов, исследование на половые инфекции, рекомендуют пройти осмотр у стоматолога.

Выясняем причину субфебрильной температуры — Полезная статья от МЦ Формула здоровья

36.6 – это не постоянная температура тела  здорового человека, если мониторить ее в течение дня, то это значение будет незначительно колебаться. Самое низкий результат, около 36 градусов, будет в момент утреннего сна. Если человек разгорячен после физической нагрузки, то температура может незначительно повыситься

На температуру тела влияет жара, влажность, слишком теплая одежда. У женщин наблюдается небольшой скачок температуры (на полградуса) в определенные дни менструального цикла. Но это будет разовое повышение.  Поводом для беспокойства может стать повышение температуры от 37.2 до 37.9 в период больше месяца – это и есть  субфебрильная температура.

Если субфебрильная температура держится более двух недель, и ее сопровождают такие симптомы, как быстрая утомляемость, плохой сон, одышка, то не следует откладывать прием терапевта. Часто субфебрилят сигнализирует о неполадках в организме, когда еще не появились другие симптомы. 


Причины субфебрильной температуры

Существуют заболевания, которые провоцируют небольшое повышение температуры на протяжении длительного срока.

  • Хронический инфекционный процесс (туберкулез, хронические заболевания носоглотки, панкреатит, холецистит, простатит, аднексит, бактериальный эндокардит, хламидиоз, сифилис, ВИЧ-инфекция).
  • Воспалительный процесс
  • Онкология
  • Аутоиммунные заболевания (ревматизм, неспецифический язвенный колит, аллергия на лекарства, артрит, постинфарктный синдром)
  • Паразиты
  • Патологии эндокринной системы (тиреотоксикоз, тяжелый климакс)
  • Термоневроз (вегетативная дисфункция, влияющая на теплообмен)

Если причиной повышенной температуры является  инфекция, то для нее характерно:

  • снижение после приема жаропонижающего;
  • плохая переносимость;
  • отмечаются колебания на протяжении суток.

Но существуют причины, когда у здорового человека  наблюдается субфебрильная температура:

  • при перегревании
  • при стрессе
  • при приеме некоторых лекарственных препаратов
  • наследственный фактор, когда ребенок рождается и живет с повышенной температурой
  • при активации гипоталамуса
  • во время беременности
  • перед менструацией.

Такая температура не поддается действию жаропонижающих препаратов, легко переносится и не имеет выраженных суточных колебаний.

Выяснить причину поможет обследование.

Анализы и исследования при субфебрильной температуре.

Начинать следует всегда с врача-терапевта. Именно врач-терапевт направит на первичные анализы, а затем после полученных результатов порекомендует прием узкого специалиста: эндокринолога, кардиолога, гинеколога,  отоларинголога, инфекциониста.

Повышена температура на протяжении более двух недель?

Нужно сдать:

  • Общий анализ крови и мочи (повышенный лейкоцитоз, белок в моче)
  • Кровь на гепатиты В и С, ВИЧ и сифилис
  • Посев мокроты на микобактерии туберкулеза
  • Посев мочи (половые инфекции) и посев крови (сепсис).

Сделать:

  • Рентген грудной клетки (туберкулез, абсцесс легкого)
  • Электрокардиограмму (бактериальный эндокардит)
  • УЗИ малого таза (воспалительные заболевания)
  • УЗИ органов брюшной полости

Если после полученных результатов причина не установлена, то пациента направляют сдать анализ крови:

  • на гормоны
  • на ревматоидный фактор
  • на онкомаркеры.

Менжевицкая Татьяна Ивановна

ГИПЕРТЕРМИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ | Токмаков

ГИПЕРТЕРМИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

ГИПЕРТЕРМИЯ У ПАЦИЕНТОВ С ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

Токмаков К.А., Горбачева С.М., Унжаков В.В., Горбачев В.И.

Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования – филиал ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования», г. Иркутск, Россия,
Краевое государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Краевая клиническая больница № 2» Министерства здравоохранения Хабаровского края, г. Хабаровск, Россия

КЛАССИФИКАЦИЯ ГИПЕРТЕРМИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ

Повышение температуры тела выше нормы – кардинальный признак гипертермических состояний. С позиций курса патофизиологии гипертермия – типовая форма расстройства теплового обмена, возникающая в результате действия высокой температуры окружающей среды и/или нарушения процессов теплоотдачи организма; характеризуется срывом механизмов теплорегуляции, проявляется повышением температуры тела выше нормы [38]. Нет общепринятой классификации гипертермий. В отечественной литературе к гипертермическим состояниям относят: 1) перегревание организма (собственно гипертермия), 2) тепловой удар, 3) солнечный удар, 4) лихорадку, 5) различные гипертермические реакции [38]. В англоязычной литературе гипертермические состояния классифицируют на гипертермии и лихорадки (пирексии). К гипертермиям относят тепловой удар, лекарственно-индуцированные гипертермии (злокачественная гипертермия [16], злокачественный нейролептический синдром [40], серотониновый синдром [9]), эндокринные гипертермии (тиреотоксикоз, феохромоцитома, симпатоадреналовый криз) [66]. В этих случаях температура тела поднимается до 41 °С и выше, а традиционная антипиретическая фармакотерапия, как правило, неэффективна. Лихорадки же классифицируют по двум принципам: инфекционная и неинфекционная; внегоспитальная и внутригоспитальная (через 48 часов и позже после поступления в стационар) [23].
Для таких пациентов характерны менее значительные подъемы температуры тела, и традиционная фармакотерапия весьма эффективна в данном случае. Таким образом, при раздражении нейронов центра терморегуляции, а также ассоциированных с ним зон коры и ствола ГМ, возникающем при повреждении соответствующих участков мозга, согласно русскоязычной литературе, развивается центрогенная гипертермическая реакция (одна из форм гипертермических реакций) [38], с позиций иностранной литературы – нейрогенная лихорадка, neurogenic fever (неинфекционная лихорадка) [46].

ВЛИЯНИЕ ПОВЫШЕННОЙ ТЕМПЕРАТУРЫ ТЕЛА НА НЕЙРОРЕАНИМАЦИОННЫХ БОЛЬНЫХ

Доказано, что гипертермические состояния встречаются чаще у реанимационных больных с острым повреждением головного мозга, в сравнении с пациентами отделений интенсивной терапии общего профиля [3, 56]. Также было высказано предположение, что лихорадка у пациентов отделений реанимации общего профиля может быть полезным ответом организма на инфекцию [8, 43], и агрессивное снижение температуры в этом случае может быть не только не показано, но и может сопровождаться увеличением риска развития летального исхода [59]. Одно из таких исследований продемонстрировало, что применение жаропонижающих лекарственных средств повышало летальность у пациентов с сепсисом, но не у неинфекционных больных [37]. В контролируемом рандомизированном исследовании 82 пациента с различными травмами (за исключением ЧМТ) и температурой тела ≥ 38,5 °С были разбиты на две группы: одним проводилась «агрессивная» антипиретическая терапия (по 650 мг ацетоминофена (парацетамола) каждые 6 часов при температуре тела ≥ 38,5 °С и физическое охлаждение при температуре тела ≥ 39,5 °С), другим – «разрешающая» (терапия начиналась лишь при температуре тела ≥ 40°С, вводился ацетоминофен, и проводилось физическое охлаждение до достижения температуры ниже 40 °С). Исследование было остановлено, когда летальность в группе «агрессивной» терапии составила 7 случаев к одному в группе «разрешающей» терапии [62].
Однако существуют убедительные доказательства того, что у пациентов с повреждением головного мозга гипертермическая реакция повышает вероятность летального исхода [17, 20, 25, 43, 54, 60]. Было показано, что смертность повышается у пациентов с ЧМТ, инсультом, если у них отмечается повышенная температура тела в первые 24 часа от момента поступления в отделение критических состояний; но у пациентов с инфекцией центральной нервной системы (ЦНС) такой закономерности не было обнаружено [60]. В другой работе исследовались 390 пациентов с острым нарушением мозгового кровообращения, анализировалась зависимость между высокой температурой тела и летальностью, степенью неврологического дефицита у выживших и размерами очага повреждения в ГМ. Оказалось, что на каждый 1 °С повышения температуры тела увеличивается относительный риск неблагоприятного исхода (в том числе летального) в 2,2 раза, также гипертермическое состояние ассоциируется с большими размерами очага повреждения ГМ [54]. Из 580 пациентов с субарахноидальным кровоизлиянием (САК) 54 % имели повышенную температуру тела и показали худшие результаты исхода заболевания [70]. Мета-анализ данных 14 431 историй болезни пациентов с острым повреждением ГМ (в первую очередь, с инсультом) связал повышенную температуру тела с худшим исходом по каждому оцениваемому показателю [25]. Наконец, анализ 7 145 историй болезней пациентов с ЧМТ (из них 1 626 – с тяжелой ЧМТ) показал, что вероятность неблагоприятного исхода (в том числе летального) по шкале исходов Глазго выше у пациентов, у которых отмечалась повышенная температура тела в первые три дня нахождения в отделении интенсивной терапии, более того – длительность лихорадки и ее степень напрямую влияет на исход [30].
Существует несколько возможных объяснений того, почему гипертермические состояния повышают летальность именно у пациентов с повреждением ГМ. Известно, что температура ГМ не только несколько выше внутренней температуры тела, но и разница между ними возрастает по мере увеличения последней [57]. Гипертермия повышает метаболические потребности (повышение температуры на 1 °С приводит к увеличению скорости обмена веществ на 13 %), что губительно для ишемизированных нейронов [28]. Повышение температуры ГМ сопровождается повышением внутричерепного давления [57]. Гипертермия усиливает отек, воспаление в поврежденной ткани ГМ [4]. Другие возможные механизмы повреждения ГМ: нарушение целостности гематоэнцефалического барьера, нарушение стабильности белковых структур и их функциональной активности [25]. Оценивая метаболизм у 18 пациентов с САК при гипертермии и индуцированной нормотермии, обнаружили снижение отношения лактат/пируват и меньшее число случаев, когда лактат/пируват > 40 («метаболический кризис») у пациентов с нормальной температурой тела [49].
Учитывая влияние повышенной температуры на поврежденный ГМ, очень важно быстро и точно определить этиологию гипертермического состояния и начать правильное лечение. Разумеется, при наличии показаний соответствующие антибактериальные препараты – жизнеспасающие средства. Однако ранняя и точная диагностика центрогенной гипертермии может отстранить пациентов от назначения необязательных антибиотиков и связанных с их приемом осложнений.

ГИПЕРТЕРМИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ В ОТДЕЛЕНИЯХ ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ НЕЙРОХИРУРГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ

По данным Badjatia N. (2009), 70 % пациентов с повреждением ГМ имеют повышенную температуру тела в течение срока их пребывания в реанимации, а, например, среди пациентовреанимаций общего профиля – только 30–45 %. Более того, только в половине случаев отмечалась лихорадка (инфекционная причина) [3]. Среди пациентов нейрохирургических отделений интенсивной терапии (ОИТ) больные с САК имели наибольший риск развития гипертермического состояния, причем как лихорадки (инфекционный генез), так и центрогенной гипертермической реакции (неинфекционный генез) [12].
Другие факторы риска для центрогенной гипертермии – это катетеризация желудочков ГМ и длительность пребывания в ОИТ [13]. Из 428 пациентов нейрохирургического ОИТ 93 % с длительностью пребывания в стационаре > 14 суток имели повышенную температуру, 59 % пациентов с САК также испытывали подъемы температуры тела выше фебрильных цифр [33]. В свою очередь, среди пациентов с САК наибольший риск развития гипертермической реакции имели больные с высокой степенью по шкале Hunt&Hess, c внутрижелудочковым кровоизлиянием и большим размером аневризмы [20].

ЛИХОРАДКА НЕИНФЕКЦИОННОГО ГЕНЕЗА

Далеко не у всех пациентов с высокой температурой тела выявляется инфекционная этиология как причина лихорадки. Среди пациентов ОИТ нейрохирургического профиля только в 50 % случаев лихорадки выявляется инфекционная причина [3]. В отделениях реанимации общего профиля наиболее частая причина неинфекционной лихорадки – так называемая послеоперационная лихорадка [7]. Другие возможные неинфекционные причины лихорадки: лекарственные препараты, венозные тромбоэмболии, некалькулезный холецистит. Практически любой лекарственный препарат может вызывать лихорадку, но среди наиболее часто применяемых в условиях ОИТ: антибиотики (особенно β-лактамы), антиконвульсанты (фенитоин), барбитураты [31].
Лекарственная лихорадка остается диагнозом исключения. Нет характерных признаков. В ряде случаев эта лихорадка сопровождается относительной брадикардией, сыпью, эозинофилией [39]. Существует временная связь между назначением препарата и появлением лихорадки или отменой препарата и исчезновением повышенной температуры. Возможные механизмы развития: реакции гиперчувствительности, идиосинкразические реакции [31]. У 14 % пациентов с диагнозом тромбоэмболия легочной артерии отмечалась температура тела ≥ 37,8 °С без связи с какой-либо другой альтернативной причиной, по данным исследования PIOPED (Prospective Investigation of Pulmonary Embolism Diagnosis) [64]. Лихорадка, связанная с венозным тромбоэмболизмом, обычно кратковременная, с невысокими подъемами температуры, прекращается после начала антикоагулянтной терапии [48]. Гипертермия, связанная с венозным тромбоэмболизмом, сопровождается увеличением риска 30-дневной летальности [6]. Спонтанное ишемическое или воспалительное повреждение желчного пузыря также может произойти у пациента, находящегося в критическом состоянии. Окклюзия пузырного протока, застой желчи, вторичное инфицирование могут привести к гангрене и перфорации желчного пузыря [29]. Диагноз должен быть заподозрен у пациентов с лихорадкой, лейкоцитозом, болью в области правого подреберья. Ультразвуковое исследование (УЗИ) желчного пузыря имеет чувствительность и специфичность > 80 %, при этом диагностическая ценность спиральной компьютерной томографии (СКТ) области желчного пузыря является более высокой [32].

ЦЕНТРОГЕННАЯ ГИПЕРТЕРМИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

Даже после тщательного обследования у части пациентов так и не будет установлена этиология лихорадки. Генез повышенной температуры у 29 % больных ОИТ неврологического профиля так и остается загадкой [50, 53]. Так, по данным Oliveira–Filho J., Ezzeddine M.A. et al. (2001), среди 92 обследованных пациентов с САК 38 имели фебрильную температуру, а у 10 (26 %) из них инфекционный источник лихорадки не был обнаружен [50]. Среди пациентов с ЧМТ у 4–37 % наблюдается центрогенная гипертермия (после исключения других причин) [67]. Патогенез центрогенной гипертермии до конца не изучен [34]. Повреждение гипоталамуса с соответствующими подъемами уровня PgE лежит в основе происхождения центрогенной гипертермии [58]. Исследование на кроликах выявило гипертермию и повышенный уровень PgE в цереброспинальной жидкости (ЦСЖ) после введения гемоглобина в желудочки ГМ [22]. Это коррелирует со многими клиническими наблюдениями, при которых внутрижелудочковая кровь – фактор риска для развития неинфекционной лихорадки [20, 12].
Центрогенные гипертермические реакции также имеют тенденцию возникать в начале курса лечения, подтверждая тем самым факт, что первоначальное повреждение – центрогенное [53]. Среди пациентов с ЧМТ больные с диффузным аксональным повреждением (ДАП) и повреждением лобных долей находятся в группе риска по развитию центрогенной гипертермии [67]. Вероятно, этим видам ЧМТ сопутствует повреждение гипоталамуса. Исследование на трупах показало, что повреждения гипоталамуса встречаются в 42,5 % случаев ЧМТ, сочетающейся с гипертермией [68]. Также считается, что одной из причин центрогенной гипертермии может быть так называемый дисбаланс нейромедиаторов и нейрогормонов, участвующих в процессах терморегуляции (норадреналина, серотонина, дофамина) [34]. При дефиците дофамина развивается стойкая центрогенная гипертермия [34]. Ряд проведенных исследований был направлен на выявление специфичных для пациентов нейрохирургических ОИТ предикторов центрогенной гипертермии. Один их таких предикторов – время возникновения лихорадки. Для неинфекционных лихорадок типично появление на ранних сроках госпитализации пациента в ОИТ. Так, одно исследование показало, что возникновение гипертермии в первые 72 часа госпитализации наряду с САК – главные предикторы неинфекционной этиологии лихорадки [53]. Исследование 526 пациентов обнаружило, что САК, внутрижелудочковое кровоизлияние (ВЖК) вызывают гипертермию в первые 72 часа от момента поступления в реанимацию, длительный период лихорадки – предикторы центрогенной гипертермии [27]. Другое исследование связало длительное нахождение в ОИТ, катетеризацию желудочков ГМ и САК с неинфекционной этиологией лихорадки [12]. Авторы исследования пришли к выводу, что все-таки кровь в желудочках является фактором риска, так как катетеризация желудочков ГМ происходит зачастую при внутрижелудочковом кровоизлиянии.

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА

Умение дифференцировать инфекционную и неинфекционную причины лихорадки имеет решающее значение в лечении пациентов неврологических ОИТ. Должно быть проведено тщательное обследование, направленное на выявление инфекционного источника. Если риск инфицирования высок или пациент нестабилен, антибиотикотерапия должна быть начата незамедлительно [41]. Один из возможных инструментов выявления инфекционной природы лихорадки – сывороточные биомаркеры инфекции. Прокальцитонин – один из таких маркеров – был широко изучен в качестве индикатора сепсиса. Мета-анализ 2007 года (на основе 18 исследований) показал чувствительность и специфичность прокальцитонинового теста > 71 % [65].
Длительность антибиотикотерапии, начатой после положительного результата прокальцитонинового теста, должна теоретически уменьшаться. Так, недавний мета-анализ 1 075 историй болезни (7 исследований) показал, что антибиотикотерапия, начатая после положительного результата прокальцитонинового теста, не влияет на летальность, но существенно сокращается длительность антибиотикотерапии [52]. Также для дифференциального отличия центрогенной гипертермии от инфекционно-воспалительной лихорадки предлагается такой признак, как незначительная (< 0,5 °С) разница между базальной и периферической температурами – изотермия [34]. Для ее выявления производится термометрия в трех разных точках (аксиллярно и ректально).
Интересно клиническое наблюдение, заключающееся в том, что экстремально высокая температура тела (> 41,1 °С), возникающая у пациентов отделений интенсивной терапии нейрохирургического профиля, как правило, имеет неинфекционную этиологию и может быть проявлением центрогенной гипертермической реакции, злокачественной гипертермии, злокачественного нейролептического синдрома, лекарственной лихорадки [14]. В дополнение к обследованию на выявление инфекционного генеза лихорадки следует также исключить лекарственный генез гипертермии [31]. Отношение температуры к частоте сердечных сокращений может быть важным критерием дифференциальной диагностики гипертермических состояний. Как правило, частота сердечных сокращений увеличивается вместе с увеличением температуры тела (при повышении температуры тела на 1 °С частота сердечных сокращений возрастает примерно на 10 сокращений/мин). Если частота пульса ниже, чем прогнозировалась при данной температуре (> 38,9 °С), то имеет место относительная брадикардия, исключая случаи, если пациент получает β-блокаторы, верапамил, дилтиазем или у него установлен кардиостимулятор.
Учитывая данные критерии исключения, относительная брадикардия у пациентов отделений интенсивной терапии нейрохирургического профиля с гипертермией (с высокой долей вероятности) указывает на ее неинфекционный генез, в частности, на центрогенную гипертермическую реакцию или лекарственную лихорадку. Кроме того, только в редких случаях относительная брадикардия отмечается у «температурящих» пациентов отделений реанимации общего профиля на фоне развившейся нозокомиальной пневмонии, вентилятор-ассоциированной пневмонии в результате вспышки внутрибольничного легионеллеза [15].
Лекарственная лихорадка встречается примерно у 10 % пациентов отделений реанимации. Причем ее возникновение не исключает возможности развития инфекционного заболевания или другого состояния, сопровождающегося гипертермией. Классически такие пациенты выглядят «относительно хорошо» для своих цифр температуры. Пациенты с лекарственной лихорадкой неизменно обнаруживают относительную брадикардию, но если температура тела будет < 38,9 °С, то дефицит пульса может быть не так очевиден. Лабораторно у таких пациентов будет отмечаться необъяснимый лейкоцитоз со сдвигом влево (имитация инфекционного процесса), эозинофилия, увеличенная СОЭ, однако посев крови на стерильность не обнаружит признаков инфекционного генеза гипертермии; также могут несколько повышаться уровни аминотрансфераз, иммуноглобулина E. Как правило, у таких пациентов оказывается отягощенный аллергологический анамнез, в частности, лекарственный. Весьма распространенным заблуждением является то, что у пациента не может развиться лекарственная лихорадка на препарат, который он принимает в течение длительного срока, и если ранее подобных реакций на него не возникало. В большинстве случаев оказывается, что причиной такой лихорадки как раз и является препарат, который пациент принимал в течение длительного времени [14].
В случае, если пациент продолжает «температурить», несмотря на прием антибиотиков, или микробный источник не найден, следует провести скрининг на венозный тромбоз – как клинический, так и инструментальный (УЗИ вен верхних и нижних конечностей) [71]. Ателектазы часто упоминались как причина неинфекционных лихорадок, но несколько проведенных исследований не нашли какой-либо закономерности [19]. Некалькулезный холецистит может быть жизнеугрожающим состоянием, учитывая весьма размытую симптоматику у больных в коме [51]. УЗИ брюшной полости должно помочь в диагностике. Только после тщательного исключения инфекции и вышеупомянутых неинфекционных причин лихорадки в отделениях ОРИТ неврологического профиля может быть установлен диагноз центрогенной гипертермии. Как уже упоминалось, некоторые нозологии более предрасполагают к развитию центрогенной гипертермии [12, 27, 67]. Аневризматическое САК – наиболее значимый фактор риска, затем следует ВЖК [28]. Среди пациентов с ЧМТ больные с ДАП и повреждением лобных долей – в группе риска по развитию гипертермии [67]. Продолжающаяся лихорадка, несмотря на лечение [27], и ее появление в первые 72 часа от момента поступления в ОРИТ [27, 53] также указывает на центрогенную гипертермию. Центрогенная гипертермия может не сопровождаться тахикардией и потоотделением, как обычно при инфекционной лихорадке, и может быть устойчива к действию антипиретиков [68]. Таким образом, диагноз «центрогенная гипертермическая реакция» – диагноз исключения [41]. Хотя и желательно избежать назначения антибиотиков без показаний ввиду развития нежелательных побочных эффектов, отказ от антибактериальной терапии у пациентов с сепсисом может оказаться фатальным.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Так как лихорадка вызвана простагландин-индуцированным смещением «установочной температуры» гипоталамуса, соответствующая терапия должна блокировать этот процесс. Обычные жаропонижающие препараты, включая парацетамол и нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), препятствуют синтезу простагландинов [4]. Ряд исследований показал их эффективность в купировании лихорадки [44, 26], но при этом на уровень смертности они не влияют. Также исследования показали, что центрогенные гипертермические реакции в той или иной степени устойчивы к традиционной фармакологической терапии [68, 61]. Только у 7 % пациентов с ЧМТ и 11 % пациентов с САК отмечалось снижение температуры тела на фоне приема антипиретиков [2]. Общепринятой методики купирования центрогенных гипертермических реакций нет. Были предложены некоторые лекарственные препараты: непрерывная внутривенная инфузия клонидина в рамках так называемой нейровегетативной стабилизации [35], использование агонистов дофаминовых рецепторов – бромокриптина в сочетании с амантадином [34], пропранолол [42], непрерывная инфузия низких доз диклофенака [13]. Были предложены физиотерапевтические методы терапии, в частности, воздействие электромагнитным излучением контактно на зону, расположенную между остистымиотростками C7–Th2 позвонков. В одном из исследований даже было показано, чтодекомпрессионная гемикраниэктомия при тяжелой ЧМТ способствует снижению температуры головного мозга, вероятно, за счет увеличения кондуктивного теплообмена [45]. В клиническом исследовании с участием 18 детей в возрасте от 1 недели до 17 лет, среди которых большая часть имела тяжелую ЧМТ, для быстрого купирования гипертермии использовалась 10–15-минутная внутривенная инфузияхолодного физиологического раствора (4 °С) в объеме в среднем 18 мл/кг. Авторы пришли к выводу, что данная методика безопасна и эффективна [21]. Подобные исследования проводились и у взрослых пациентов с тяжелой ЧМТ и также показали свою эффективность [5]. Физическое охлаждение используется, когда медикаментозная терапия недостаточна. Принципиально все медицинские методы гипотермии можно разделить на две категории: инвазивные и неинвазивные. Общее наружное охлаждение может вызвать мышечную дрожь, что, в свою очередь, снизит эффективность методики и увеличит метаболические потребности организма [4]. Чтобы избежать этого, может потребоваться глубокая седация пациента с использованием в том числе миорелаксантов. В качестве альтернативы в ряде исследований предлагается использовать селективную краниоцеребральную гипотермию [10], а также неинвазивную интраназальную гипотермию [1, 63], хотя данные клинических исследований, проведенных у пациентов с тяжелой ЧМТ, весьма противоречивы в первую очередь касательно эффективности этого метода.
Для быстрой индукции гипотермии были разработаны эндоваскулярные (инвазивные) охлаждающие устройства. Сравнивая эффективность и безопасность эндоваскулярных охлаждающих средств и устройств для наружной гипотермии можно отметить, что на сегодняшний день обе методики одинаково эффективны для индукции гипотермии, нет достоверной разницы в частоте развития побочных эффектов, летальности, неблагоприятного исхода у пациентов. Однако наружное охлаждение дает меньшую точность в фазе поддержания гипотермии [24].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Повышенная температура тела среди пациентов отделений критических состояний – распространенный симптом. Поврежденный ГМ особенно чувствителен к гипертермии, многочисленные экспериментальные и клинические исследования показывают неблагоприятный исход у пациентов с ЧМТ, имеющих повышенную температуру тела, вне зависимости от ее генеза. Помимо лихорадки, причиной подъема температуры тела у пациентов с острым повреждением ГМ может быть так называемая центрогенная гипертермия, иными словами, само неврологическое заболевание.
Субарахноидальное кровоизлияние, внутрижелудочковое кровоизлияние, определенные типы ЧМТ – факторы риска для развития последней. Центрогенная гипертермия – диагноз исключения, который должен устанавливаться только после тщательного обследования пациента на выявление инфекционной или неинфекционной причины лихорадки. И лихорадка, и центрогенная гипертермия должны быть купированы у больных с острым повреждением ГМ. Для этого можно использовать фармакологические антипиретики (эффективны при лихорадке, в меньшей степени при центрогенной гипертермии) и физические методы охлаждения (эффективны как при лихорадке, так и при центрогенной гипертермии).
Учитывая, что на сегодняшний день общепринятой методики купирования центрогенной гипертермии нет, в будущем необходимо проведение большего числа и лучшего качества клинических исследований, направленных на определение эффективного и безопасного метода купирования центрогенной гипертермии.

ЛИТЕРАТУРА / REFERENCES:

1. Abou-Chebl A, Sung G, Barbut D, Torbey M. Local brain temperature reduction through intranasal cooling with the RhinoChill device: preliminary safety data in brain-injured patients. Stroke. 2011; 42(8): 2164-2169
2. Albrecht RF, Wass CT, Lanier WL. Occurrence of potentially detrimental temperature alterations in hospitalized patients at risk for brain injury. Mayo Clinic Proceedings. 1998; 73(7): 629-635
3. Badjatia N. Fever control in the neuro-ICU: why, who and when? Current Opinion in Critical Care. 2009; 15(2): 79-82
4. Badjatia N. Hyperthermia and fever control in brain injury. Critical Care Medicine. 2009; 37(7): 250-257
5. Badjatia N, Bodock M, Guanci M, Rordorf GA. Rapid infusion of cold saline (4 degrees C) as adjunctive treatment of fever in patients with brain injury. Neurology. 2006; 66 (11): 1739-1741
6. Barba R, Micco PD, Blanco-Molina A, Delgado C, Cisneros E, Villalta J, et al. Fever and deep venous thrombosis. Findings from the RIETE registry. Journal of Thrombosis and Thrombolysis. 2011; 32(3): 288-292
7. Barie PS, Hydo LJ, Eachempati SR. Causes and consequences of fever complicating critical surgical illness. Surgical Infections. 2004; 5(2): 145-159
8. Bernheim HA, Block LH, Atkins E. Fever: pathogenesis, pathophysiology, and purpose. Annals of Internal Medicine. 1979; 91(2): 261-270
9. Boyer EW. The serotonin syndrome. New England Journal of Medicine. 2005; 352: 1112-1120
10. Cheboksarov DV. Microwave radiothermometry of brain during craniocerebral hypothermia in the acute phase of stroke. Cand. med. sci. abstracts diss. Moscow, 2015. 27 p. Russian (Чебоксаров Д.В. Радиотермометрия головного мозга при краниоцеребральной гипотермии в остром периоде ишемического инсульта: автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2015. 27 с.)
11. Circiumaru B, Baldock G, Cohen J. A prospective study of fever in the intensive care unit. Intensive Care Medicine. 1999; 25(7): 668-673
12. Commichau C, Scarmeas N, Mayer S. Risk factors for fever in the neurologic intensive care unit. Neurology. 2003; 60(5): 837-841
13. Cormio M, Citerio G. Continuous low dose diclofenac sodium infusion to control fever in neurosurgical critical care. Neurocritical Care. 2007; 6(2): 82-89
14. Cunha BA. Clinical approach to fever in the neurosurgical intensive care unit: Focus on drug fever. Surgical Neurology International. 2013; 4(5): 318-322
15. Cunha BA. The diagnostic significance of relative bradycardia in infectious disease. Clinical Microbiology and infection. 2000; 6(12): 633-634
16. Denborough M. Malignant hyperthermia. Lancet. 1998; 352(9134): 1131-1136
17. Diringer MN, Reaven NL, Funk SE, Uman GC. Elevated body temperature independently contributes to increased length of stay in neurologic intensive care unit patients. Critical Care Medicine. 2004; 32(7): 1489-1495
18. Egi M, Morita K. Fever in non-neurological critically ill patients: a systematic review of observational studies. Journal Critical Care. 2012; 27(5): 428-433
19. Engoren M. Lack of association between atelectasis and fever. Chest. 1995; 107(1): 81-84
20. Fernandez A, Schmidt JM, Claassen J, Pavlicova M, Huddleston D, Kreiter KT, et al. Fever after subarachnoid hemorrhage. Neurology. 2007; 68(13): 1013-1019
21. Fink EL, Kochanek PM, Clark RSB, Bell MJ. Fever control and application of hypothermia using intravenous cold saline. Pediatric Critical Care Medicine. 2012; 13(1): 80-84
22. Frosini M, Sesti C, Valoti M, Palmi M, Fusi F, Parente L. Rectal temperature and prostaglandin E2 increase in cerebrospinal fluid of conscious rabbits after intracerebroventricular injection of hemoglobin. Experimental Brain Research. 1999; 126(2): 252-258
23. Garner JS, Jarvis WR, Emori TG. CDC definitions for nosocomial infections. In: Olmsted RN, editor. APIC infection control and applied epidemiology: principles and practice. St Louis: Mosby, 1996. p. A-1 – A-20
24. Glover GW, Thomas RM, Vamvakas G, Al-Subaie N, Cranshaw J, Walden A, et al. Intravascular versus surface cooling for targeted temperature management after out-of-hospital cardiac arrest — an analysis of the TTM trial data. Critical Care. 2016; 20(1): 381
25. Greer DM, Funk SE, Reaven NL, Ouzounelli M, Uman GC. Impact of fever on outcome in patients with stroke and neurologic injury: a comprehensive meta-analysis. Stroke. 2008; 39(11): 3029-3035
26. Haupt MT, Jastremski MS, Clemmer TP, Metz CA, Goris GB. Effect of ibuprofen in patients with severe sepsis: a randomized, double-blind, multicenter study. The Ibuprofen Study Group. Critical Care Medicine. 1991; 19(11): 1339-1347
27. Hocker SE, Tian L, Li G, Steckelberg GM, Mandrekar JN, Rabinstein AA. Indicators of central fever in the neurologic intensive care unit. JAMA Neurology. 2013; 70(12): 1499-1504
28. Holtzclaw B. The febrile response in critical care: state of the science. Heart&Lung. 1992; 21(5): 482-501
29. Huffman JL, Schenker S. Acute acalculous cholecystitis: a review. Clinical Gastroenterology and Hepatology. 2010; 8(1): 15-22
30. Jin L, Ji-yao J. Chinese head trauma data bank: effect of hyperthermia on the outcome of acute head trauma patients review. J. Neurotrauma. 2012; 29(1): 96-100
31. Johnson DH, Cunha BA. Drug fever. Infectious Disease Clinics of North America. 1996; 10(1): 85-91
32. Kiewiet JJ, Leeuwenburgh MM, Bipat S, Bossuyt PM, Stoker J, Boermeester MA. A systematic review and meta-analysis of diagnostic performance of imaging in acute cholecystitis. Radiology. 2012; 264(3): 708-720
33. Kilpatrick MM, Lowry DW, Firlik AD, Yonas H, Marion DW. Hyperthermia in the neurosurgical intensive care unit. Neurosurgery. 2000; 47(4): 850-856
34. Kondratyev AN, Tsentsiper LM, Kondratyeva EA, Nazarov RV, Kondratyev SA, Tokarenko AV et al. Treatment of central hyperthermia in neurosurgical patients. Efferent therapy. 2011; 17(3): 58-59. Russian (Кондратьев А.Н., Ценципер Л.М., Кондратьева Е.А., Назаров Р.В., Кондратьев С.А., Токаренко А.В. и др. Лечение центральной гипертермии у нейрореанимационных больных //Эфферентная терапия. 2011. Т. 17, № 3. С. 58-59.)
35. Kondratyev AN, Tsentsiper LM, Kondratyeva EA, Nazarov RV. Neurovegetative stabilization as a pathogenetic therapy for brain damage. Anesthesiology and Critical Care Medicine. 2014; 1: 82-84. Russian (Кондратьев А.Н., Ценципер Л.М., Кондратьева Е.А., Назаров Р.В. Нейровегетативная стабилизация как патогенетическая терапия повреждения головного мозга //Анестезиология и реаниматология. 2014. № 1. С. 82-84.)
36. Laupland KB, Shahpori R, Kirkpatrick AW, Ross T, Gregson DB, Stelfox HT. Occurrence and outcome of fever in critically ill adults. Critical Care Medical. 2008; 36(5): 1531-1535
37. Lee BH, Inui D, Suh GY, Kim JY, Kwon JY, Par J et al. Fever and antipyretic in critically ill patients evaluation (FACE) study group. Association of body temperature and antipyretic treatments with mortality of critically ill patients with and without sepsis: multi-centered prospective observational study. Critical Care. 2012; 16(1): 33
38. Litvitskiy PF. Pathophysiology: two volumes. Vol.1. Moscow: GEOTAR-Media Publ., 2002. 750 p. Russian (Литвицкий П.Ф. Патофизиология: в 2-х томах. Т. 1. М.: ГЭОТАР-МЕД, 2002. 750 c.)
39. Mackowiak PA, LeMaistre CF. Drug fever: a critical appraisal of conventional concepts. An analysis of 51 episodes in two Dallas hospitals and 97 episodes reported in the English literature. Annals of Internal Medicine. 1987; 106(5): 728-733
40. B, Aukst-Margetic B. Neuroleptic malignant syndrome and its controversies. Pharmacoepidemiology and Drug Safety. 2010; 19 (5): 429-435
41. Meier K, Lee K. Neurogenic Fever: Review of Pathophysiology, Evaluation, and Management. Journal of Intensive Care Medicine. 2016; 32(2): 124-129
42. Meythaler JM, Stinson AM. Fever of central origin in traumatic brain injury controlled with propranolol. Archives of Physical Medicine and Rehabilitation. 1994; 75(7): 816-818
43. Moltz H. Fever: causes and consequences. Neuroscience & Biobehavioral reviews. 1993; 17(3): 237-269
44. Morris PE, Promes JT, Guntupalli KK, Wright PE, Arons MM. A multi-center, randomized, double-blind, parallel, placebo-controlled trial to evaluate the efficacy, safety, and pharmacokinetics of intravenous ibuprofen for the treatment of fever in critically ill and non-critically ill adults. Critical Care. 2010; 14(3): 125
45. Nakagawa K, Hills NK, Kamel H, Morabito D, Patel PV, Manley GT, et al. The effect of decompressive hemicraniectomy on brain temperature after severe brain injury. Neurocritical care. 2011; 15: 101-106
46. Niven DJ, Laupland KB. Pyrexia: aetiology in the ICU. Critical Care. 2016; 20(1): 247
47. Niven DJ, Stelfox HT, Shahpori R, Laupland KB. Fever in adult ICUs: an interrupted time series analysis. Critical Care Medicine. 2013; 41(8): 1863-1869
48. Nucifora G, Badano L, Hysko F, Allocca G, Gianfagna P, Fioretti P. Pulmonary embolism and fever: when should right-sided infective endocarditis be considered? Circulation. 2007; 115(6): 173-176
498. Oddo M, Frangos S, Milby A, Chen I, Maloney-Wilensky E, Murtrie EM, et al. Induced normothermia attenuates cerebral metabolic distress in patients with aneurysmal subarachnoid hemorrhage and refractory fever. Stroke. 2009; 40(5): 1913-1916
50. Oliveira-Filho J, Ezzeddine MA, Segal AZ, Buonanno FS, Chang Y, Ogilvy CS, et al. Fever in subarachnoid hemorrhage: relationship to vasospasm and outcome. Neurology. 2001; 56(10): 1299-1304
51. Orlando R, Gleason E, Drezner AD. Acute acalculous cholecystitis in the critically ill patient. The American Journal of Surgery. 1983; 145(4): 472-476
52. Prkno A, Wacker C, Brunkhorst FM, Schlattmann P. Procalcitonin-guided therapy in intensive care unit patients with severe sepsis and septic shock – a systematic review and meta-analysis. Critical Care. 2013; 17(6): 291
53. Rabinstein AA, Sandhu K. Non-infectious fever in the neurological intensive care unit: incidence, causes and predictors. Journal of Neurology, Neurosurgery & Psychiatry. 2007; 78(11): 1278-1280
54. Reith J, Jørgensen HS, Pedersen PM, Nakayama H, Raaschou HO, Jeppesen LL et al. Body temperature in acute stroke: relation to stroke severity, infarct size, mortality and outcome. Lancet. 1996; 347(8999): 422-425
55. Rincon F, Hunter K, Schorr C, Dellinger RF, Zanotti-Cavazzoni S. The epidemiology of spontaneous fever and hypothermia on admission of brain injury patients to intensive care units: a multicenter cohort study. Journal of Neurosurgery. 2014; 121: 950-960
56. Rincon F, Patel U, Schorr C, Lee E, Ross S, Dellinger RF, et al. Brain injury as a risk factor for fever upon admission to the intensive care unit and association with in-hospital case fatality: a matched cohort study. Journal of Intensive Care Medicine. 2015; 30(2): 107-114
57. Rossi S, Zanier ER, Mauri I, Columbo A, Stocchetti N. Brain temperature, body core temperature, and intracranial pressure in acute cerebral damage Journal of Neurology, Neurosurgery& Psychiatry. 2001; 71(4): 448-454
58. Rudy TA, Williams JW, Yaksh TL. Antagonism by indomethacin of neurogenic hyperthermia produced by unilateral puncture of the anterior hypothalamic/preoptic region. The Journal of Physiology. 1977; 272(3): 721-736
59. Rumbus, Z, Matics R, Hegyi P, Zsiboras C, Szabo I, Illes A et al. Fever is associated with reduced, hypothermia with increased mortality in septic patients: a meta-analysis of clinical trials. PLoS One. 2017; 12(1): e0170152
60. Saxena MK, Young P, Pilcher D, Bailey M, Harrison D, Bellomo R, et al. Early temperature and mortality in critically ill patients with acute neurological diseases: trauma and stroke differ from infection. Intensive Care Medicine. 2015; 41(5): 823-832
61. Saxena MK, Taylor C, Billot L, Bompoint S, Gowardman J, Roberts JA, et al. The effect of paracetamol on core body temperature in acute traumatic brain Injury: a randomised, controlled clinical trial. PLoS One. 2015; 10(12): e0144740
62. Schulman CI, Namias N, Doherty J, Manning RJ, Li P, Elhaddad A, et al. The effect of antipyretic therapy upon outcomes in critically ill patients: a randomized, prospective study. Surgical Infections. 2005; 6(4): 369-375
63. Springborg JB, Springborg KK, Romner B. First clinical experience with intranasal cooling for hyperthermia in brain-injured patients Neurocritical Care. 2013; 18(3): 400-405
64. Stein PD, Afza A, Henry JW, Villareal CG. Fever in acute pulmonary embolism. Chest. 2000; 117(1): 39-42
65. Tang BM, Eslick GD, Craig JC, McLean AS. Accuracy of procalcitonin for sepsis diagnosis in critically ill patients: systematic review and meta-analysis. Lancet Infectious Diseases. 2007; 7(3): 210-217
66. Tenner AG, Halvorson KM. Endocrine causes of dangerous fever. Emergency Medicine Clinics. 2013; 31: 969-986
67. Thompson HJ, Pinto-Martin J, Bullock MR. Neurogenic fever after traumatic brain injury: an epidemiological study. Journal of Neurology, Neurosurgery & Psychiatry. 2003; 74(5): 614-619
68. Thompson HJ, Tkacsa NC, Saatman KE, Raghupathi R, McIntosh TK. Hyperthermia following traumatic brain injury: a critical evaluation. Neurobiology of Disease. 2003; 12(3): 163-173
69. Todd MM, Hindman BJ, Clarke WR, Torner JC, Weeks JB, Bayman EO et al. Perioperative fever and outcome in surgical patients with aneurysmal subarachnoid hemorrhage. Neurosurgery. 2009; 64(5): 897-908
70. Wartenberg KE, Schmidt JM, Claassen J, Temes RE, Frontera JA, Ostapkovich N et al. Impact of medical complications on outcome after subarachnoid hemorrhage. Critical Care Medicine. 2006; 34(3): 617-623
71. Weinmann EE, Salzman EW. Deep-vein thrombosis. New England Journal of Medicine. 1994; 331(24): 1630-1641

Статистика просмотров

Загрузка метрик …

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.

Более высокие температуры | Пособие для студентов по глобальному изменению климата

Парниковые газы удерживают больше тепла в атмосфере Земли, что приводит к повышению средней температуры во всем мире.

Температуры росли за последние 30 лет, и период с 2001 по 2010 год был самым теплым десятилетием из когда-либо зарегистрированных.По мере того, как Земля нагревается, в некоторых местах, в том числе в Соединенных Штатах, волны тепла становятся все более распространенными. Волны тепла случаются, когда в регионе в течение нескольких дней и ночей наблюдаются очень высокие температуры.

Что будет в будущем?

Выбор, который мы сделаем сейчас и в следующие несколько десятилетий, определит, насколько повысится температура на планете. Хотя мы не совсем уверены, насколько быстро или насколько повысится средняя температура Земли, мы знаем, что:

  • Если люди будут продолжать добавлять парниковые газы в атмосферу нынешними темпами, средняя температура во всем мире может повыситься примерно на 4–12 ° F к 2100 году.
  • Если мы внесем большие изменения, такие как использование большего количества возобновляемых ресурсов вместо ископаемого топлива, увеличение будет меньше — примерно на 2–5 ° F.

Почему это важно?

Более высокие температуры означают, что волны тепла могут возникать чаще и продолжаться дольше. Волны тепла могут быть опасными, вызывая такие заболевания, как тепловые судороги и тепловой удар, или даже смерть.

Более высокие температуры могут также привести к цепной реакции других изменений во всем мире.Это потому, что повышение температуры воздуха также влияет на океаны, погодные условия, снег и лед, а также на растения и животных. Чем теплее станет, тем серьезнее будет воздействие на людей и окружающую среду.

Узнайте об основных последствиях повышения температуры для людей и окружающей среды:

Начало страницы

Наука об атмосфере — Может ли температура повыситься после захода солнца?

Наука об атмосфере — Может ли температура повыситься после захода солнца? — Обмен физическими стеками
Сеть обмена стеков

Сеть Stack Exchange состоит из 177 сообществ вопросов и ответов, включая Stack Overflow, крупнейшее и пользующееся наибольшим доверием онлайн-сообщество, где разработчики могут учиться, делиться своими знаниями и строить свою карьеру.

Посетить Stack Exchange
  1. 0
  2. +0
  3. Авторизоваться Зарегистрироваться

Physics Stack Exchange — это сайт вопросов и ответов для активных исследователей, ученых и студентов-физиков.Регистрация займет всего минуту.

Зарегистрируйтесь, чтобы присоединиться к этому сообществу

Кто угодно может задать вопрос

Кто угодно может ответить

Лучшие ответы голосуются и поднимаются наверх

Спросил

Просмотрено 9к раз

$ \ begingroup $

Вообще говоря, я полагаю, что температура повышается, пока солнце встает, а затем продолжает падать до восхода следующего дня.Однажды я заметил временное повышение температуры в ночное время (в моем институте, где я учусь, температурная доска при отделении гидрологии показывает температуру). Есть ли ошибка в данных или возможно повышение температуры ночью? Возможно ли это естественно?

Я не уверен, относится ли этот вопрос к этому разделу физики, так что извините, если я нарушаю.

Qmechanic ♦

149k2828 золотых знаков355355 серебряных знаков17591759 бронзовых знаков

Создан 21 янв.

$ \ endgroup $ 2 $ \ begingroup $

На температуру окружающей среды влияет множество различных факторов, и днем ​​обычно теплее из-за солнечного света, но самый важный фактор — это просто то, насколько теплый воздух… И этот воздух может дуть из других мест. Легче всего это заметить, когда в середине дня в вашем районе проходит фронт: солнечный свет остается прежним, но температура воздуха быстро меняется.

Нагревание земли солнечным светом — это простое и фундаментальное явление, которое, как правило, отвечает за погоду, но сама погода более сложна, чем линейная зависимость от солнечного света, а тонкости метеорологии действительно не подходят для этого сайта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *