Сегавы болезнь: Синдром Сегавы

Содержание

Синдром Сегавы

ДОФА-зависимая дистония (синдром Сегавы) — это прогрессирующее наследственное заболевание, отличающееся полиморфными клиническими проявлениями. Синдром Сегавы, как правило, манифестирует в детском возрасте и клинически в 2—4 раза чаще выявляется у лиц женского пола. Заболевание впервые было описано в 1971 г. как наследственная прогрессирующая болезнь базальных ганглиев с выраженными дневными флюктуациями (англ.: hereditary progressive basal ganglia disease with marked diurnal fluctuation) японским неврологом Masaya Segawa на основании клинического наблюдения за двумя пациентками, каждая из которых имела дистоническую установку стоп в сочетании со спастичностью в ногах [1]. Впоследствии M. Segawa и соавт. обозначили болезнь как наследственную прогрессирующую дистонию с выраженными дневными флюктуациями (англ.: hereditary progressive dystonia with marked diurnal fluctuation) [2].

Для заболевания характерно наличие дистонии прежде всего в стопах, изменение симптомов в течение дня и их уменьшение или исчезновение на фоне приема низких доз препаратов леводопы [1—3], что позволяет дифференцировать данную патологию от других наследственных дистоний.

Заболевание относится к орфанным, поэтому каждое клиническое наблюдение представляет интерес.

Клиническое наблюдение. Пациентка Т., 19 лет, поступила в Клинику нервных болезней (КНБ) им. А.Я. Кожевникова Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова в апреле 2017 г. с жалобами на слабость в ногах, болезненные судороги икроножных мышц, ноющие боли в поясничном отделе позвоночника, «подворачивание стоп», тремор пальцев рук. Из анамнеза известно, что пациента родилась от здоровых родителей. Беременность протекала без патологии, роды в срок, росла и развивалась до 4 лет нормально, не отставая от сверстников. Заболела, по словам родителей, с 4 лет, когда впервые появились трудности при ходьбе — шаткость, частые падения, «ходьба на мысочках», а также слабость в ногах, дистоническая установка правой стопы («подворачивание»). Педиатры установли диагноз торсионной дистонии, но препараты L-ДОФА не были назначены. В 12 лет к симптоматике присоединились периодически возникающие миоклонии в руках и ногах, которые появлялись в любое время суток, однако затем быстро регрессировали.

Пациентка отмечала ухудшение симптоматики (дистония стоп) в вечернее время. После обследования в Российской детской клинической больнице (Санкт-Петербург) больной было назначено лечение следующими лекарственными препаратами: наком (31,25 мг/сут), баклофен, беллатаминал. Миоклонии на фоне лечения регрессировали полностью и в дальнейшем возникали крайне редко и кратковременно. Дистония исчезла не полностью, достаточно часто возникала дистоническая установка стоп, преимущественно правой стопы. В последующем ежегодно проводилась курсовая терапия в стационарах без изменения терапии и существенной динамики в состоянии. В связи с тем что в феврале 2017 г. появились боли в поясничном отделе позвоночника и тазобедренных суставах, была несколько раз госпитализирована в различные больницы с диагнозом коксартроза, проводилась терапия различными комбинациями нестероидных противовоспалительных препаратов, сосудистых препаратов и витаминных комплексов с непостоянным эффектом. Базовая терапия по-прежнему включала наком (в прежней дозе), баклофен, беллатаминал, причем на этом фоне дистония стоп и нарушения походки беспокоили крайне редко.
При отмене накома вновь возникала дистония стоп, более выраженная в правой стопе. Из-за сохраняющихся постоянных болей в поясничном отделе позвоночника и тремора в пальцах рук в апреле 2017 г. была госпитализирована в КНБ им. А.Я. Кожевникова Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, где был уставлен предварительный диагноз: дофа-чувствительная дистония (синдром Сегавы).

Из семейного анамнеза известно, что старшая сестра пациентки также страдает от дистонической установки стоп, однако особенности клинической картины и возраст начала заболевания неизвестны. Сестра отказалась от лечения, несмотря на то что дистония привела у нее к деформации стоп, что потребовало хирургического вмешательства. В последнее время получает наком, но дозировка и эффект неизвестны.

Больная правильного телосложения, умеренного питания. Кожные покровы обычной окраски. Костных аномалий нет. Тоны сердца приглушены, ритмичные. Артериальное давление — 120—130/70—80 мм рт. ст. В легких дыхание везикулярное, хрипов нет. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Симптом Пастернацкого отрицательный с обеих сторон.

Неврологический статус: больная в сознании, ориентирована в месте, времени, собственной личности. Когнитивных нарушений нет. Эмоционально лабильна. Менингеальных знаков нет. Черепная иннервация без патологии.

Двигательная сфера: мышечная сила в проксимальных отделах нижних конечностей снижена до 4 баллов, сила аксиальной мускулатуры слева достаточная, справа снижена до 4 баллов. Активные и пассивные движения в руках не ограничены. Тонус мышц конечностей не изменен. Сухожильные рефлексы живые, симметричные. Патологические рефлексы не вызываются. Динамические координаторные пробы (пальценосовая, пяточно-коленная) выполняет удовлетворительно. Постуральный тремор пальцев рук. В пробе Ромберга устойчива. Поверхностная и глубокая чувствительность на руках и ногах сохранена. Тазовые функции не нарушены.

Дистонические движения в стопах появляются при отмене накома.

При отмене накома более чем на 2 дня у больной, помимо дистонической установки стоп, в большей степени левой, развилось значительное повышение мышечного тонуса в ногах, причем в левой ноге до уровня спастичности (см. рисунок). Развитие дистонической установки стоп на фоне отмены накома. При возобновлении терапии в течение 2 дней произошла нормализация неврологического статуса.

Лабораторные исследования: общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови — в пределах нормы. Электрокардиограмма: синусовый ритм, частота сердечных сокращений — 64 уд/мин.

Магнитно-резонансная томография пояснично-крестцового отдела позвоночника: картина дегенеративно-дистрофических изменений тел позвонков, периневральная киста (менингоцеле) на уровне S2. Секвестированная грыжа диска на уровне L5—S1. Электронейромиография: скорость проведения возбуждения в дистальных и проксимальных отделах моторных волокон, скорость распространения возбуждения по сенсорным волокнам, параметры амплитуд моторных и сенсорных ответов нервов рук и ног в пределах нормы.

При выписке пациентке предложено продолжить прием низких доз препаратов леводопы (наком 62,5 мг/сут) и дальнейшее динамическое наблюдение у невролога.

Пациентке рекомендовано проведение молекулярно-генетического исследования для подтверждения диагноза синдрома Сегавы. После консультации с врачом-генетиком было принято решение начать диагностику с поиска мутаций в гене GCH1, различные мутации в котором ответственны за абсолютное большинство описанных в мире случаев синдрома Сегавы. Исследование кодирующей последовательности и прилежащих интронных областей гена выявило у пациентки ранее не описанный патогенный вариант с.382G>T (p.E128*) в гетерозиготном состоянии. Согласно заключению генетиков, диагноз был молекулярно-генетическими методами подтвержден.

Синдром Сегавы считается орфанным наследственным заболеванием, распространенность которого по всему миру, по одним данным, составляет 1 человек на 1 млн населения [4], а по расчетам Т. Nygaard — не более 1 человека на 2 млн населения [5].

Однако стоит учитывать, что экстремально низкая частота встречаемости данной патологии в популяции может быть связана как со сложностями диагностики, так и с постановкой неверных диагнозов пациентам, у которых дистония прогрессирует с детского возраста [4, 6]. Наследование данной патологии преимущественно аутосомно-доминантное [7—11]. Существует также аутосомно-рецессивный вариант синдрома Сегавы, связанный с мутацией фермента тирозингидроксилазы [12—15]. Вместе с тем большинство случаев ДОФА-чувствительной дистонии вызвано мутациями в гене
GCH
1, локализованном на 14-й хромосоме и состоящем из 6 экзонов [16, 17], который кодирует синтез фермента гуанозинтрифосфат-циклогидролазы I [18, 19]. Также существуют данные о спорадических случаях синдрома, при которых отсутствует семейный анамнез заболевания и, как правило, обнаруживается новая мутация в гене GCh2 [14, 20]. По данным Y. Furukawa [21], выявлено уже более 85 мутаций, приводящих к развитию синдрома Сегавы [12, 20, 22—25], и сообщения о новых мутациях продолжают появляться [22, 23, 26].
При этом внутри одной семьи, как правило, описывается одна и та же мутация [27]. Примечательно также, что в 40% семейных случаев синдрома Сегавы при молекулярно-генетическом анализе кодирующих участков ДНК, а также участков, соединяющих экзон с интроном, мутаций в гене GCH1 обнаружено не было [28]. Из особенностей наследования данной патологии стоит отметить низкую пенетрантность мутантного гена GCH1 (около 30%), т. е. низкую степень выраженности мутации в фенотипе и крайне вариабельную экспрессивность гена [21, 29, 30]. С этой особенностью связывают отсутствие клинических проявлений у пациентов с генетически подтвержденным синдромом Сегавы. Данным феноменом также можно объяснить тот факт, что заболевания в 2—4 раза чаще диагностируются у лиц женского пола, что связано с более высокой пенетрантностью данного гена у женщин [30—32]. Мутация в гене GCH1 приводит к снижению активности ГТФ-циклогидроксилазы I, принимающей участие в синтезе тетрагидробиоптерина (ВН4), кофактора тирозинкиназы [31, 33], что в свою очередь снижает активность фермента тирозинкиназы, катализирующей реакцию превращения L-тирозина в L-ДОФА (предшественник дофамина), что соответственно уменьшает количество синтезируемого дофамина [4, 10, 11]. Также показано, что ВН4 может оказывать прямое влияние на количество дофамина в базальных ганглиях и способствовать выбросу дофамина в синаптическую щель. Этим отчасти объясняется наличие суточных колебаний симптоматики заболевания [5].

Заболевание манифестирует в раннем детском возрасте, средний возраст появления первых симптомов болезни составляет 6 лет [9, 10], при этом до момента дебюта болезни большинство детей развиваются нормально [11]. Клиническая картина синдрома, помимо дистонии, складывается из достаточно большого спектра неврологических синдромов: синдром паркинсонизма, синдром координаторных нарушений (в первую очередь нарушения походки), гиперрефлексия и спастичность [34—39], что порой затрудняет своевременную диагностику заболевания [40]. Однако классическими проявлениями этой наследственной патологии принято считать дистонию стоп, при этом дистония вначале охватывает одну конечность, затем — другую, а в дальнейшем распространяется и на верхние конечности. При начале заболевания в детском возрасте обычно замедляется рост, в результате чего к подростковому возрасту пациент имеет рост на два стандартных отклонения ниже нормы [7, 36]. Интеллект и психическое развитие, как правило, не страдают [7, 11]. Некоторые авторы отмечают коморбидность синдрома Сегавы с развивающимися впоследствии психоэмоциональными нарушениями (тревожные расстройства, депрессия, проблемы со сном и т. д.), однако их наличие не считается характерным [38, 39].

Из патогномоничных особенностей клинической картины стоит отметить наличие колебаний симптомов в течение дня (дневные флюктуации), т. е. пациенты отмечают ухудшение симптоматики в вечернее время и улучшение после ночного сна [39]. Снижение выраженности двигательных симптомов в ответ на прием низких доз препаратов леводопы также имеет высокое значение для постановки диагноза ДОФА-чувствительной дистонии [11, 34]. Терапию начинают с дозировки, которая не должна превышать 50—200 мг/сут, при этом эффект от лечения появляется в течение нескольких дней, реже недель [35, 37]. Примечательно, что побочные эффекты, часто развивающиеся при приеме препаратов леводопы, у данной категории пациентов проявляются крайне редко [39].

Характерным для болезни Сегавы является изменение выраженности определенной неврологической симптоматики по мере взросления пациента [2, 7, 8]. Так, при начале заболевания в раннем детском возрасте велика вероятность перехода дистонии, которая охватывает вначале одну конечность, в генерализованную форму дистонии к подростковому возрасту. В целом, как правило, к 30-летнему возрасту симптоматика перестает прогрессировать и стабилизируется. Выраженность «дневных флюктуаций» в свою очередь тоже имеет тенденцию к уменьшению по мере взросления больного, а к среднему возрасту они могут быть клинически маловыраженными, в то время как тремор, редко появляющийся у пациентов раньше подросткового возраста, имеет склонность к быстрому прогрессированию, охватывая все конечности и туловище и стабилизируясь, как правило, не раньше 30 лет [7, 9, 11].

Среди других особенностей синдрома стоит отметить различия в клинической картине в зависимости от возраста, в котором заболевание манифестировало [7, 9, 13]. Так, для пациентов, у которых синдром Сегавы начал прогрессировать с детского возраста, более характерна дистония с выраженными дневными колебаниями симптомов, в то время как у больных с началом заболевания в подростковом возрасте и старше чаще отмечено первоначальное появление тремора с отсутствием дистонии и дневных флюктуаций [7, 9].

Таким образом, большое количество особенностей, присущих синдрому Сегавы, позволяет выделять его в самостоятельную нозологическую единицу.

Ранее синдром Сегавы считался дофа-зависимым вариантом торсионной дистонии [40], однако, согласно современным представлениям о наследственных формах дистоний, которые основываются на лучшем в данный момент понимании генетических основ, патогенетических механизмов и клинической картины, характерных для этой группы заболеваний, не совсем корректно относить синдром Сегавы к варианту первичной торсионной дистонии. Большинство авторов сейчас относят синдром Сегавы к группе так называемых синдромов дистония-плюс, к которой также относят дистонию-паркинсонизм со стремительным развитием и миоклонус-дистонию [38]. Основным отличием группы синдромов дистония-плюс от обширной группы первичных торсионных дистоний или просто первичных дистоний, у которых основным и единственным (исключение составляет тремор конечностей и/или головы) клиническим проявлением является локальная или генерализованная дистония, считается наличие дополнительных симптомов или симптомокомплексов. То есть присутствие у больного каких-либо дополнительных нарушений в виде изменения мышечного тонуса или силы, наличие синдрома паркинсонизма, а также других высокоспецифичных особенностей клинического течения, к примеру положительного эффекта от приема низких доз препаратов леводопы, позволяют исключить диагноз «первичная дистония». Таким образом, наиболее правильно на данный момент классифицировать синдром Сегавы как одно из заболеваний группы «дистония-плюс синдромы».

Помимо дифференциальной диагностики синдрома Сегавы с первичными дистониями, необходимо уметь отличать его еще от ряда патологий. Наиболее часто заболевание следует дифференцировать с наследственной спастической параплегией или детским церебральным параличом, так как неврологическая симптоматика у значительного числа пациентов с диагнозом детского церебрального паралича может быть неправильно расценена в раннем возрасте. Известно, что некоторые дети из этой группы на самом деле могут иметь синдром Сегавы [6, 7, 9]. Среди других важных заболеваний, которые обязательно должны быть включены в дифференциально-диагностический поиск при подозрении на синдром Сегавы, следует упомянуть ювенильный паркинсонизм, который очень часто в начале проявляется дистонией нижних конечностей, и болезни детского возраста, связанные с нарушением метаболизма птеридина, при которых также отмечается дистония, однако характерны психомоторные нарушения и выраженная гипотония [38].

Несомненно, что основным диагностическим исследованием, позволяющим исключить синдром Сегавы или подтвердить наличие другого варианта дистонии, является молекулярно-генетический анализ [6, 7, 13]. Учитывая, что прогноз при синдроме Сегавы зависит от возраста начала лечения препаратами леводопы и является очень хорошим при высокой комплаентности к терапии, несвоевременная постановка диагноза может оказать драматический эффект на качество жизни пациента [4].

Таким образом, учитывая фундаментальные изменения, случившиеся за последние десятилетия в понимании того, что представляет собой дофа-чувствительная дистония, или синдром Сегавы, и в том, какие подходы могут быть использованы для лечения данной патологии, следующим этапом, вероятнее всего, будет внедрение молекулярно-генетических технологий, воздействующих избирательно на гены, в которых произошла мутация, что позволит изменять течение заболевания или препятствовать его возникновению [38].

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Сведения об авторах

Муранова Александра Валерьевна — клинический ординатор Клиники нервных болезней и нейрохирургии, ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия; e-mail :[email protected]

Строков Игорь Алексеевич — к.м.н., доцент кафедры нервных болезней и нейрохирургии ФГБОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия; e-mail: [email protected]; https://orcid.org/0000-0001-6950-7166

Казанцев Константин Юрьевич — врач Клиники нервных болезней и нейрохирургии, ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия; e-mail: [email protected]

Воскресенская Ольга Николаевна — д.м.н., проф. кафедры нервных болезней и нейрохирургии ФГБОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия; e-mail: [email protected]

*e-mail: [email protected]

Болезнь Сегавы (ДОФА-чувствительная торсионная дистония, DYT4)

Болезнь Сегавы (ДОФА-чувствительная торсионная дистония, DYT4)

Болезнь Сегавы (ДОФА-чувствительная дистония) относится к торсионным дистониям и наследуется по аутосомно-доминантному типу с неполной пенетрантностью. Ген находится на длинном плече 14-й хромосомы . Заболевание начинается в детском возрасте. Дистония сочетается с гипокинезией и ригидностью . Это заболевание характеризуется дистонией в сочетании с паркинсонизмом — причем у 70% больных отмечается выраженная вариабельность выраженности клинической картины в течении суток ( Nygaard et al, 1991 , Nygaard et al, 1993 ). Женщины болеют примерно в 4 раза чаще мужчин. Возраст начала заболевания и выраженность симптомов паркинсонизма сильно варьирует — у части больных отмечена изолированная дистония, в некоторых случаях заболевание манифестирует как фокальная дистония мышц гортани или изолированное нарушение позы стоп ( Nygaard et al, 1988 , Ichinose et al 1988 , Иванова-Смоленская И.А. и др., 1996 ).

Заболевание является редким — частота его встречаемости не превышает 1 случая на миллион.

ДОФА-зависимая дистония — аутосомно-доминантное заболевание, пенетрантность которого оценивается в 30%. Однако учет атипичных и стертых проявлений заболевания значительно увеличивает пентрантность и не исключено, что она может достигать 100% ( Nygaard et al, 1990 , Steinberger et al, 1998 ).

Причиной заболевания являются мутации в гене ГТФ циклогидролазы 1 — первого фермента цикла биосинтеза тетрагидробиоптерина , кофактора биосинтеза ароматических аминокислот и в том числе L-ДОФА ( рисунок 7 ) ( Nygaard et al, 1993 , Ichinose, 1994 ).

Лечение: см. Торсионная дистония: лечение .

Ссылки:

Медицинский портал для врачей и студентов

DoctorSPB.ru — информационно-справочный портал о медицине

DoctorSPB.ru — информационно-справочный портал о медицине, здоровье и красоте. Методы лечения ВИЧ,СПИД и гепатита,обзор фармакологических препаратов.Диагностика венерических заболеваний. На сайте размещены учебные медицинские фильмы,медицинские книги и методические пособия, рефераты и историй болезней для студентов и практикующих врачей. Задачей медицинской генетики является выявление и профилактика наследственных болезней. Генетика человека изучает явления наследственности и изменчивости в популяциях людей, особенности наследования нормальных и патологических признаков, зависимость заболевания от генетической предрасположенности и факторов среды.
Читать полностью…
Для диагностики острого инфаркта миокарда довольно широко использовалось определение в крови концентрации миоглобина. Специфичным лабораторным тестом острого инфаркта миокарда является определение МВ-фракции КФК. Любые кардиохирургические вмешательства, включая коронароангиографию, катетеризацию полостей сердца и электроимпульсную терапию, как правило, сопровождаются кратковременным подъемом активности МВ-фракции КФК.
Читать полностью…
Болезни печени сопровождаются рядом лабораторных синдромов. При анализе результатов биохимического исследования у больных с заболеваниями печени целесообразно выделять четыре лабораторных синдрома, каждый из которых в известной степени соответствует определенным морфологическим и функциональным изменениям в органе: цитолитический синдром, мезенхимально-воспалительный синдром, холестатический синдром (синдом холестаза), синдром малой печеночно-клеточной недостаточности. Обычно в каждом конкретном случае заболевания имеет место сочетание нескольких биохимических синдромов.
Читать полностью…
В настоящее время продолжается интенсивный поиск новых препаратов, обладающих анксиолитическим действием и вместе с тем более безопасных и эффективных, чем существующие лекарственные средства. Транквилизаторы – это особая группа психотропных средств, которые уменьшают или устраняют страх, тревогу, беспокойство, раздражительность, эмоциональную напряженность, выраженность эмоциональной насыщенности переживаний, то есть оказывают антиневротическое действие.
Читать полностью…
Боль в животе практически во всех случаях достаточно серьезное явление, к которому нельзя относиться безразлично. При заболеваниях желудка боли беспокоят в верхней половине живота. Боль обуславливается повышением секреторной и моторной функции. К болевым синдромам относится «гиперсекреторный невроз», описанный Райхманом. для него характерна повторная рвота с большим количеством кислого содержимого в сочетании с резкой болью. Чаще приступы возникают натощак и ночью, могут сопровождаться развитием гипохлоремической тетании, напоминают картину гипергатросуккореи, характерную для пилородуоденальной локализации язвенной болезни.
Читать полностью…
Внутривенное введение сверхвысоких, ударных доз глюкокортикостероидных гормонов, или пульс-терапия, получило наибольшее распространение в медицине критических состояний – септический шок, астматический статус, острый инфаркт миокарда с развитием синдрома Дресслера, отек Квинке, отек мозга, синдром Лайела, рассеянный склероз и др. Стандартным считается применение пульс-терапии для профилактики и купирования криза отторжения трансплантата. Именно успешное применение пульс-терапии у больных с кризом отторжения, в основе которого лежит целый ряд иммунных нарушений, послужило основой для использования пульс-терапии у больных с аутоиммунными ревматическими заболеваниями.
Читать полностью…
Основным элементом дегенерации межпозвонкового диска является уменьшение количества протеингликанов. Происходит фрагментация аггреканов, потеря глюкозаминогликанов, что приводит к падению осмотического давления и, как следствие, дегидратации диска. Однако даже в дегенерированных дисках клетки сохраняют способность к продуцированию нормальных аггреканов. Одной из основных причин дегенерации межпозвонкового диска является нарушение адекватного питания его клеточных элементов. In vitro было показано, что клетки межпозвонкового диска достаточно чувствительны к дефициту кислорода, глюкозы и изменению pH.
Читать полностью…
Дисбиозы – это микроэкологические нарушения, которые выражаются в нарушениях состава и функций нормальной микрофлоры. Состояние здоровья человека во многом определяется его микрофлорой. Именно поэтому современные стоматологи уделяют такое внимание проблеме дисбиоза и дисбактериоза полости рта. В полости рта и глотке человека встречается более 300 видов микробов.
Читать полностью…
Это лечение больных сифилисом с установленным и подтвержденным диагнозом. Арсенал применяемых противосифилитических препаратов включает: (1) антибиотики, которые в свою очередь подразделяются на антибиотики выбора и антибиотики резерва, а также (2) препараты висмута и йода, которые применяют значительно реже. Поскольку лечение сифилиса проводится почти исключительно антибиотиками, то до начала терапии необходимо собрать аллергологический анамнез в отношении их переносимости, а перед первыми инъекциями назначить антигистаминные средства.
Читать полностью…
Снижение массы тела не является самостоятельным диагнозом – этот симптом лишь свидетельствует о происходящем в организме патологическом процессе. Вместе с массой тела человек теряет и компенсаторные возможности, становясь уязвимым к любым неблагоприятным воздействиям окружающей среды. Поэтому любой случай похудения заслуживает адекватного внимания и лечения.
Читать полностью…
Голеностопный сустав – это один из самых уязвимых суставов организма, так как именно на него, наряду со стопой и коленным суставом, приходится ударная нагрузка во время ходьбы, бега, прыжков.
Читать полностью…
Эстетическая хирургия является наиболее стремительно развивающейся областью медицины в передовых странах мира, и Турцию эта тенденция не обошла мимо. Относится турецкая пластическая хирургия к самым продвинутым медицинским направлениям в стране.
Читать полностью. ..
Для того, чтобы поддерживать свое здоровье, многие ведут здоровый образ жизни, много времени проводят на свежем воздухе, а также следят за своим питанием. Но не всегда получается профилактикой избавиться полностью от проблем, которые связаны со здоровьем.
Читать полностью…
Шампунь необходим не только для очищения волос. В состав моющего средства могут входить масла и лекарственные растения, оказывающие лечебный эффект.
Читать полностью…

Лечение детей в Израиле | Первый Медицинский Центр Тель-Авива

В Первом медицинском центре Тель-Авива было дигностировано редкое детское заболенвание – болезнь Сегавы. 15-летняя девочка, которая за четыре последних года была десятки раз на приемах у врачей, смогла, наконец, самостоятельно выйти на вечернюю прогулку.

Болезнь Сегавы – это редкое неврологическое нарушение, встречающееся в Израиле раз в 10-20 лет. Во всем мире количество известных случаев не превышает несколько сотен. Дети (в основном, девочки), пораженные этой болезнью, начинают свой день, как все. Однако во второй половине дня ступни их ног и кисти рук начинают заворачиваться вовнутрь, ребёнок с трудом ходит и держит в руках ручку. Ближе к вечеру ребёнок полностью теряет возможность передвигаться и держать предметы. Наутро же болезнь исчезает и снова проявляется только после полудня.

Родители 15-летней Лизы заметили нарушения у их дочки в возрасте 11 лет. Вере стало тяжело возвращаться из школы, а после – и писать на последних уроках. В последний год отец был вынужден выносить девочку из школы на руках: дойти до остановки самостоятельно она уже не могла. За эти четыре года Лизу обследовало несколько десятков врачей, ей ставили множество разнообразных диагнозов – из самых разных областей медицины, назначалось разнообразное лечение, но ничего не помогало. В Израиль на лечение Лиза летела для прохождения лечения в психиатрической клинике, родители настаивали на немедленной госпитализации.

Сразу же в день прилета Лизу, приняла заведующая отделения неврологии детской больницы «Дана», профессор Авива Фаталь со стажем работы более 30 лет. Профессор на первой же консультации диагностировала редкую болезнь, вызванную недостатком в головном мозге определенного фермента. Лечение было назначено незамедлительно. Были выписаны таблетки, стоимостью шесть с половиной долларов за упаковку, для курса лечения в два месяца.

Родители не поверили своим глазам, когда на следующий день после начала приема препарата девочка отправилась с ними гулять по городу перед ужином. Мама не знала, как объяснить произошедшее с Лизой и считала это результатом смены обстановки. Лишь временное прекращение приема препарата перед взятием пункции и последовавший резкий возврат болезни убедил родителей в верности диагноза.

Результат пункции помогает точнее определить отсутствующее в головном мозге у девочки вещество, но уже сейчас Лиза – полноценный ребенок. Она ходит в школу и из школы, веселится и до вечера играет со сверстниками. «Это просто чудо какое-то», — так прокомментировали родители Лизы все произошедшее в Первом медицинском центре. Наш центр желает крепкого здоровья Лизе.

Больница Дана и институты педиатрии в составе первого медицинского центра известны большими достижениями в области терапевтической неврологии и других детских заболеваний. Ежегодно в наш центр к лучшим специалистам в разных направлениях приезжают сотни больных детей со всего мира. Если ваш ребенок нуждается в помощи педиатра, диагностике, лечении определенного заболевания или проведении операции различной степени тяжести, реабилитации, направляйте заявки в наш центр и мы незамедлительно постараемся вам помочь.

Педиатрия занимает приоритетное стратегическое место в медицине Израиля.

Итоги LXIV заседания Сибирской ассоциации нейрохирургов «Сибнейро»

27 марта 2020 года на базе Федерального центра нейрохирургии (г. Новосибирск) прошло LXIV заседание Сибирской ассоциации нейрохирургов «Сибнейро».  В мероприятии приняли участие специалисты из г.Новосибирска.

Председателем заседания выступила кандидат медицинских наук, врач-невролог ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии»  Минздрава России (г.Новосибирск) Галина Ивановна Мойсак.

Открыла заседание Лариса Павловна Шперлинг, кандидат медицинских наук, врач-невролог, заведующая областным Центром экстрапирамидных нарушений с кабинетом ботулинотерапии (г.Новосибирск). Свое выступление она начала с лекции на тему «Дофа-зависимая дистония или синдром Сегавы в клинической практике врача-невролога», в которой раскрыла особенности течения этого редкого заболевания, отметила важность ранней диагностики дистонии Сегавы и хороший прогноз болезни при рано начатой терапии препаратами леводопы. Затем в докладе на тему «Камптокормия: взгляд невролога», она рассказала о многообразии причин развития симптома камптокормии, их патогенезе и продемонстрировала собственные результаты успешного применения ботулинотерапии у этой группы пациентов.

Продолжил заседание лекцией на тему «Методы кризисной помощи пациентам нейрохирургического профиля» Илья Константинович Березин, медицинский психолог отделения восстановительной медицины ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии» Минздрава России (г. Новосибирск). В своем докладе Илья Константинович представил информацию об этапах переживания болезни пациентами, в особенности больных нейрохирургического профиля, отметил виды оказания помощи психологом и важные моменты во взаимодействии лечащего врача с пациентом.

Заседание было проведено в дружеской атмосфере. Каждый из докладов вызвал научный интерес у присутствовавших на заседании, состоялась содержательная дискуссия. В сложных клинических случаях, в частности при камптокормии и разных видах дистонии, а также других патологиях, для дифференциальной диагностики заболеваний нервной системы и принятия решения о тактике лечения требуется совместное участие неврологов, нейрохирургов и врачей смежных специальностей.


Наследственные нарушения обмена веществ

Психоз, раздражительность, изменение настроения, гиперактивность, возбуждение или галлюцинации Лизосомные болезни (болезнь Хантера, GM2 ганглиозидоз с поздним началом, болезнь Краббе, НЦЛ), нейрональный цероидный липофусциноз (НЦЛ), пероксисомные болезни, нарушение метаболизма пуринов, нарушение цикла мочевины, гомоцистинурия и другие.

Наследственные болезни обмена

Лизосомные болезни (болезнь Хантера, GM2 ганглиозидоз с поздним началом, болезнь Краббе, НЦЛ), пероксисомные болезни, нарушение метаболизма пуринов, нарушение цикла мочевины, гомоцистинурия и другие.

Общая умственная отсталость/задержка развития с прогрессирующей неврологической симптоматикой, деменция Лизосомные болезни, аминоацидопатии, органические ацидопатии, нарушение метаболизма углеводов, нарушение метаболизма микроэлементов (болезнь Вильсона–Коновалова), пероксисомные болезни

Наследственные болезни обмена

Лизосомные болезни, аминоацидопатии, органические ацидопатии, нарушение метаболизма углеводов, нарушение метаболизма микроэлементов (болезнь Вильсона-Коновалова), пероксисомные болезни

Судороги Преимущественно заболевания, поражающие серое вещество головного мозга, особенно перокисомные болезни, некоторые лизосомные болезни (особенно нейрональный цероидный липофусциноз), пиридокин-зависимые, биотин-обусловленные синдромы, нарушение обмена пируватов, митохондриальные заболевания

Наследственные болезни обмена

Преимущественно заболевания, поражающие серое вещество головного мозга, особенно пероксисомные болезни, некоторые лизосомные болезни (особенно НЦЛ), пиридоксин-зависимые, биотин-обусловленные синдромы, нарушение обмена пирувата, митохондриальные заболевания

Потеря зрения Вышеперечисленные синдромы

Наследственные болезни обмена

Вышеперечисленные синдромы

Атрофия зрительного нерва Наследственная атрофия зрительного нерва Лебера

Наследственные болезни обмена

Наследственная атрофия зрительного нерва Лебера

Пигментный ретинит Нарушения метаболизма пирувата, митохондриальные заболевания, синдром Рефсума, болезни накопление железа, абеталипопротеинемия

Наследственные болезни обмена

Нарушения метаболизма пирувата, митохондриальные заболевания, синдром Рефсума, болезни накопление железа, абеталипопротеинемия

Симптом «вишневой косточки» Болезнь Тея–Сакса, сиалидоз 2 типа

Наследственные болезни обмена

Болезнь Тея-Сакса, сиалидоз 2 типа

Экстрапирамидные нарушения (в особенности ригидность, тремор или хорея) Болезнь Вильсона–Коновалова, сидром Леша–Наяна, болезнь Сегавы, некоторые органические ацидопатии, нарушения гликолиза

Наследственные болезни обмена

Болезнь Вильсона–Коновалова, сидром Леша–Наяна, болезнь Сегава, некоторые органические ацидопатии, нарушения гликолиза

Атаксия Нарушение обмена пируватов, нарушение обмена аминокислот, органические ацидопатии, митохондриальные заболевания, дефекты цикла мочевины, нарушения обмена липопротеинов, пероксисомные болезни, некоторые лизосомные болезни

Наследственные болезни обмена

Нарушение обмена пируватов, нарушение обмена аминокислот, органические ацидопатии, митохондриальные заболевания, дефекты цикла мочевины, нарушения обмена липопротеинов, пероксисомные болезни, некоторые лизосомные болезни

Пирамидная симптоматика и мозжечковый синдром с/без периферической нейропатии Пероксисомные болезни (адренолейкодистрофия, синдром Цельвегера, позднее начало болезни Рефсума), болезнь Канавана, болезнь Александера, лизосомные болезни

Наследственные болезни обмена

Пероксисомные болезни (адренолейкодистрофия, синдром Цельвейгера, позднее начало болезни Рефсума), болезнь Канавана, болезнь Александера, лизосомные болезни

Периферическая нейропатия с/без дизавтономии Острая перемежающаяся порфирия, пероксисомные болезни, некоторые случаи болезни Рефсума, некоторые случаи абеталипопротеинемии, семейный амилоидоз

Наследственные болезни обмена

Острая перемежающаяся порфирия, пероксисомные болезни, некоторые случаи болезни Рефсума, некоторые случаи абеталипопротеинемии, семейный амилоидоз

Миопатия Нет данных

Наследственные болезни обмена

Нет данных

Эпизодические крампи и миоглобинурия, связанные с физической нагрузкой Нарушения гликолиза и гликогенолиза, нарушение окисления жирных кислот, нарушение цикла карнитина и его производных

Наследственные болезни обмена

Нарушения гликолиза и гликогенолиза, нарушение окисления жирных кислот, нарушение цикла карнитина и его производных

Синдромы с «рваными красными волокнами» Митохондриальные болезни

Наследственные болезни обмена

Митохондриальные болезни

(PDF) DYSTONIA IN CHILDREN (A LECTURE)

57

ДЕТСКОЙ

НЕВРОЛОГИИ

РУССКИЙ

ЖУРНАЛ

2014

4

ТОМ IХ

Обзоры и лекции

57

1. Артемьев Д.В. Лечение болезни Паркин-

сона в молодом возрасте. Неврология, ней-

ропсихиатрия, психосоматика 2010;(3):

6–11. [Artemiyev D.V. Treatment

of parkinson’s disease at a young age.

Neurology, Neuropsychiatry, Psychosomatics

2010;(3):6–11. (In Russ.)].

2. Белоусова Е.Д. Пароксизмальные диски-

незии – актуальная проблема детской не-

врологии. Российский вестник перинато-

логии и педиатрии 2006;51(4):47–52.

[Belousova E.D. Paroxysmal dyskinesia

as an actual problem of children’s neurology.

Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics

2006;51(4):47–52. (In Russ.)].

3. Блейлер Е. Руководство по психиатрии.

М.: Изд-во Независимой психиатрической

ассоциации, 1993. 573 с. [Bleiler E. Manual

in Psychiatry. Moscow: Publishing House

of the Independent Psychiatric Association,

1993. 573 p. (In Russ.)].

4. Бобылова М.Ю., Ильина Е.С.,

Пилия С.В. и др. Пароксизмальные диски-

незии: дифференциальный диагноз с эпи-

лепсиями. Лечащий врач 2006;(5):22–7.

[Bobylova M.Yu., Ilyina E.S., Piliya S.V. et al.

Paroxysmal dyskinesia: differential diagnosis

with epilepsies. Lechashchiy Vrach (Attending

physician) 2006;(5):22–7. (In Russ.)].

5. Бобылова М.Ю., Козловский А.С.,

Полюдов С.А. и др. Синдром Сандифера

под «маской» кривошеи: клиническое на-

блюдение. Педиатрия 2009;87(3):144–7.

[Bobylova M.Yu., Kozlovskiy A.S.,

Polyudov S.A. et al. Sandifer syndrome under

the “mask” of torticollis: clinical observation.

Pediatrics 2009;87(3):144–7. (In Russ.)].

6. Бобылова М.Ю., Михайлова С.В.,

Гринио Л.П. Дофа-зависимая дистония

(болезнь Сегавы). Журнал неврологии

и психиатрии им. С.С. Корсакова

2009;109(8):73–6. [Bobylova M.Yu.,

Mikhailova S.V., Grinio L.P. Dopa-sensitive

dystonia (Segawa disease). S.S. Korsakov

Journal of Neurology and Psychiatrics

2009;109(8):73–6. (In Russ.)].

7. Залялова З.А. Современные классифика-

ции мышечных дистоний, стратегия лече-

ния. Журнал неврологии и психиатрии

им. С.С. Корсакова 2013;113(3):85–9.

[Zalyalova Z.A. Modern classifications

of muscular dystonia, treatment strategy.

S.S. Korsakov Journal of Neurology and

Psychiatrics 2013;113(3):85–9. (In Russ.)].

8. Зыков В.П., Айвазян С.О.,

Бегашева О.И., Зыков Е.В. Дифференци-

альная диагностика гиперкинезов с эпи-

лептическими приступами у детей.

В кн.: Эпилептология в медицине XXI века.

Под ред. Е.И. Гусева, А.Б. Гехт. М.: Изд-во

ЗАО «Светлица», 2009. С. 145–51.

[Zykov V.P., Aivazyan S.O., Begasheva O.I.,

Zykov E.V. Differential diagnostics of

hyperkinesia with epileptic seizures of children.

In: Epileptology in the medicine of the XXI

century. E.I. Gusev, A.B. Gecht (eds.).

Moscow: Publishing House “Svetlitsa”, 2009.

Pp. 145–51. (In Russ.)].

9. Краснов М.Ю., Тимербаева С.Л.,

Иллариошкин С.Н. Генетика наследствен-

ных форм дистонии. Анналы неврологии

2013;(2):55–62. [Krasnov M.Yu.,

Timerbayeva S.L., Illarioshkin S.N. Genetics

of hereditary forms of dystonia. Annals

of Neurology 2013;(2):55–62. (In Russ.)].

10. Михайлова С.В., Захарова Е.Ю.,

Петрухин А.С. Нейрометаболические забо-

левания у детей и подростков. Диагностика

и подходы к лечению. М.: Литтерра, 2011.

241 с. [Mikhailova S.V., Zakharova E.Yu.,

Petrukhin A.S. Neurometabolic diseases

of children and adolescents. Diagnostics and

approaches to therapy. Moscow: Litterra, 2011.

241 p. (In Russ.)].

11. Окунева И.В., Бобылова М.Ю.,

Какаулина В.С., Нестеровский Ю.Е. До-

брокачественный пароксизмальный торти-

колис младенчества. Русский журнал дет-

ской неврологии 2013;8(2):41–6.

[Okuneva I.V., Bobylova M.Yu.,

Kakaulina V.S., Nesterovskiy Yu.E. Benign

paroxysmal torticollis of early infancy. Russian

Journal of Child Neurology 2013;8(2):41–6.

(In Russ.)].

12. Петрухин А.С. Неврология детского воз-

раста. М.: Медицина, 2004. С. 646–8.

[Petrukhin A.S. Neurology of childhood.

Moscow: Medicine, 2004. Pp. 646–8. (In Russ.)].

13. Руденская Г.Е., Захарова Е.Ю.,

Бессонова Л.Ю. и др. Синдром Леша–

Найхана: фенотипическое разнообразие

и ДНК-диагностика. Медицинская генети-

ка 2010;(9):41–8. [Rudenskaya G.E.,

Zakharova E.Yu., Bessonova L.Yu. et al.

Lesch–Nyhan syndrome: phenotypic diversity

and DNA diagnostics. Medical Genetics

2010;(9):41–8. (In Russ.)].

14. Семенова К.А. Восстановительное ле-

чение детей с перинатальным поражением

нервной системы и с детским церебраль-

ным параличом. М.: Закон и порядок, 2007.

616 с. [Semyonova K.A. Rehabilitation therapy

of children with perinatal lesions of the nervous

system and infantile cerebral paralysis.

Moscow: Zakon i Poryadok, 2007. 616 p.

(In Russ.)].

15. Столбова Е.А. Использование пролон-

гированной записи электроэнцефалогра-

фии в диагностике пароксизмальной дис-

тонии. Вятский медицинский вестник

2012;(2):35–8. [Stolbova E.A. Use of

prolonged EEG recording for diagnostics

of paroxysmal dystonia. Vyatka Medical

Herald 2012;(2):35–8. (In Russ.)].

16. Томский А.А., Шабалов В.А.,

Декопов А.В. и др. Результаты двусторон-

ней электростимуляции медиального сег-

мента бледного шара при торсионной дис-

тонии. В кн.: Болезнь Паркинсона

и расстройства движений. Под ред.

С.Н. Иллариошкина, Н.Н. Яхно. М.:

ООО «Диалог», 2008. С. 230–5.

[Tomskiy A.A., Shabalov V.A., Dekopov A.V.

et al. Results of bilateral electrical stimulation

of the medial segment of the globus pallidus

with torsion dystonia. In: Parkinson’s disease

and movement disorders. S.N. Illarioshkin,

N.N. Yakhno (eds.). Moscow: Dialog LLC,

2008. Pp. 230–5. (In Russ.)].

17. Ходжаева Л.Ю., Ходжаева С.Б. Диффе-

ренциальная диагностика кривошеи

у детей первого года жизни. Травматология

и ортопедия России 2011;3(61):68–72.

[Khodjayeva L.Yu., Khodjayeva S.B.

Differential diagnostics of torticollis of infants.

Traumatology and Orthopedics in Russia

2011;3(61):68–72. (In Russ.)].

18. Albanese A., Jankovic J. Hyperkinetic

movement disorders: differential diagnosis

and treatment. Oxford: Wiley-Blackwell, 2012.

402 p.

19. Alden T.D., Lytle R.A., Park T.S. et al.

Intrathecal baclofen withdrawal: a case report

and review of the literature. Childs Nerv

Syst 2002;18(9–10):522–5.

20. Breakefield X.O., Blood A.J., Li Y. et al.

The pathophysiological basis of dystonias.

Nat Rev Neurosci 2008;9(3):222–34.

21. Bressman S.B. Dystonia genotypes,

phenotypes, and classification. Adv

Neurol 2004;(94):101–7.

22. Bourgeois M., Aicardi J., Goutieres F.

Alternating hemiplegia of childhood. J Pediatr

1993;122(5 Pt 1):673–9.

23. de Vries B., Stam A.H., Beker F. et al.

CACNA1A mutation linking hemiplegic

migraine and alternating hemiplegia of

childhood. Cephalalgia 2008;28(8):887–91.

24. Fahn S. Concept and classification

of dystonia. Adv Neurol 1988;(50):1–8.

25. Fahn S., Marsden C.D., Calne D.B.

Classification and investigation of dystonia.

In: Marsden C.D., Fahn S. (eds.) Movement

Disorders 2. London: Butterworths, 1987.

Рр. 332–58.

26. Fernandez-Alvarez E., Aicardi J.

Movement disoders in children. ICNA,

2001. Рр. 79–129.

27. Gottlob I., Wizov S.S., Reinecke R.D.

Spasmus Nutans. A Long-term Follow-up.

Invest Ophthalmol Vis Sci 1995;36(13):2768–71.

28. Guerrini R., Belmonte A., Carrozzo R.

Paroxysmal tonic upgaze of childhood with

ataxia: a benign transient dystonia with

autosomal dominant inheritance. Brain Dev

1998;20(2):116–8.

ЛИТЕРАТУРА

RGDN_04_2014 Block.indd 57RGDN_04_2014 Block.indd 57 30.12.2014 10:01:2030.12.2014 10:01:20

Дофамин-зависимая дистония: предыстория, этиология, эпидемиология

  • Сегава М., Хосака А., Миягава Ф., Номура Ю., Имаи Х. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями. Адв Нейрол . 1976. 14:215-33. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Фридман младший. Чего нет в названии? Допа-зависимая дистония может реагировать больше, чем на леводопа. Педиатр Нейрол . 2016 июнь 59:76-80. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Чен Р.С., Хуан К.С., Лу К.С.Дофа-зависимая дистония: клиническое и семейное исследование на тайваньцах. Клиника Нейрол Нейрохирург . 1996 фев. 98(1):43-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Найгард ТГ. Допа-зависимая дистония. Карр Опин Нейрол . 1995 г. 8 августа (4): 310-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Марута К., Окамото С., Такегами Т. [Форма дофа-зависимой дистонии с поздним началом с суточными колебаниями]. Ринсё Синкейгаку . 1993 г. 33 марта (3): 341-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Номура Ю. Клинические характеристики непроизвольных движений в детском возрасте. Нет Хаттацу . 1997 май. 29(3):199-205. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Людеке Б., Дворничак Б., Бартоломе К. Точечная мутация в гене тирозингидроксилазы, связанная с синдромом Сегавы. Хум Жене . 1995 янв. 95(1):123-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Nygaard TG, Wilhelmsen KC, Risch NJ, Brown DL, Trugman JM, Gilliam TC.Картирование сцепления дофа-зависимой дистонии (DRD) с хромосомой 14q. Нат Жене . 1993, декабрь 5(4):386-91. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ichinose H, Ohye T, Takahashi E, Seki N, Hori T, Segawa M. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями, вызванная мутациями в гене GTP-циклогидролазы I. Нат Жене . 1994 8 ноября (3): 236-42. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Тони Б., Блау Н. Мутации в генах, метаболизирующих Bh5, циклогидролаза I, 6-пирувоил-тетрагидроптеринсинтаза, сепиаптеринредуктаза, карбиноламин-4а-дегидратаза и дигидроптеридинредуктаза. Хум Мутат . 2006 г. 27 сентября (9): 870-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гассер Т. Идиопатическая, миоклоническая и допа-зависимая дистония. Карр Опин Нейрол . 1997 авг. 10 (4): 357-62. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Bartholome K, Ludecke B. Мутации в гене тирозингидроксилазы вызывают различные формы L-дофа-зависимой дистонии. Адв Фармакол . 1998. 42:48-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Лю С., Чжан С.С., Фан Д.Ф., Ма М.Ю., Го С.Ю., Ян И. и др.Мутация GCh2 и клиническое исследование китайских пациентов с допа-чувствительной дистонией. Мов Беспорядок . 2010 15 марта. 25(4):447-51. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ким Дж.И., Чой Дж.К., Ли Дж.В., Ким Дж., Ки К.С., Хонг Дж.И. Новая миссенс-мутация в гене GCh2 в корейской семье с болезнью Сегава. Мозг Дев . 2014 г., 16 июня. [Ссылка на MEDLINE QxMD].

  • Невилл Б.Г., Параскандало Р., Фарруджа Р., Феличе А. Дефицит сепиаптеринредуктазы: врожденное двигательное и когнитивное расстройство, реагирующее на дофа. Мозг . 2005 г., октябрь 128 (часть 10): 2291-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Зелонка М., Махсид Н., Блау Н., Беттендорф М., Хоффманн Г.Ф., Опладен Т. Дефицит гормона роста, реагирующий на дофамин, и центральный гипотиреоз при дефиците сепиаптеринредуктазы. Представитель JIMD . 2015. 24:109-13. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Фурукава Ю., Киш С.Дж. Допа-зависимая дистония: последние достижения и остающиеся вопросы, требующие решения. Мов Беспорядок .1999 сен. 14 (5): 709-15. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Такахаши Х., Левин Р.А., Гэллоуэй М.П., ​​Сноу Б.Дж., Калн Д.Б., Найгард Т.Г. Биохимические данные и данные позитронно-эмиссионной томографии с фтородопа у бессимптомного носителя гена допа-зависимой дистонии. Энн Нейрол . 1994 г. 35 марта (3): 354-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Hagenah J, Saunders-Pullman R, Hedrich K, Kabakci K, Habermann K, Wiegers K. Высокая частота мутаций при дофа-зависимой дистонии: обнаружение с помощью комплексного скрининга GCHI. Неврология . 2005 8 марта. 64(5):908-11. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • де ла Фуэнте-Фернандес Р., Шульцер М., Мак Э., Калн Д.Б., Штёссл А.Дж. Пресинаптические механизмы моторных флюктуаций при болезни Паркинсона: вероятностная модель. Мозг . 2004 г., апрель 127 (часть 4): 888–99. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Furukawa Y, Lang AE, Trugman JM, Bird TD, Hunter A, Sadeh M. Пенетрантность, связанная с полом, и мутации гена GTP-циклогидролазы I de novo при дофа-зависимой дистонии. Неврология . 1998 г. 50 апреля (4): 1015-20. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Сегава М., Номура Ю., Касе М. Суточная флуктуирующая наследственная прогрессирующая дистония. Справочник по клинической неврологии, экстрапирамидные расстройства . Эльзевир: Амстердам; 1986. Том 5: 529-539.

  • Деонна Т., Руле Э., Гика Дж., Зесигер П. Детская дистония, реагирующая на допа: форма fruste с писчими спазмами, вызванная физическими упражнениями. Dev Med Детский нейрол .1997 янв. 39(1):49-53. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Steinberger D, Topka H, ​​Fischer D, Müller U. Мутация GCh2 у пациента с оромандибулярной дистонией у взрослых. Неврология . 1999 10 марта. 52(4):877-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Браутигам С., Веверс Р.А., Янсен Р.Дж., Смейтинк Дж.А., де Рийк-ван Андел Дж.Ф., Габриелс Ф.Дж. Биохимические признаки дефицита тирозингидроксилазы. Клин Хим . 1998 сен. 44 (9): 1897-904. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Людеке Б., Кнаппског П.М., Клейтон П.Т., Сертис Р.А., Клелланд Д.Д., Хилз С.Дж. Рецессивно наследуемый L-ДОФА-чувствительный паркинсонизм в младенчестве, вызванный точечной мутацией (L205P) в гене тирозингидроксилазы. Хум Мол Жене . 1996 г., 5 июля (7): 1023-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Чейетт Б.Н., Чейетт С.Н., Кусмано-Озог К., Эннс Г.М. Допа-зависимая дистония, проявляющаяся замедленной и неуклюжей походкой. Педиатр Нейрол . 2008 апр.38(4):273-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Раушендорф М.А., Йост М., Сток Ф. и др. Новая составная гетерозиготная мутация синаптоянина-1 вызывает синдром дистонии-паркинсонизма, чувствительный к леводопе. Мов Беспорядок . 2017 32 марта (3): 478-480. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Робинсон Р., Маккарти Г.Т., Бандманн О., Добби М., Сертис Р., Вуд Н.В. дефицит циклогидролазы ГТФ; внутрисемейная изменчивость клинического фенотипа, включая реакцию на леводопу. J Нейрол Нейрохирург Психиатрия . 1999 янв. 66(1):86-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Segawa M, Nishiyama N, Nomura Y. DOPA-чувствительный дистонический паркинсонизм – патофизиологические соображения. Адв Нейрол . 1999. 80:389-400. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Йокочи М. Ювенильная болезнь Паркинсона. Часть I. Клинические аспекты. Adv Neurol Sci . 1979. 23:1060-1073.

  • Чон Б.С., Чон Дж.М., Пак СС, Ким Дж.М., Чанг Й.С., Сонг Х.К.Плотность переносчиков дофамина, измеренная с помощью однофотонной эмиссионной компьютерной томографии [123I] бета-CIT, является нормальной при дофа-зависимой дистонии. Энн Нейрол . 1998 июнь 43(6):792-800. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Нигаард Т.Г., Варан С.П., Левин Р.А., Найни А.Б., Чуторян А.М. Допа-зависимая дистония, симулирующая детский церебральный паралич. Педиатр Нейрол . 1994 11 октября (3): 236-40. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Fujita S, Shintaku H. Этиология и нарушение метаболизма птеридина наследственной прогрессирующей дистонии с выраженными суточными колебаниями (HPD: болезнь Сегава). Med J Kushiro City Hosp . 1990. 2:64-67.

  • Сегава М., Номура Ю. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями. Патофизиологическое значение возраста начала заболевания. Адв Нейрол . 1993. 60:568-76. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хайленд К., Фрайбург Дж.С., Уилсон В.Г., Бебин Э.М., Арнольд Л.А., Гунасекера Р.С. Пероральная нагрузка фенилаланином при дофа-зависимой дистонии: возможный диагностический тест. Неврология .1997 май. 48(5):1290-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Сондерс-Пуллман Р.Дж., Рэймонд Д., Хайленд К. и др. Маркеры заболевания при дофа-зависимой дистонии. Мов Беспорядок . 1998. 13 (прил. 2): 285.

  • Saunders-Pullman R, Blau N, Hyland K, Zschocke J, Nygaard T, Raymond D. Нагрузка фенилаланином как диагностический тест для DRD: интерпретация полезности теста. Мол Генет Метаб . 2004 ноябрь 83(3):207-12. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Furukawa Y, Shimadzu M, Rajput AH, Shimizu Y, Tagawa T, Mori H. Мутации гена GTP-циклогидролазы I при наследственной прогрессирующей и дофа-зависимой дистонии. Энн Нейрол . 1996 май. 39(5):609-17. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Раджпут А.Х., Гибб В.Р., Чжун Х.Х., Шаннак К.С., Киш С., Чанг Л.Г. Допа-реактивная дистония: патологоанатомические и биохимические наблюдения на примере. Энн Нейрол . 1994 г. 35 апреля (4): 396-402. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Сноу Б.Дж., Окада А., Мартин В.Р.В. Позитронно-эмиссионная томография при дофа-зависимой дистонии, паркинсонизме-дистонии и паркинсонизме в молодом возрасте. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями, Карнфорт, Великобритания. 1993. 181-186.

  • Соул Г.В., Линдерс К.Л., Брукс Д.Дж., Харвуд Г., Лиз А.Дж., Фраковяк Р.С. Дофа-зависимая дистония: позитронно-эмиссионная томография с [18F]дофа. Энн Нейрол . 1991 г. 30 июля (1): 24-30.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Аонги П., Яккарино Л., Перани Д. Нейровизуализация ПЭТ: взгляд на дистонию и синдром Туретта и возможные применения. Фронт Нейрол . 2014. 5:183. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Rinne JO, Iivanainen M, Metsahonkala L, Vainionpaa L, Paakkonen L, Nagren K. Полосатая дофаминергическая система при дофа-зависимой дистонии: исследование ПЭТ с несколькими индикаторами показывает увеличение рецепторов D2. J Нейронный преобразователь .2004 янв. 111(1):59-67. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Hwang WJ, Yao WJ, Wey SP, Ting G. Клинические и [99mTc]TRODAT-1/[123I]IBZM результаты ОФЭКТ при дофа-чувствительной дистонии. Евро Нейрол . 2004. 51(1):26-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хсу К.Ю., Куо К.Н., Хсу Р.В. Коррекция деформации стопы по Илизарову у больного с болезнью Сегава. Clin Orthop Relat Res . 1995 май. (314):199-202. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Тони Б., Кальво А.С., Шерер Т., Свебак Р.М., Хаавик Дж., Блау Н. Тетрагидробиоптерин проявляет шаперонную активность в отношении тирозингидроксилазы. Дж Нейрохим . 2008 г., июль 106 (2): 672-81. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • де ла Фуэнте-Фернандес Р. Лекарственные двигательные осложнения при дофа-зависимой дистонии: последствия для патогенеза дискинезий и двигательных флуктуаций. Клин Нейрофармакол . 1999 июль-август. 22(4):216-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хву В.Л., Ван П.Дж., Шен Ю.З. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями: описание случая. Чжунхуа Мин Го Сяо Эр Кэ И Сюэ Хуэй За Чжи . 1989 январь-февраль. 30(1):46-51. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Gherpelli JL, Nagae LM, Diament A. Чувствительная к ДОФА прогрессирующая дистония у детей с суточными колебаниями симптомов: клинический случай. Арк Нейропсихология . 1995 июнь 53 (2): 298-301. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Wang PJ, Ko YM, Young C, Hwu WL, Shen YZ. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями (синдром Сегава) на Тайване. Мозг Дев . 1994 март-апрель. 16(2):126-31. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Дьюи Р.Б. мл., Мюнтер М.Д., Кишор А., Сноу Б.Дж. Долгосрочное наблюдение за реакцией на леводопу при генерализованной дистонии. Арка Нейрол . 1998 Октябрь 55 (10): 1320-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Исида А., Такада Г., Кобаяси Ю., Тойосима И., Такаи К.Влияние тетрагидробиоптерина и 5-гидрокситриптофана на наследственную прогрессирующую дистонию с выраженными суточными колебаниями: предположение о вовлечении серотонинергической системы. Тохоку J Exp Med . 1988 март 154(3):233-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Наваз М.С., Парвин З., Ван Л., Рашид С., Фатми М.К., Камаль М.А. Компьютерное исследование мутантов тирозингидроксилазы человека для поддержки [4-(пропан-2-ил)фенил]карбаминовой кислоты в качестве потенциального ингибитора. Лекарственные препараты для лечения нервных расстройств ЦНС .2014 Сентябрь 17. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Допа-зависимая дистония: MedlinePlus Genetics

    Мутации в гене GCh2 являются наиболее частой причиной дофа-зависимой дистонии. Реже это состояние вызывают мутации в гене TH или SPR .

    Ген GCh2 содержит инструкции по получению фермента, называемого GTP-циклогидролазой. Этот фермент участвует в первой из трех стадий производства молекулы, называемой тетрагидробиоптерин (Bh5).Ген SPR , который обеспечивает инструкции по созданию фермента сепиаптеринредуктазы, участвует в последней стадии производства тетрагидробиоптерина. Тетрагидробиоптерин помогает обрабатывать несколько строительных блоков белков (аминокислот) и участвует в производстве химических веществ, называемых нейротрансмиттерами, которые передают сигналы между нервными клетками в головном мозге. В частности, тетрагидробиоптерин участвует в производстве двух нейротрансмиттеров, называемых дофамином и серотонином. Среди их многочисленных функций дофамин передает сигналы в мозг для обеспечения плавных физических движений, а серотонин регулирует настроение, эмоции, сон и аппетит.

    Белок, полученный из гена TH , также участвует в производстве дофамина. Ген TH предоставляет инструкции по созданию фермента тирозингидроксилазы, который помогает превращать аминокислоту тирозин в дофамин.

    Мутации в гене ГЧ2 или SPR нарушают продукцию тетрагидробиоптерина, что приводит к снижению количества доступного дофамина. Мутации гена TH приводят к выработке фермента тирозингидроксилазы со сниженной функцией, что приводит к снижению выработки дофамина.Снижение количества дофамина препятствует способности мозга производить плавные физические движения, что приводит к дистонии, тремору и другим двигательным проблемам, связанным с дофа-зависимой дистонией. Нарушения сна и настроения также возникают у некоторых лиц с мутациями генов GCh2 или SPR ; эти расстройства, вероятно, являются результатом нарушения выработки серотонина. Проблемы со сном и эпизоды депрессии не наблюдаются у людей с допа-зависимой дистонией, вызванной мутациями гена TH , которую иногда называют синдромом Сегава.

    У некоторых людей с допа-зависимой дистонией не выявлена ​​мутация в гене GCh2 , TH или SPR . Причина состояния у этих людей неизвестна.

    Высокая доза леводопы и болезнь Сегава

    Информация о сеансе

    Время сеанса: 13:45–15:15

    Местоположение: Зал 3FG

    Цель : Анализ дозозависимых эффектов леводопы на симптомы заболевания в нашем случае.

    Фон : В 1976 г. Segawa et al. сообщили о дофа-зависимой дистонии (DRD) или болезни Сегава, которая является наследственной дистонией, которая проявляет симптомы декремента дофамина из-за дефицита тирозингидроксилазы в терминале нигростриарного дофаминового нейрона, что вызвано дефицитом GCH-1. ДЗД проявляется в раннем детстве, примерно в возрасте 5–8 лет, но также может иметь позднее начало (переменный возраст начала).

    Методы : Здесь мы описываем случай SD у 33 — летнего мужчины , у которого заболевание началось в возрасте 15 лет с нарушения походки и Pes cavus правой конечности .Других очевидных случаев какого-либо наследственного заболевания в семье не было. После лабораторных исследований, визуализирующих исследований и исключения других причин детской дистонии у пациента был диагностирован синдром Сегава.

    Результаты : Лечение низкой дозой L-Dopa показало заметное улучшение. Но пациент стал самостоятельно увеличивать дозу L-допы до 2000 мг/сут. Вскоре у больного произошло обострение заболевания и появились новые симптомы миопатии. Доза леводопы была снижена, и у пациента наблюдалось улучшение симптомов.

    Выводы : Таким образом, мы предполагаем, что L-допа в высоких дозах может оказывать негативное влияние на болезнь Сегава и требует строгого контроля за ее дозой.

    Чтобы процитировать этот реферат в стиле AMA:

    М. Тагиева. Высокая доза леводопы и болезнь Сегава [аннотация]. Мов Беспорядок. 2018; 33 (прил. 2). https://www.mdsabstracts.org/abstract/high-dose-of-levodopa-and-segawa-disease/. По состоянию на 18 марта 2022 г.

    « Назад к Международному Конгрессу 2018

    Рефераты MDS — https://www.mdsabstracts.org/abstract/high-dose-of-levodopa-and-segawa-disease/

    Генетическое тестирование — Дефицит ГТФ-циклогидролазы I (GTPCH I) …, болезнь Сегава, дистония 5 (DYT 5), дистония Дофа-зависимая — ген GCh2.

    Дефицит GTP-циклогидролазы I (GTPCH I) …, (болезнь Сегавы, дистония 5 -DYT5-; дистония, чувствительная к ДОФА) —  GCh2 ген

    Дефицит GTP-циклогидролазы I является наследственным прогрессирующим заболеванием, которое охватывает широкий спектр клинических проявлений.Этот процесс имеет различные наименования, такие как болезнь Сегава, дистония 5 (DYT 5) или дистония в ответ на допа (DRD).

    В целом признаки и симптомы, связанные с недостаточностью ГТФ-циклогидролазы I, обычно начинают проявляться в возрасте 6 лет, хотя у некоторых пациентов они проявляются во взрослом возрасте. Начинается с нарушений походки, обусловленных дистонией нижних конечностей, паркинсонизмом и дальнейшим развитием флюктуирующих дневных симптомов, которые усиливаются в течение дня и при нагрузке и улучшаются во сне или в покое.Иногда первые симптомы могут включать дистонию верхних конечностей с постуральным тремором рук и замедленностью движений, но обычно появляются позже, в возрасте 10 лет.

    Степень ригидности постепенно ухудшается. Фактически постуральная дистония нижних конечностей в детском возрасте распространяется на все конечности, генерализованная дистония развивается в подростковом возрасте. Суточные колебания на этом этапе обычно начинают снижаться. Землетрясение, начавшееся в подростковом возрасте, расширяет все конечности и туловище в течение второго десятилетия жизни, во многих случаях требуя инвалидной коляски через несколько лет после начала заболевания.Более легкие случаи имеют фокальную дистонию, как правило, в виде аномального положения стопы. Однако в тяжелых случаях описанные выше симптомы могут сопровождаться умственной отсталостью, судорогами, затрудненным глотанием, обильным слюнотечением, нарушением мышечного тонуса, гипотонией туловища и гипертонусом конечностей, нарушением движений и т. д.

    Этот процесс обусловлен мутациями в гене GCh2, , расположенном на длинном плече хромосомы 14 (14q22.1-q22.2). Этот ген кодирует фермент под названием GTP-циклогидролаза I. Этот фермент участвует в первых трех стадиях кодирования молекулы, называемой тетрагидробиоптерин (Bh5).Тетрагидробиоптерин играет критическую роль в переработке аминокислот в организме. Например, он действует с ферментом фенилаланингидроксилазой, превращая аминокислоту фенилаланин в аминокислоту тирозин. Тетрагидробиоптерин также участвует в реакциях, кодирующих нейротрансмиттеры. В частности, тетрагидробиоптерин участвует в кодировании дофамина и серотонина. Среди множества своих функций дофамин передает сигналы в мозг для выполнения физических движений, а серотонин регулирует настроение, эмоции, сон и аппетит.

    Мутации в гене приводят к ГЧ2 , кодирующему фермент ГТФ циклогидролазу I со сниженной активностью. Большинство мутаций изменяют аминокислоты в ферменте GTP-циклогидролазе 1. В результате снижение функциональности GTP-циклогидролазы 1 приводит к меньшему кодированию дофамина и серотонина, вызывая проблемы с движением и другие особенности заболевания.

    Это заболевание наследуется по аутосомно-доминантному типу, что означает, что копии измененного гена в каждой клетке достаточно для выражения заболевания.

    Тесты в IVAMI: в IVAMI выполняют выявление мутаций, связанных с дефицитом ГТФ-циклогидролазы I, путем полной ПЦР-амплификации экзонов гена GCh2, и последующего секвенирования.

    Рекомендуемые образцы: Кровь с ЭДТА, собранная для разделения лейкоцитов крови, или пропитанная карта для образцов с высушенной кровью (IVAMI может отправить карту по почте для хранения образца крови).

    Наука/медицина: точный диагноз: дистония Сегавы имитирует церебральный паралич, но поддается лечению Болезнь Паркинсона.

    Болезнь, известная как дистония Сегавы, может поражать до 10 000 человек в Соединенных Штатах, но часто остается незамеченной. Подобно церебральному параличу, калечащее расстройство характеризуется тремором и ригидностью. Но в отличие от большинства других неврологических расстройств, болезнь Сегавы легко лечить небольшими дозами леводопы — препарата, используемого для лечения болезни Паркинсона.

    Драматический пример болезни Сегавы — и способности леводопы облегчать ее — можно увидеть в случае Кимберли Нельсон из Тринити, Н.C.

    Когда ей было 7 лет, у Кимберли развилось то, что ее мать Бренда называла «забавной походкой». У нее было плохое равновесие, и она часто падала».

    К 14 годам Кимберли приходилось держаться за стены или другого человека, чтобы идти, и она могла путешествовать только на короткие расстояния. Ходила обычно на носочках для сохранения равновесия, голова заметно наклонялась влево, левая рука стала «поворачиваться» и часто непроизвольно сжималась в кулак.

    Рон и Бренда Нельсон возили ее по больницам по всей стране.«Все, что они делали — анализы, компьютерная томография, миелограммы, МРТ — все в норме; они нигде ничего не могли найти», — сказала Бренда Нельсон. «Мы были в тупике».

    После случайной беседы с другом-врачом в церкви семья посетила Национальный институт здоровья, где познакомилась с неврологом Джоном К. Финком. Финк и его коллеги подозревали, что у Кимберли болезнь Сегава.

    Чтобы проверить свою теорию, они дали ей таблетку леводопы, препарата, обычно используемого для лечения болезни Паркинсона, который успешно применялся у пациентов Сегавы более 20 лет.Бренда вспоминала, что час или два спустя, когда семья шла по вестибюлю NIH по пути на ужин, «Она сказала: «Смотри, папа! Я могу ходить, не держась. Теперь я могу сохранять равновесие». Это было похоже на чудо, которое произошло на наших глазах».

    Это было в декабре 1989 года. С тех пор Кимберли принимает леводопу, и теперь у нее «совсем нет симптомов». В прошлом году второкурсница старшей школы играла в школьной команде по софтболу, активна в своей молодежной группе, а в прошлом месяце была принята в Национальное общество чести.Короче говоря, она умеет делать все, что делают другие девочки ее возраста.

    Каким бы чудом это ни казалось, выздоровление Кимберли не является чем-то необычным. Согласно отчету, опубликованному в последнем выпуске журнала Neurology, практически все пациенты с болезнью Сегавы испытывают подобный ренессанс при приеме препарата, а эффекты сохраняются длительное время. К сожалению, «большинство людей, включая большинство неврологов, просто не знакомы с этим (болезнью Сегавы)», — сказал Финк, который сейчас работает в Медицинском центре Мичиганского университета в Анн-Арборе.

    (Аналогичное резкое выздоровление коматозных пациентов, получавших леводопа, было задокументировано неврологом Оливером Саксом из Департамента здравоохранения Нью-Йорка в книге «Пробуждение» и в одноименном фильме. Эти пациенты, однако, страдали от энцефалит — сонная болезнь — не связан с болезнью Сегавы, и их выздоровление было лишь временным). вероятно, имеют генетическое заболевание, чем мужчины.Во многих случаях врачи не могут поставить какой-либо диагноз. В других это ошибочно принимается за психологическую проблему. Но чаще всего его неправильно диагностируют как детский церебральный паралич, сказал он.

    Финк и другие исследователи ищут новых пациентов с болезнью Сегавы, чтобы помочь им и узнать больше о необычной болезни. «Как только мы это выясним, — сказал он, — это станет моделью для понимания других наследственных неврологических или психических расстройств, таких как болезнь Паркинсона».

    Некоторые исследователи считают, что оценки Fink по распространенности могут быть немного завышены.Но, как отмечает невролог Роджер С. Дювуазен из Университета медицины и стоматологии Нью-Джерси в Нью-Брансуике: «Я уверен, что их больше, чем мы думаем. . . . Я часто думаю и задаюсь вопросом, что случилось с пациентами, которых мы пропустили в прошлом».

    «Случаев, безусловно, много, это просто вопрос распознавания и диагностики», — добавил невролог Торбьорн Г. Найгаард из Колумбийского пресвитерианского медицинского центра в Нью-Йорке, ведущий автор статьи по неврологии.

    Многие симптомы дистонии Сегавы напоминают детский церебральный паралич, который обычно возникает в результате черепно-мозговой травмы до или во время родов.По оценкам, 750 000 американцев страдают церебральным параличом, для которого не существует эффективного лечения. Спастичность ног, подавляющая способность ходить, возникает при обоих заболеваниях. «Практически каждому из пациентов (Сегавы), которых я видел, сказали, что у него или у нее ДЦП», — сказал Финк.

    Но болезнь Сегавы имеет несколько необычных характеристик, которые отличают ее от церебрального паралича и других неврологических расстройств. Наиболее необычным является то, что симптомы обычно менее выражены утром, а в течение дня становятся более инвалидизирующими.

    Из-за этой суточной вариации болезнь Сегавы часто ошибочно принимают за эмоциональную проблему. «Дети встают утром, одеваются и идут в школу», — сказал Финк. «К полудню звонит школьная медсестра и говорит, что они не могут ходить. Родителям часто говорят, что это эмоциональное расстройство, такое как тревога разлуки или регресс».

    Еще один важный фактор, отличающий синдром Сегавы от церебрального паралича, заключается в том, что первый часто передается по наследству, а второй практически никогда.

    Американские исследователи выявили более десятка многодетных семей, в которых это заболевание встречается часто. Эти семьи особенно важны в поисках причины болезни, потому что исследования их ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота, генетическая схема жизни) в конечном итоге позволят исследователям найти конкретный дефектный ген. Такие исследования семей использовались другими исследователями для выявления причин различных генетических нарушений, таких как мышечная дистрофия и муковисцидоз.

    Но это решение далеко не близко. «Сейчас мы даже не знаем, на какой хромосоме он (дефектный ген) находится», — сказал Найгаард.

    Случаи болезни Сегава спорадически описывались в медицинской литературе, по крайней мере, с 1947 года, сказал Дювуазен, но первое полное описание состояния и его реакции на леводопу было сделано неврологом Масая Сегава из детской неврологической клиники Сегава в Токио в 1971 году. Он назвал это «наследственной прогрессирующей дистонией».Сегава «провел последние два десятилетия, посещая встречи по всему миру и рассказывая о своих пациентах», — сказал Найгаард, и поэтому его имя стало тесно ассоциироваться с этим расстройством.

    Дистония — это неврологическое расстройство, характеризующееся мощными непроизвольными мышечными спазмами, которые заставляют части тела принимать необычные позы. По словам невролога Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Чарльза Маркхэма, медицинского директора Фонда исследования дистонии, от 100 000 до 200 000 человек в Соединенных Штатах страдают от дистонии.Болезнь Сегавы, на долю которой может приходиться не более нескольких процентов всех случаев дистонии, является единственной формой расстройства, поддающейся лечению леводопой.

    Исследователи определили приблизительное местонахождение генетического дефекта, вызывающего наиболее распространенную форму дистонии. Но исследователи показали, что этот ген, расположенный на хромосоме 9, не является причиной дистонии Сегавы.

    Изменения, вызванные Сегавой в мозгу, по-видимому, очень тонкие. Жертвы расстройства не обнаруживают психических отклонений, а исследования, проведенные неврологом Дональдом Калном из Университета Британской Колумбии в Ванкувере с помощью позитронно-эмиссионной томографии, не показывают различий в активности мозга между пациентами с Сегавой и здоровыми людьми.

    Но, как и в случае с жертвами болезни Паркинсона, в мозгу пациентов с болезнью Сегавы наблюдается дефицит дофамина. Дофамин — это нейротрансмиттер, гормон головного мозга, который участвует в контроле мышечной активности клетками головного мозга. У пациентов с болезнью Паркинсона ее дефицит в гораздо большей степени, а количество леводопы, необходимое для болезни Сегавы, составляет лишь одну пятую от количества, необходимого для болезни Паркинсона.

    Тем не менее, исследователи полагают, что при этих двух заболеваниях могут действовать сходные механизмы, и что их открытия в отношении болезни Сегавы могут также привести к новым методам лечения болезни Паркинсона.Но на данном этапе, по словам Финка, было бы преждевременно строить предположения о том, какими могут быть эти методы лечения.

    В журнале Neurology Найгаард и неврологи Стэнли Фан из Колумбии и К. Дэвид Марсден из Национальной больницы в Лондоне сообщают об исследованиях 66 пациентов с болезнью Сегавы. У большинства, 61 пациента, симптомы не возвращались после 22 лет лечения L-допой.

    Четверо мужчин и одна женщина продемонстрировали некоторое «ослабление», менее удовлетворительную реакцию на препарат после первых нескольких лет терапии.Найгаард предположил, что у этих пятерых не было настоящей болезни Сегавы, но, возможно, у них была форма болезни Паркинсона.

    Исследования также показали, что в мозгу жертв Сегавы не хватает биоптерина, химического вещества, необходимого для синтеза дофамина. Финк предположил, что дефектный ген является основой для белка, важного для синтеза биоптерина.

    Хотя дистония Сегавы встречается редко и редко диагностируется, пациенты с этим расстройством могут дать ключ к пониманию многих других расстройств.«Мы надеемся, — сказал Финк, — что будут открыты лекарства от целого класса неврологических заболеваний».

    «Если мы сможем выяснить причины (болезни Сегавы), — сказал невролог Мэтью Брин из Колумбийского университета, — это может дать представление о том, что вообще вызывает дистонию и почему у некоторых людей развивается болезнь Паркинсона. . . . Мы всегда ищем информацию о причине этого состояния».

    Идет поиск жертв Сегавы

    Невролог Джон К. Финк ищет других жертв расстройства и постоянно летает по стране, чтобы навестить пациентов, которые не могут приехать к нему.Финк просит, чтобы ему писали люди, которые думают, что они или члены их семей больны. Он отправит им информацию о заболевании и о том, куда обратиться для обследования.

    Его адрес:

    J. K. Fink MD

    Лаборатория нейробиологии

    1103 E. Huron Street

    Анн-Арбор, Мичиган 43104-1687

    Дофа-зависимая дистония | Tidsskrift для Den norske legeforening

    Оценка

    Учитывая хороший терапевтический ответ и широкую клиническую картину дофа-зависимой дистонии, важно тщательное обследование пациентов (3, 6, 24).Многие пациенты сначала проходят отрицательный раунд тестирования в виде магнитно-резонансной томографии головного мозга, электроэнцефалографии и рутинных анализов спинномозговой жидкости (клетки, белок, глюкоза, количественный анализ аминокислот, лактат), а также метаболический скрининг мочи и крови.

    После этого предварительного тестирования в нескольких публикациях рекомендуется попытка лечения леводопой в рамках диагностического обследования (2, 3, 6, 12). Лечение следует продолжать не менее одного месяца. Важно подчеркнуть, что дистония не всегда является основным симптомом у этих пациентов и не всегда достигается немедленный ответ на лечение.Другими словами, термин «дофа-зависимая дистония» не должен ограничивать диагностическое тестирование этих пациентов (2).

    Рекомендуется продолжать лечение в течение как минимум 2–3 месяцев у пациентов с окулогирными кризами, фокальной или генерализованной дистонией, паркинсонизмом и энцефалопатией, поскольку ожидается, что время до ответа на лечение в этой группе будет больше (3, 6, 24). Количественное определение птеринов, биогенных моноаминов и их метаболитов (часто называемых просто нейротрансмиттерными веществами) в спинномозговой жидкости является ключевой частью исследования наряду с молекулярно-генетическим тестированием (6).Биохимические изменения спинномозговой жидкости при различных заболеваниях представлены в табл. 1 (36). Следует отметить, что продолжающееся лечение леводопой может повлиять на результаты. Люмбальная пункция, таким образом, должна быть выполнена до начала лечения, а образец должен быть заморожен для последующего анализа (6, 12). У большинства пациентов генетическое тестирование подтвердит точный диагноз (12, 25).

    Таблица 1

    Биохимические изменения в спинномозговой жидкости при различных допа-зависимых дистониях. N = норма, ↓ = значения ниже референтного диапазона, ↓↓ = значения значительно ниже референтного диапазона, ↑ = значения выше референтного диапазона.Референтные диапазоны зависят от возраста. ГТПЧ2 = гуанозинтрифосфатциклогидролаза 1, ТГ = тирозингидроксилаза, СР = сепиаптеринредуктаза.

    90 555

    биохимический маркер в цереброспинальной жидкости дефицита

    ↓ Н Н ↑ 90 585

    Sepiapterin

    90 585

    гомованилиновой кислоты (НУА)

    GTPCh2 1

    SR Дефицит

    Дефицит TH

    Итого неоптерина

    Н / ↑

    Н

    Итого biopterin

    Н

    тетрагидробиоптерин (ВН 4 )

    Н

    Dihydrobiopterin (ВН 2 )

    Н

    Н

    Н

    ↓ / ↓↓

    5-HydroxyIndolecence Acid (5-Hiaa)

    N / ↓

    N

    N

    HVA / 5-Hiaa-соотношение

    ↓/↓↓

    Сцинтиграфия переносчика дофамина (DaTSCAN) обычно показывает нормальные результаты при различных состояниях, но может выявить патологию в случаях ранней семейной болезни Паркинсона/ювенильного паркинсонизма, нейродегенеративного заболевания с отчетливой генетической этиологией (3).

    Концентрация пролактина в сыворотке может быть повышена в случаях дефицита сепиаптеринредуктазы или тирозингидроксилазы из-за отсутствия дофаминергического ингибирования (6, 14, 37), в то время как уровни пролактина обычно нормальные в случаях дефицита аутосомно-доминантной ГТФ-циклогидролазы 1 (38). ).

    Хотя допа-зависимая дистония обычно не приводит к гиперфенилаланинемии, болюсная доза фенилаланина с последующим измерением концентрации в сыворотке через один и два часа часто выявляет повышенное соотношение фенилаланин/тирозин у пациентов с патогенными вариантами генов GTP циклогидролазы 1 и сепиаптеринредуктазы (6, 36, 39).Это связано с отсутствием тетрагидробиоптерина. Тест даст нормальные результаты в случаях дефицита тирозингидроксилазы.

    KoreaMed Synapse

    1. Балинт Б., Бхатия К.П. Дистония: обновленная информация о феноменологии, классификации, патогенезе и лечении. Карр Опин Нейрол. 2014; 27(4):468–476.

    2. Янкович Дж. Медикаментозное лечение дистонии. Мов Беспорядок. 2013; 28(7):1001–1012.
    3. Виджеманн С., Янкович Дж. Допа-зависимая дистония – клиническая и генетическая гетерогенность.Нат Рев Нейрол. 2015 г.; 11(7):414–424.
    4. Ли В.В., Чон Б.С. Клинический спектр дофа-зависимой дистонии и связанных с ней расстройств. Curr Neurol Neurosci Rep. 2014; 14(7):461.

    5. Segawa M, Ohmi K, Itoh S, Aoyama M, Hayakawa H. Заболевание базальных ганглиев у детей с выраженным ответом на L-Dopa, «Наследственное прогрессирующее заболевание базальных ганглиев с выраженными суточными колебаниями». Shinryo (Токио). 1971; 24: 667–672

    6. Сегава М., Хосака А., Миягава Ф., Номура Ю., Имаи Х. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями.Ад Нейрол. 1976 год; 14: 215–233.
    7. Сегава М. Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями. Мозг Дев. 2000 г.; 22: Приложение 1. S65–S80.
    8. Найгард Т.Г., Дювуазен Р.С. Синдром наследственной дистонии-паркинсонизма с ювенильным началом. Неврология. 1986 год; 36 (11): 1424–1428.
    9. Нигаард Т.Г., Варан С.П., Левин Р.А., Найни А.Б., Чуторян А.М. Допа-зависимая дистония, симулирующая детский церебральный паралич. Педиатр Нейрол. 1994 год; 11(3):236–240.

    10. де Йебенес Дж.Г., Московиц С., Фан С., Сент-Илер М.Х.Длительное лечение леводопой в семье с аутосомно-доминантной торсионной дистонией. Ад Нейрол. 1988 год; 50:101–111.

    11. Деонна Т. ДОФА-чувствительная прогрессирующая дистония детского возраста с флуктуациями симптомов — синдром Сегавы и возможные варианты. Результаты совместного исследования Европейской федерации обществ детской неврологии (EFCNS). нейропедиатрия. 1986 год; 17(2):81–85.

    12. Гордон Н. Флюктуирующая дистония и родственные синдромы. нейропедиатрия. 1982 год; 13(3):152–154.

    13. Ким Дж.В., Чо Г.С., Мён Х.Дж. Две семьи диуально-флюктуирующей наследственной прогрессирующей дистонии. J Korean Neurol Assoc. 1990 г.; 8(2):389–392.

    14. Kumammoto I, Nomoto M, Yoshodome M, Osame M, Igata A. Пять случаев дистонии с выраженными суточными колебаниями и особой ссылкой на гомованилиновую кислоту в спинномозговой жидкости. Ринсё Синкейгаку. 1984 год; 24(7):697–702.

    15. Уврье Р.А. Прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями. Энн Нейрол. 1978 год; 4(5):412–417.
    16. Раджпут А.Х. Леводопа при деформирующей мышечной дистонии. Ланцет. 1973 год; 1(7800):432.

    17. Сунохара Н., Мано Ю., Андо К., Сатоёси Э. Идиопатическая дистония-паркинсонизм с выраженной суточной флюктуацией симптомов. Энн Нейрол. 1985 год; 17(1):39–45.

    18. Furukawa Y, Kish SJ, Bebin EM, Jacobson RD, Fryburg JS, Wilson WG, et al. Дистония с задержкой моторики у сложных гетерозигот по мутациям гена GTP-циклогидролазы I. Энн Нейрол. 1998 год; 44(1):10–16.

    19. Tassin J, Dürr A, Bonnet AM, Gil R, Vidailhet M, Lücking CB, et al.Леводопа-зависимая дистония. ГТФ-циклогидролаза I или мутации паркина? Мозг. 2000 г.; 123 (часть 6): 1112–1121.

    20. Chaila EC, McCabe DJ, Delanty N, Costello DJ, Murphy RP. Расширение фенотипа дофа-зависимой дистонии с началом в детстве. Арх Нейрол. 2006 г.; 63 (8): 1185–1188.

    21. Чон Б.С., Чон Дж.М., Пак С.С., Ли М.С. Дофа-зависимая дистония: синдром селективного нигростриарного дефицита дофамина. Ад Нейрол. 1998 год; 78:309–317.

    22. Курьян М.А., Ли И., Чжэнь Дж., Мейер Э., Хай Н., Кристен Х.Дж. и соавт.Клиническая и молекулярная характеристика наследственного синдрома дефицита переносчика дофамина: когортное наблюдение и экспериментальное исследование. Ланцет Нейрол. 2011 г.; 10(1):54–62.
    23. Рилстоун Дж.Дж., Алхатер Р.А., Минасян Б.А. Болезнь везикулярного транспорта дофамина-серотонина в головном мозге и ее лечение. N Engl J Med. 2013; 368 (6): 543–550.
    24. Турьянски Н., Бхатия К., Берн Д.Дж., Соул Г.В., Марсден К.Д., Брукс Д.Дж. Сравнение поглощения 18F-дофа в полосатом теле при дистонии-паркинсонизме у взрослых, болезни Паркинсона и дистонии, чувствительной к дофа.Неврология. 1993 год; 43 (8): 1563–1568.

    25. Nygaard TG, Marsden CD, Fahn S. Dopa-реактивная дистония: долгосрочный ответ на лечение и прогноз. Неврология. 1991 год; 41 (2 часть 1): 174–181.

    26. Нигаард Т.Г. Допа-зависимая дистония. Очертания клинического синдрома и ключи к патогенезу. Ад Нейрол. 1993 год; 60: 577–585.

    27. Chung SJ, Park HK, Ki CS, Kim MJ, Lee MC. Выраженные суточные колебания и польза отдыха у пациента с мутацией паркина. Мов Беспорядок.2008 г.; 23(4):624–626.

    28. Rauschendorf MA, Jost M, Stock F, Zimmer A, Rösler B, Rijntjes M, et al. Новая составная гетерозиготная мутация синаптоянина-1 вызывает синдром дистонии-паркинсонизма, чувствительный к леводопе. Мов Беспорядок. 2017; 32(3):478–480.

    29. Sina F, Shojaee S, Elahi E, Paisan-Ruiz C. Мутация R632W в PLA2G6 сегрегирует с дистонией-паркинсонизмом в кровнородственной иранской семье. Евр Дж Нейрол. 2009 г.; 16(1):101–104.

    30. Пайсан-Руис С., Гевара Р., Федерофф М., Ханагаси Х., Сина Ф., Элахи Э. и др.Паркинсонизм с ранним началом, чувствительный к L-дофа, с пирамидными симптомами, обусловленный мутациями ATP13A2, PLA2G6, FBXO7 и спатаксина. Мов Беспорядок. 2010 г.; 25 (12): 1791–1800.
    31. Уайлдер-Смит Э., Тан Э.К., Лоу Х.И., Чжао Ю., Нг И., Вонг М.С. Спиноцеребеллярная атаксия типа 3, проявляющаяся как фенотип дистонии, чувствительной к L-DOPA, в китайской семье. J Neurol Sci. 2003 г.; 213 (1-2): 25–28.
    32. Баскьери Ф., Батла А., Эрро Р., Ганос С., Кордивари С., Бхатия К.П. Пароксизмальная дистония, вызванная физической нагрузкой из-за мутации GLUT1, может реагировать на леводопу: отчет о клиническом случае.Дж Нейрол. 2014; 261(3):615–616.

    33. Hayashi M, Nagao Y, Kimura K, Hachimori K, Nomura Y, Segawa M. Случай дистонии DYT1 (торсионная дистония с ранним началом), показывающий длительную фокальную дистонию в руке. Нет Хаттацу. 2008 г.; 40(6):483–486.

    34. Luciano MS, Ozelius L, Sims K, Raymond D, Liu L, Saunders-Pullman R. Реагирование на леводопу при делециях эпсилон-саркогликанов. Мов Беспорядок. 2009 г.; 24(3):425–428.
    35. Schneider SA, Mohire MD, Trender-Gerhard I, Asmus F, Sweeney M, Davis M, et al.Семейная допа-зависимая цервикальная дистония. Неврология. 2006 г.; 66 (4): 599–601.
    36. Ван Герпен Дж.А. Допа-зависимая дистоническая камптокормия. Неврология. 2006 г.; 66 (11): 1779.
    37. Oravivattanakul S, Abboud H, Fernandez H, Itin I. Необычный случай камптокормии, чувствительной к леводопа, у пациента с отрицательным сканированием переносчика дофамина и нормальным геном DYT 5. Клин Нейрофармакол. 2014; 37(2):63–64.
    38. Ким Р., Чон Б., Ли В.В. Систематический обзор результатов лечения пациентов с допа-чувствительной дистонией (DRD) и DRD-Plus.Mov Disord Clin Pract (Хобокен). 2016; 3(5):435–442.
    39. Дэвис М.Д., Рибейро П., Типпер Дж., Кауфман С. «7-тетрагидробиоптерин», встречающийся в природе аналог тетрагидробиоптерина, является кофактором и потенциальным ингибитором гидроксилаз ароматических аминокислот. Proc Natl Acad Sci USA. 1992 год; 89(21):10109–10113.

    40. Lee JY, Yang HJ, Kim JM, Jeon BS. Новые мутации GCH-1 и необычные длительные дискинезии в корейских семьях с допа-чувствительной дистонией. Расстройство, связанное с паркинсонизмом.2013; 19(12):1156–1159.

    41. Furukawa Y, Filiano JJ, Kish SJ. Амантадин при леводопа-индуцированной хореической дискинезии у сложных гетерозигот по мутациям GCh2. Мов Беспорядок. 2004 г.; 19 (10): 1256–1258.

    42. Тадич В., Кастен М., Брюггеманн Н., Стиллер С., Хагена Дж., Кляйн С. Новый взгляд на допа-зависимую дистонию: диагностическая задержка, остаточные признаки и немоторные признаки. Арх Нейрол. 2012 г.; 69 (12): 1558–1562.

    43. Нардоччи Н., Зорзи Г., Блау Н., Фернандес Альварес Э., Сеста М., Анджелини Л. и соавт.Неонатальный допа-чувствительный экстрапирамидный синдром у близнецов с рецессивным дефицитом GTPCH. Неврология. 2003 г.; 60 (2): 335–337.
    44. Хву В.Л., Ван П.Дж., Сяо К.Дж., Ван Т.Р., Чиу Ю.В., Ли Ю.М. Дофа-зависимая дистония, вызванная рецессивной мутацией циклогидролазы I GTP. Хам Жене. 1999 г.; 105(3):226–230.
    45. Leuzzi V, Carducci CA, Carducci CL, Pozzessere S, Burlina A, Cerone R, et al. Фенотипическая изменчивость, неврологический исход и генетический фон дефицита 6-пирувоил-тетрагидроптеринсинтазы.Клин Жене. 2010 г.; 77(3):249–257.
    46. ​​Лю К.М., Лю Т.Т., Ли Н.К., Ченг Л.И., Сяо К.Дж., Ню Д.М. Долгосрочное наблюдение за тайваньскими китайскими пациентами, рано лечившимися от дефицита 6-пирувоил-тетрагидроптеринсинтазы. Арх Нейрол. 2008 г.; 65 (3): 387–392.
    47. Bonafé L, Thöny B, Penzien JM, Czarnecki B, Blau N. Мутации в гене сепиаптеринредуктазы вызывают новый тетрагидробиоптерин-зависимый дефицит моноаминов-нейротрансмиттеров без гиперфенилаланинемии. Am J Hum Genet. 2001 г.; 69(2):269–277.
    48. Ponzone A, Spada M, Ferraris S, Dianzani I, de Sanctis L. Дефицит дигидроптеридинредуктазы у человека: от биологии к лечению. Med Res Rev. 2004; 24(2):127–150.
    49. Шиллер А., Веверс Р.А., Стинберген Г.К., Блау Н., Юнг Х.Х. Длительное течение L-дофа-зависимой дистонии, вызванной дефицитом тирозингидроксилазы. Неврология. 2004 г.; 63 (8): 1524–1526.

    50. Lüdecke B, Knappskog PM, Clayton PT, Surtees RA, Clelland JD, Heales SJ, et al. Рецессивно наследуемый L-ДОФА-чувствительный паркинсонизм в младенчестве, вызванный точечной мутацией (L205P) в гене тирозингидроксилазы.Хум Мол Жене. 1996 год; 5(7):1023–1028.

    51. Рибасес М., Серрано М., Фернандес-Альварес Э., Пахиса С., Ормазабаль А., Гарсия-Касорла А. и др. Гомозиготная мутация промотора гена тирозингидроксилазы у больного допа-чувствительной энцефалопатией: клинический, биохимический и генетический анализ. Мол Жене Метаб. 2007 г.; 92(3):274–277.
    52. Хоффманн Г.Ф., Ассманн Б., Бротигам С., Диониси-Вичи С., Хойсслер М., де Клерк Дж. Б. и соавт. Дефицит тирозингидроксилазы вызывает прогрессирующую энцефалопатию и дофа-резистентную дистонию.Энн Нейрол. 2003 г.; 54: Приложение 6. S56–S65.
    53. Брун Л., Нгу Л.Х., Кенг В.Т., Чинг Г.С., Чой Ю.С., Хву В.Л. и др. Клинико-биохимические особенности дефицита декарбоксилазы ароматических L-аминокислот. Неврология. 2010 г.; 75 (1): 64–71.
    54. Хелман Г., Паппа М.Б., Перл П.Л. Расширение фенотипического спектра дефицита AADC, нарушение синтеза дофамина и серотонина. Представитель JIMD, 2014 г.; 17:23–27.
    55. Курьян М.А., Чжэнь Дж., Ченг С.Ю., Ли Ю., Мордекар С.Р., Джардин П. и соавт. Гомозиготные мутации с потерей функции в гене, кодирующем переносчик дофамина, связаны с инфантильным паркинсонизмом-дистонией.Джей Клин Инвест. 2009 г.; 119 (6): 1595–1603.

    56. Peter D, Finn JP, Klisak I, Liu Y, Kojis T, Heinzmann C, et al. Хромосомная локализация генов переносчиков везикулярных аминов человека. Геномика. 1993 год; 18(3):720–723.

    57. Панман Л., Папатану М., Лагуна А., Оостервин Т., Волакакис Н., Акампора Д. и др. Sox6 и Otx2 контролируют спецификацию дофаминовых нейронов черной субстанции и вентральной области покрышки. Сотовые отчеты. 2014; 8(4):1018–1025.
    58. Stolt CC, Schlierf A, Lommes P, Hillgärtner S, Werner T, Kosian T, et al.Белки SoxD влияют на несколько стадий развития олигодендроцитов и модулируют функцию белка SoxE. Ячейка Дев. 2006 г.; 11(5):697–709.
    59. Ма Т., Ван С., Ван Л., Чжоу С., Тянь М., Чжан Ц. и др. Подкорковое происхождение неокортикальных интернейронов человека и обезьяны. Нат Нейроски. 2013; 16 (11): 1588–1597.

    60. Ebrahimi-Fakhari D, Maas B, Haneke C, Niehues T, Hinderhofer K, Assmann BE, et al. Нарушение SOX6 связано с быстрым развитием дофа-чувствительных двигательных расстройств, задержкой развития и дисморфическими чертами.Педиатр Нейрол. 2015 г.; 52(1):115–118.

    61. Dyment DA, Smith AC, Humphreys P, Schwartzentruber J, Beaulieu CL, Bulman DE, et al. Гомозиготная нонсенс-мутация в SYNJ1 связана с трудноизлечимой эпилепсией и тау-патологией. Нейробиол Старение. 2015 г.; 36(2):1222.e1–1222.e5.

    62. Quadri M, Fang M, Picillo M, Olgiati S, Breedveld GJ, Graafland J, et al. Мутация в гене SYNJ1 связана с аутосомно-рецессивным паркинсонизмом с ранним началом. Хум Мутат. 2013; 34(9):1208–1215.

    63.Olgiati S, De Rosa A, Quadri M, Criscuolo C, Breedveld GJ, Picillo M, et al. PARK20, вызванный гомозиготной мутацией Arg258Gln SYNJ1 в новой итальянской семье. Нейрогенетика. 2014; 15(3):183–188.

    64. Krebs CE, Karkheiran S, Powell JC, Cao M, Makarov V, Darvish H, et al. Домен Sac1 SYNJ1 идентифицирован как мутировавший в семье с ранним прогрессирующим паркинсонизмом с генерализованными припадками. Хум Мутат. 2013; 34(9):1200–1207.

    65. Хьерминд Л.Э., Йоханнсен Л.Г., Блау Н., Веверс Р.А., Лакинг С.Б., Герц Дж.М. и соавт.Допа-зависимая дистония и болезнь Паркинсона с ранним началом у пациента с дефицитом ГТФ-циклогидролазы I? Мов Беспорядок. 2006 г.; 21(5):679–682.
    66. Mencacci NE, Isaias IU, Reich MM, Gamos C, Plagnol V, Polke JM, et al. Болезнь Паркинсона у носителей мутации GTP циклогидролазы 1. Мозг. 2014; 137 (часть 9): 2480–2492.
    67. Дэвисон С. Паллидо-пирамидная болезнь. J Neuropathol Exp Neurol. 1954 год; 13(1):50–59.

    68. Кара Э., Харди Дж., Холден Х. Паллидопирамидные синдромы: нозология, этиология и патогенез.Карр Опин Нейрол. 2013; 26(4):381–394.

    69. Хогарт П. Нейродегенерация с накоплением железа в головном мозге: диагностика и лечение. Дж Мов Расстройство. 2015 г.; 8(1):1–13.
    70. Пак Х, Ким ХДж, Чон БС. Паркинсонизм при спиноцеребеллярной атаксии. Биомед Рез Инт. 2015 г.; 2015:125273.
    71. Pedroso JL, França MC Jr, Braga-Neto P, D’Abreu A, Saraiva-Pereira ML, Saute JA, et al. Немоторные и экстрацеребеллярные особенности при болезни Мачадо-Жозефа: обзор. Мов Беспорядок. 2013; 28(9):1200–1208.

    72.Sequeiros J, Coutinho P. Эпидемиология и клинические аспекты болезни Мачадо-Жозефа. Ад Нейрол. 1993 год; 61:139–153.

    73. Сондерс-Пуллман Р., Рэймонд Д., Штёссл А.Дж., Хобсон Д., Накамура К., Пуллман С. и др. Вариант атаксии-телеангиэктазии, проявляющийся первичной дистонией у канадских меннонитов. Неврология. 2012 г.; 78 (9): 649–657.
    74. Кляйн С. Генетика дистонии. Расстройство, связанное с паркинсонизмом. 2014; 20: Приложение 1. S137–S142.
    75. Де Гиоргис В., Веджиотти П. Синдром дефицита GLUT1, 2013 г.: современное состояние дел.Захват. 2013; 22(10):803–811.
    76. Schneider SA, Paisan-Ruiz C, Garcia-Gorostiaga I, Quinn NP, Weber YG, Lerche H, et al. Мутации гена GLUT1 вызывают спорадические пароксизмальные дискинезии, вызванные физической нагрузкой. Мов Беспорядок. 2009 г.; 24 (11): 1684–1688.
    77. Kinugawa K, Vidailhet M, Clot F, Apartis E, Grabli D, Roze E. Миоклонус-дистония: обновление. Мов Беспорядок. 2009 г.; 24(4):479–489.

    78. Esapa CT, Waite A, Locke M, Benson MA, Kraus M, McIlhinney RA, et al. Миссенс-мутации SGCE, которые вызывают синдром миоклонус-дистонии, нарушают доставку эпсилон-саркогликанов к плазматической мембране: модуляция путем убиквитинирования и torsinA.Хум Мол Жене. 2007 г.; 16(3):327–342.

    79. Чарльзворт Г., Мохир М.Д., Шнайдер С.А., Стамелу М., Вуд Н.В., Бхатия К.П. Атаксия-телеангиэктазия, проявляющаяся как цервикальная дистония, реагирующая на допа. Неврология. 2013; 81 (13): 1148–1151.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.