Лейшманиоз пути заражения: Leishmania infantum, антитела (IgG + IgM)

Содержание

Анализ на антитела к лейшмании в Нижнем-Новгороде

В данном анализе определяются суммарные антитела классов IgM и IgG к  Leishmania infantum.

Определение специфических антител используется в качестве дополнительного метода диагностики висцерального лейшманиоза с методом изучения тканей под микроскопом. Достоверный прирост антител в 4 раза и более при повторном исследовании с интервалом в 10-14 дней подтверждает диагноз заболевания. 

Общая информация об исследовании

Лейшманиозы — протозойные, трансмиссивные заболевания, возбудителем которых является лейшмания, относящаяся к семейству Trypanosmatidae. Передается инфекция через укус женской особи песчаной мухи (род Phlebotomus). 

Существуют три основных типа лейшманиозов: 

  1. кожный — возбудитель L. major;
  2. кожно-слизистый — возбудитель L. Brasiliensis;
  3. висцеральный — вызывает L. infantum.

Для висцеральной формы характерно то, что лейшмании диссеминируют и интенсивно размножаются в ретикулоэндотелии паренхиматозных органов (селезенке, печени, костном мозге).

Заболевание характеризуется хроническим течением, волнообразной лихорадкой, гепатоспленомегалией, панцитопенией.

Географическая локализация Leishmania infantum — бассейн Средиземного моря, Ближний и Средний Восток, Центральная и Южная Америка. 

В жизненном цикле лейшманий выделяют позвоночных хозяев — человек, собаки, волки, шакалы и  беспозвоночный хозяин и специфический переносчик — москит рода Phlebotomus. Питаясь от больных животных и людей, москиты всасывают паразитов с кровью. В желудке москитов в течение первых суток образуются жгутиковые формы. На 6-8-е сутки лейшмании концентрируются в глотке москита, образуя блок, при укусе происходит заражение позвоночного хозяина. Пути заражения: трансплацентарный, гемотрансфузионный и перкутанный.

При ВИЧ висцеральный лейшманиоз все чаще встречается как оппортунистическая инфекция. Большинство таких случаев зарегистрировано в Южной Европе, висцеральным лейшманиозом там страдают уже не только дети младшего возраста. У ВИЧ-инфицированных даже слабовирулентные штаммы лейшманий могут вызвать поражение внутренних органов.  

Микробиологическая диагностика достаточно сложна и основана на исследовании биоптатов костного мозга, печени, селезенки и лимфатических узлов. В связи с этим иммунологические методы занимают лидирующие позиции в диагностике лейшманиоза. 

Показания к назначению данного исследования
  1. Диагностика лейшманиоза.
  2. Дифференциальная диагностика с другими патологиями:  малярией, тифопаратифозными заболеваниями, туберкулезом, сепсисом, абсцессом печени, лимфогранулематозом, гистоплазмозом, бронхопневмонией.
  3. Лихорадка неясного генеза, особенно у лиц, в анамнезе которых пребывание в эндемичных районах (Южная Европа, Северная Африка, Ближний Восток, Средняя Азия и Северо-Западный Китай).
  4. ВИЧ-инфицирование.

Литература
  1. Бронштейн А.М., Токмалаев А.К. Паразитарные болезни человека. Протозоозы и гельминтозы. — М.: «Российский университет дружбы народов», 2002. 
  2. Кишкун А.А. Иммунологические исследования и методы диагностики инфекционных заболеваний в клинической практике. — М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2009. С. 683-685.
  3. Методические указания МУК 4.2.3145-13 «Лабораторная диагностика гельминтозов и протозоозов» (утверждены от 26 ноября 2013 года).

Лейшманиоз у человека: возбудитель, лечение, формы

Простейшие микробы Лейшмании вызывают у человека инфекционное заболевание лейшманиоз. Существует 3 вида патологии: лейшмания кожная, слизисто-кожная и висцеральная. В первом случае страдают кожные покровы человека: появляется сыпь или язвочки, которые могут со временем перерасти в опасную инфекцию. Висцеральной форме лейшманиоза характерно поражение внутренних органов.

Общая информация

Инфекция под названием лейшманиоз встречается у людей и некоторых видов животных. Наиболее распространен в тропических и субтропических странах, где преобладает теплый климат. Всемирная организация здравоохранения опубликовала данные о 88-ми государствах, где были зафиксированы вспышки лейшманиоза.

Инфекция считается протозойной, передающейся трансмиссивным (при укусе насекомых) путем.

Вернуться к оглавлению

Возбудитель и пути инфицирования

Москиты – переносчики паразитов лейшманиоза.

Возбудитель кожного лейшманиоза — простейшие микроорганизмы рода Лейшмания бразилиенсис (Leishmania braziliensis), класс — Кинетопластиды. Переносчик лейшманий — москит Lutzomyia. Паразиты наиболее часто встречаются в азиатских, африканских и южноамериканских странах. Источником инфекции бывают зараженные люди или животные. При укусе москита-переносчика, в человеческий организм попадает до 1000-и микроорганизмов лейшманий. Отмечаются сезонные вспышки заболевания. Наиболее часто фиксируются инфицирования в летние месяцы, когда москиты проявляют максимальную активность.

Вернуться к оглавлению

Патогенез

Место укуса воспаляется и на нем образуется крупная гранулема, состоящая из эпителиальных клеток и патогенных микроорганизмов. Если лейшманиоз висцеральной формы, на коже не остается никаких следов в месте проникновения возбудителей. Кожный лейшманиоз вызывает язвы на месте укуса. Лейшмании распространяются по организму с лимфатическим током и локализуются в местах, определяющих форму инфицирования: под кожей, в слизистых оболочках или внутренних органах. Цикл развития патогенных бактерий занимает длительный промежуток времени. Изначально заражению простейшими подвергаются насекомые москиты — переносчики лейшманий. Микроорганизмы попадают в их пищеварительную систему, где трансформируются в жгутиковые формы лейшманий, которые затем скапливаются в гортани.

Вернуться к оглавлению

Жизненный цикл и строение бактерии

Строение лейшмании простейшее — бактерия имеет круглые очертания, внутри размещено ядро и кинетонуклеус. Цитоплазма вакуолизированная с наличием лизоса. В наружной мембране есть полисахаридный компонент. Морфология бактерии имеет 2 формы: жгутиковую и безжгутиковую. При москитном укусе в организм проникает жгутиковая форма лейшмании, поражающая макрофаги. После проникновения в эти крупные клетки, лейшмании преобразуются в безжгутиковую форму. Жизненный цикл лейшмании имеет лептомонадную и лейшманиальную стадии. Инвазионная стадия микроорганизма для человека — лейшманиальная. Жгутиконосцы, к которым относятся лейшмании и трипаносомы, развиваются в 4 стадии жизненного цикла:

  • лептомонадная;
  • лейшманиальная;
  • критидиальная;
  • трипаносомная.
Вернуться к оглавлению

Виды и симптомы лейшманиоза у человека

Лейшманиоз разделяют на несколько видов или форм в зависимости от места локализации паразитов. От этого напрямую зависит, какие симптомы будут сопровождать патологический процесс. Важно выявить первые признаки заражения паразитом, вызываемые развитием инфекции на начальных этапах, так как лечение в этот период наиболее эффективно. Ниже пойдет подробнее о разновидностях лейшманиоза.

Вернуться к оглавлению

Висцеральный средиземноморско-азиатский

Также носит название детский лейшманиоз или кала-азар. Этой форме подвержены преимущественно дети в возрасте от 1-го года до 5-ти лет. Как правило, фиксируются единичные случаи заражения, но известны и очаговые проявления инфекции в некоторых городах. Дети заражаются в летние месяцы, а симптомы проявляются ближе к осени. Средиземноморский-азиатский висцеральный лейшманиоз имеет трехэтапное развитие:

  • Начальные признаки: проявляется общая слабость, пропадает аппетит. Больной становится малоподвижен и апатичен. При обследовании обнаруживается увеличенная селезенка.
  • Разгар заболевания: ярко выражена симптоматика, характерна для лейшманиоза (описана ниже).
  • Терминальный этап: наступает сильное истощение, вызываемое нарушением работы внутренних органов, снижается мышечный тонус, при визуальном осмотре брюшной полости четко проступают контуры увеличенных селезенки и печени.
Характерный симптом для болезни – увеличение размеров селезенки.

Характерные специфические симптомы лейшманиоза:

  • волнообразные лихорадочные состояния с высокой температурой;
  • печень увеличивается и становится плотной;
  • очень увеличивается в размерах селезенка;
  • фарфоровый оттенок кожи, вызванный анемией;
  • резкое снижение веса;
  • отмирание слизистых;
  • начинается портальная гипертензия;
  • развивается аритмия и сердечная недостаточность;
  • сильный кашель;
  • нарушается работа пищеварительного тракта;
  • частая диарея.
Вернуться к оглавлению

Болезнь Боровского

Это разновидность лейшманиоза кожи. Для этой формы характерны сильные поражения некоторых участков кожи. Инкубационный период инфекции занимает 45—50 дней. На месте укуса появляется быстрорастущий бугорок. Через несколько дней на его месте образуется язвочка, которая превращается в гнойник. Спустя 2—3 дня язва очищается от гноя и постепенно зарубцовывается.

Вернуться к оглавлению

Диффузно-инфильтрующий

Для этого вида лейшманиоза характерна выраженная инфильтрация и утолщение кожного покрова с большими участками диффузии. Со временем инфильтрат самостоятельно бесследно исчезает. В некоторых случаях, но довольно редко, наблюдаются мелкие язвочки, что заживают без видимых рубцов. Такая разновидность кожного лейшманиоза поражает детей и молодых людей, а у пожилых лиц встречается крайне редко.

Вернуться к оглавлению

Туберкулоидный кожный

Поражает детей и людей в молодом возрасте. Для него характерны следующие признаки: вокруг бугорков, которые появляются после укуса, образуются рубцы или мелкие бугорки. В некоторых случаях эти образования соединяются между собой, образуя на теле причудливые узоры. Во время течения болезни эти рубцы могут изъязвляться. Заживление язв оставляет после себя рубцы.

Вернуться к оглавлению

Антропозная форма

Данная форма заболевания менее поражает кожные покровы человека.

Антропозная форма кожного лейшманиоза отличается от предыдущих разновидностей длительным течением инкубационного периода (до нескольких месяцев). В редких случаях инкубационный период затягивается на несколько лет. Кожные покровы меньше подвергаются поражениям, и симптомы не доставляют больным такого дискомфорта, как другие формы инфекционной патологии.

Вернуться к оглавлению

Диагностика

Диагностирует заболевание, вызванное лейшманиями, доктор-инфекционист, основываясь на клинической картине, сборе анамнеза и эпидемиологических данных. Важно правильно дифференцировать лейшманиоз от других патологических процессов. По внешним признакам лейшманиоз похож на малярию, лейкоз, сепсис. К диагностическим методам относят:

  • бактериальный анализ соскоба с бугорка или гнойника на поверхности кожи;
  • микроскопический анализ крови;
  • общий анализ крови;
  • биопсия селезенки и печени;
  • иммунологический метод, а именно — реакция связывания комплемента;
  • иммуноферментный анализ;
  • цитология с окраской по Лейшману.
Вернуться к оглавлению

Лечение инфекции

Спленэктомия – операция по удалению селезенки хирургическим методом.

При своевременном обращении к доктору и установлении причины патологии, лечение лейшманиоза ограничивается консервативной терапией. При запущенных формах проводится хирургическое вмешательство — спленэктомия. Малейшие признаки лейшманиоза после пребывания в эндемических зонах являются неотложным сигналом для посещения врача.

Вернуться к оглавлению

Лекарства

Для лечения используют препараты с агрессивным воздействием, поэтому самолечение категорически противопоказано. Терапия для висцеральной формы лейшманиоза включает использование препаратов, основу которых составляет пятивалентная сурьма, например:

  • «Солюсурьмин»;
  • «Неостибозан»;
  • «Глюкантим».

Если воздействие этих медикаментов оказывается неэффективным, применяется противогрибковый или дерматотропный препарат «Амфотерицин» или «Пентамидин». Кожно-слизистый лейшманиоз лечат местным методом. Проявления на коже в виде бугорков и язв обкалывают, смазывают специальными мазями, делают компрессы и примочки. Ежедневно меняются повязки на поврежденных участках кожи.

Применяется физиотерапия: лазерное и ультрафиолетовое облучение.

Во время местного лечения также проводятся инъекции раствором аминогликозидного антибиотика. Чтобы избежать рецидивов, терапевтический курс повторяется через несколько месяцев. Для усиления эффекта противогрибковых средств используется «Интерферон». Все вышеперечисленные препараты обладают сильным воздействием на организм, поэтому лечение происходит только под наблюдением врача.

Вернуться к оглавлению

Прибор Дета

Это устройство предназначено для лечения паразитарных болезней. Работа прибора заключается во влиянии на организм электромагнитных колебаний разных частот. Эффективность прибора в свое время вызывала много споров. В приборе «Дета-АП» есть специальная программа под названием «Лейшманиоз», рекомендованная для лечения этой инфекции. Отзывов о лечении конкретно лейшманиоза с помощью этого прибора нет. Рекомендуется использовать прибор в сочетании с терапией, которую назначает лечащий доктор.

Вернуться к оглавлению

Другие методы

Полное излечение от лейшманиоза являет собой длительный тяжелый процесс с использованием сильнодействующих медикаментов. Народная медицина при этой инфекции не лечит и может использоваться с разрешения врача как метод для поддержки иммунитета и для восстановления ослабленного организма.

Вернуться к оглавлению

Осложнения и последствия

Лейшманиоз может спровоцировать язву слизистых ЖКТ.

К осложнениям, что возникают после лейшманиоза, относятся:

  • асцит или цирроз печени;
  • печеночная недостаточность;
  • сильное малокровие;
  • нарушение свертываемости крови;
  • почечный амилоидоз;
  • язвенные проявления на слизистых оболочках ЖКТ.

Лейшманиоз представляет опасность для жизни человека только в случае отсутствия лечения. Своевременная терапия полностью излечивает инфекцию и предупреждает тяжелые осложнения. Кожная форма лейшманиоза может оставить после себя рубцы. Отдельные тяжелые случаи иногда провоцируют изменения в костном скелете.

Вернуться к оглавлению

Профилактика и прогноз

Если инфекция имеет легкое течение, болезнь иногда проходит самостоятельно. Своевременная диагностика лейшманиоза тоже имеет благоприятный прогноз. При тяжелых формах или инфицировании человека с ослабленным иммунитетом прогноз менее оптимистичен. Кожные высыпания оставляют на поверхности тела шрамы.

В общую профилактику включено благоустройство городов и ликвидация москитов-переносчиков инфекции. К индивидуальной профилактике можно отнести применение специальных средств от укусов насекомых, чтобы возбудитель висцерального лейшманиоза не попал в организм. Если обнаружен инфицированный человек, в коллективе проводится химиопрофилактика. Лицам, что собираются посетить эндемические районы, проводят вакцинацию.

Клинические исследование Leishmaniasis: укусы Phlebotomus duboscqi, зараженные Leishmania major — Реестр клинических исследований

Вмешательство

Тип вмешательства: Другой

Название вмешательства: укусы Phlebotomus duboscqi, зараженные Leishmania major

Описание: Первые шесть субъектов будут подвергнуты укусу Phlebotomus duboscqi, инфицированному Leishmania major, оценят «скорость приема», то есть количество субъектов, у которых развиваются паразитологически подтвержденные поражения кожного лейшманиоза (PCCL). Если у 6/6 субъектов разовьются поражение PCCL, дальнейший набор не состоится; если только

Этикетка Arm Group: Заражение человека Leishmania — Phlebotomus duboscqi

Приемлемость

Критерии:

Критерии включения: — Здоровые взрослые в возрасте от 18 до 50 лет в день обследования — Готовы дать согласие на контакт с песчаной мухой, инфицированной Leishmania, с намерение вызвать поражение кожным лейшманиозом — Готовы и способны дать письменное информированное согласие — Готовы пройти тестирование на гепатит B, гепатит C и ВИЧ — Готовы пройти тест на беременность во время скрининга и последующих посещений и не должны кормить грудью — Готовность воздержаться от сдачи крови во время исследования — Использование надежных и эффективных средств контрацепции (женщины в пременопаузе участники) — По мнению клинического исследователя с медицинской квалификацией, он способен и соответствует всем требованиям исследования, изложенным в протоколе — без каких-либо других серьезных проблем со здоровьем, как установлено историей болезни, физический осмотр, результаты скрининговых тестов и клиническое заключение клинический исследователь с медицинской квалификацией — Доступно на время обучения — Готовы воздержаться от поездок в регионы, где обитают песчаные мухи, являющиеся переносчиками лейшмании.

присутствуют, от набора до подходящего момента (по оценке исследователей). — Готовность дать согласие на предоставление копии прошлой истории болезни участники практики GP (врач общей практики). — Согласитесь на регистрацию в национальной базе данных субъектов исследования и испытаний, чтобы предотвратить чрезмерное волонтерство (TOPS) — Готовность дать согласие на то, чтобы исследователи исследования связались с участниками терапевта в при обнаружении значительного отклонения от нормы — Готовы показать документы, удостоверяющие личность, для подтверждения личности — Готовность дать согласие на биопсию (-ы) предполагаемых поражений кожного лейшманиоза Критерий исключения: — Получение любой вакцины в течение 21 дня после скрининга — Введение иммуноглобулинов и / или любых продуктов крови в течение трех месяцев перед запланированным исследованием. — Наличие в анамнезе серьезных аллергических заболеваний / атопий (например, экзема, сенная лихорадка, астма) или реакции; или наличие в анамнезе тяжелой или множественной аллергии на лекарства или фармацевтические препараты.
агенты, по оценке клинических исследователей — Любое серьезное хроническое заболевание кожи по оценке клинических исследователей. — Любая история подтвержденной инфекции лейшманиоза — Любая история путешествий за последние 30 дней в регионы, где Leishmania песчаные мухи-переносчики являются эндемиками *. — Любая история более 30 дней непрерывного пребывания в регионах, где Leishmania песчаные мухи-переносчики являются эндемиками в течение последних 10 лет *. — Любая история тяжелой местной или общей реакции на укусы насекомых, определяемая как — Местно: обширное твердое покраснение и припухлость, охватывающая большую часть переднебоковой части. бедро или большая окружность руки, не разрешается в течение 72 часов — Общие: лихорадка ≥ 39,5 ° C, анафилаксия, бронхоспазм, отек гортани, коллапс, судороги или энцефалопатия в течение 48 часов — Любая анафилаксия в анамнезе — Женщины — текущая беременность, срок менее 12 недель после родов, период лактации или желание / намерение забеременеть во время исследования.
— Любые клинически значимые отклонения от нормы при скрининговом биохимическом или гематологическом исследовании. анализы крови по оценке исследователей — Уровень общего IgE (иммуноглобулин E)> 214 МЕ / мл — Любое подтвержденное или предполагаемое иммуносупрессивное или иммунодефицитное состояние, включая ВИЧ. инфекционное заболевание; аспления; рецидивирующие, тяжелые инфекции и хронические (более 14 дней) прием иммунодепрессантов в течение последних 6 месяцев — Диагноз сахарный диабет 1 или 2 типа или значительно повышенный HbA1c (> 48 ммоль / моль) — Активный туберкулез, проказа или недоедание — Любое серьезное хроническое заболевание, требующее вмешательства специалиста больницы, согласно оценке исследования. следователи — Любые серьезные психические заболевания по оценке терапевта и / или исследователя. клиническая бригада — Маловероятно соблюдение протокола исследования — Участие в значительных текущих или недавних исследованиях (включая исследовательские лекарственного препарата или другого значимого вмешательства) в течение последних 3 месяцев (как по оценке исследователей) — Любое другое серьезное заболевание, расстройство, находка или история болезни, которые в заключение клинического исследователя с медицинской квалификацией, может либо поставить участника подвержены риску из-за участия в исследовании или могут повлиять на результат исследование, или способность участника участвовать в исследовании .

Пол:

Все

Минимальный возраст:

18 лет

Максимальный возраст:

50 лет

Здоровые волонтеры:

Принимает здоровых добровольцев

Передача человеку | IntechOpen

2.1. Жизненный цикл

Leishmania spp.: передача вектора

Leishmania spp. является паразитом с диморфным жизненным циклом, который контролируется переходом от переносчика к хозяину [1]. Таким образом, паразит разработал новые приспособления, чтобы выжить внутри переносчика [2]. Фаза жизненного цикла вектора начинается, когда переносчик проглатывает кровь, содержащую паразитов. После проглатывания паразиты в конечном итоге достигают средней кишки, где удерживаются в течение примерно 4 часов в перитрофическом матриксе.Там клетки амастиготы дифференцируются в маленькие подвижные клетки с короткими жгутиками, форма, известная как проциклическая промастигота. Затем Leishmania инициирует первую стадию жизненного цикла переносчика, которая протекает в течение следующих 24-48 часов. Тело паразита удлиняется в течение следующих 72 часов, образуя промастиготу-нектомонаду, после чего микроорганизм разрушает перитрофический матрикс, достигает просвета средней кишки и мигрирует в грудной отдел переносчика. Оказавшись там, промастиготы дифференцируются в промастиготы лептомонады, уменьшаясь в размерах и изменяя расположение своих жгутиков, после чего следует второй цикл репликации в течение 5-7 дней.Этот процесс вызывает массивную инфекцию в передней части средней кишки, где паразиты дифференцируются в метациклические промастиготы внутри стомодеального клапана, обеспечивая большое количество паразитов для заражения. Чтобы защитить метациклические промастиготы, лептомонады также дифференцируются в промастиготы, образующие гель, которые окружают лептомонаду и метациклические промастиготы. Последний тип клеток считается инфекционной формой паразита, поскольку он обладает удлиненным жгутиком, который обеспечивает подвижность и устойчивость к лизису, опосредованному комплементом. Когда метациклические промастиготы дифференцируются в промастиготы гаптомонады, они образуют паразитические кольца, которые закупоривают стомодеальный клапан, что в конечном итоге приводит к его дегенерации. Наконец, этот процесс позволяет паразитам проникать в хоботок [2], где они могут инокулировать хозяина во время кормления переносчика.

После проникновения в хозяина паразит сначала сталкивается с иммунной реакцией хозяина после активации системы комплемента. В отношении этого процесса были идентифицированы четыре различных пути активации: классический путь, альтернативный путь, лектиновый путь и внешний путь [3].У человека паразит может уклоняться от иммунного ответа, ингибируя лизис, опосредованный комплементом, который происходит в фаголизосомах макрофагов. Этот защитный эффект обеспечивается мембранной протеазой gp63, или лейшманолизином, который ингибирует атаки на клеточную мембрану паразита, присоединяясь к компонентам комплемента [4]. Паразиты на стадии промастиготы дифференцируются в маленькие круглые клетки размером 3-5 мкм без жгутиков, известные как амастиготы. Эту форму можно легко наблюдать в клетках-хозяевах под микроскопом, где они обозначаются как тельца Лейшмана-Донована [5].Наконец, когда размножение паразитов превышает удерживающую способность фагоцитирующей клетки, происходит лизис клеток, высвобождая паразитов для заражения новых клеток.

По некоторым консервативным оценкам, переносчик может выделять от 1 до 1000 метациклических промастигот в хозяина во время питания [6-7]. Однако другие оценки, основанные на методах молекулярной биологии, показывают, что переносчик может выделять от 600 до 100 000 метациклических промастигот в течение периода кормления, и что это число варьируется в зависимости от времени кормления.Кроме того, известно, что большое количество паразитов фактически увеличивает время кормления переносчиков, поскольку паразиты физически препятствуют правильному функционированию хоботка [8]. Поэтому, основываясь на этих выводах, от 100 до 100 000 метациклических паразитов обычно используются для инокуляции подушечек лап или ушных раковин животных в in vivo моделях инфекции [8-10].

2.2. Трансплантация органов, переливание крови и гемодиализ

Терапевтические достижения в самых разных областях медицины значительно улучшили общее качество жизни и ожидаемую продолжительность жизни в современном обществе.Частично это было достигнуто за счет разработки таких методов, как трансплантация органов, гемодиализ и переливание крови, которые особенно полезны для лечения хронических заболеваний. Однако передачу инфекционных заболеваний во время таких процедур необходимо учитывать и избегать. Кроме того, миграция человека может легко переносить болезни, передаваемые переносчиками, из эндемичных мест в неэндемичные, как это часто бывает с простейшими паразитами крови, такими как Leishmania [11-12], Trypanosoma и Plasmodium [3]. ].

Во время трансплантации органов существует несколько возможных путей передачи микроорганизмов, таких как Leishmania , включая реактивацию спящих паразитов у реципиента после лечения иммунодепрессантами, заражение паразитами, полученными от донора, передачу паразитов при переливании крови во время хирургического вмешательства и передачи de novo [11-12]. Инфекции Leishmania наблюдались у лиц, перенесших трансплантацию почки [13–16] и печени [17–18], а также у пациентов, перенесших трансплантацию сердца [17, 19–23], легкого [24], поджелудочной железы. [25], стволовых клеток [26-27] и трансплантации костного мозга, хотя они менее распространены.В целом число случаев лейшманиоза, вызванных трансплантацией органов, оценивается менее чем в 100 случаев [11, 13-16], которые в основном были связаны с трансплантацией почек. Основным фактором риска передачи является то, проживал ли донор в районе, эндемичном по лейшманиозу. Однако этот вопрос обычно не затрагивается в процессе скрининга, и соответствующие лабораторные тесты обычно не проводятся на донорах органов [28]. Поэтому важно собирать и анализировать эпидемиологические данные о лейшманиозе, поскольку число инфицированных лиц, у которых отсутствуют симптомы, может быть даже больше, чем число лиц с клиническими симптомами [17].Также были сообщения о донорах органов, у которых до операции не было симптомов, но которые умерли от лейшманиоза через несколько месяцев после процедуры трансплантации. Кроме того, был по крайней мере один случай, когда у реципиента органов появились симптомы лейшманиоза через два года после процедуры трансплантации [29]. В тех случаях, когда у людей проявляются симптомы примерно через месяц после трансплантации, обычно считается, что передача происходит из-за реактивации дремлющих паразитов внутри реципиента [30].С другой стороны, в тех случаях, когда симптомы лейшманиоза наблюдаются примерно через 18 месяцев после получения нового органа, обычно считается, что передача происходит в результате заражения паразитами de novo [11-12, 16]. В любом случае предлагаемый курс лечения, способствующий выживанию трансплантата, включает кортикостероиды [24], иммунодепрессанты [13-14] или моноклональные антитела [11], которые способствуют развитию лейшманиоза.

Нечастые или атипичные симптомы могут привести к поздней диагностике лейшманиоза.Первичными клиническими признаками и симптомами, связанными с инфекциями Leishmania , вызванными трансплантацией органов, являются лихорадка, спленомегалия, гепатомегалия, лейкопения и гипоальбуминемия [14, 31-32]. К сожалению, терапевтический ответ в таких случаях часто недостаточен для спасения жизни пациента, что может быть связано с поздней диагностикой, особенно тяжелыми инфекциями и другими осложнениями со здоровьем [13] из-за длительных режимов иммуносупрессии [16, 24].

Потеря объема крови или дефицит определенных компонентов крови являются индикаторами того, что может потребоваться переливание крови или ее производных от донора реципиенту.Гемотрансфузии часто выполняются во время или после оперативных вмешательств, а у больных лейшманиозом, перенесших трансплантацию органов и гемотрансфузию в анамнезе, заболевание обычно расценивают как осложнение трансплантационного процесса [15, 32-33]. У пациентов без такого фона обычно считается, что заражение произошло при переливании крови или продуктов, полученных из крови. Первый случай передачи Leishmania через переливание крови был зарегистрирован в Китае в 1948 г., когда двум девочкам внутримышечно было введено 20 мл крови для стимуляции пассивного иммунитета против кори и краснухи. Кровь взяла их мать, которая через несколько дней была госпитализирована с симптомами, указывающими на висцеральный лейшманиоз; этот диагноз был поставлен через месяц после ее госпитализации. Поэтому в связи с историей болезни матери в последующие месяцы девочки находились под наблюдением. У обеих девочек лейшманиоз развился через 9-10 месяцев после переливания крови [34]. Хотя этот случай не был связан с переливанием крови per se , это первый задокументированный случай, когда использование компонентов крови в терапевтических целях привело к заражению лейшманиозом.

В целом, возбудители висцерального лейшманиоза принадлежат к комплексу видов donovani , хотя также были сообщения о висцерализации у видов, которые чаще связаны с слизисто-кожными клиническими проявлениями болезни. Эти типы клинических проявлений в основном наблюдались у лиц с ослабленной иммунной системой, таких как ВИЧ-положительные пациенты. Тем не менее, был зарегистрирован единственный случай пациента с такими характеристиками, который также имел в анамнезе трансплантацию почки и переливание крови. Кроме того, в анамнезе не было контакта с переносчиками, поскольку пациент не проживал в эндемичном регионе. Гипотеза инфекции была исключена поиском признаков Leishmania в крови методом ПЦР и поиском специфических антител Leishmania- у донора и у реципиента второй почки. Смерть пациента наступила в результате осложнений, обусловленных наличием T. cruzi , S. aureus и L. mexicana . Хотя трансфузионные доноры пациента не могли быть оценены, на основании анализа других возможных путей передачи был сделан вывод, что наиболее вероятным путем инфицирования является переливание крови [35].

Среди других заметных случаев вторичного лейшманиоза, вызванного продуктами крови и переливаниями, был случай пациента с аутоиммунным заболеванием, идиопатической тромбоцитопенической пурпурой. Пациенту неоднократно переливали концентрированные тромбоциты в течение 2-3 лет до развития лейшманиоза, диагноз которого был подтвержден аспирацией костного мозга [36].

Другой случай связан с младенцем, которому было проведено переливание крови в течение 7 дней после рождения в связи с бледностью кожных покровов с последующим диагнозом миелофиброза.Донором крови был родственник, который умер через три месяца после сдачи крови после развития гепатоспленомегалии, лихорадки и лихорадки неизвестного происхождения; диагноз поставлен посмертно после обнаружения телец Лейшмана-Донована. Через месяц после трансфузии у младенца появилось вздутие живота, лихорадка и бледность кожных покровов. В возрасте 5 месяцев висцеральный лейшманиоз был диагностирован по аспирации селезенки, которая показала положительный результат на тельца Лейшмана-Донована. Лечение лейшманиоза было начато без улучшения, и через два месяца ребенок был повторно госпитализирован с анемией, респираторным дистресс-синдромом, гепатомегалией и спленомегалией.Биопсия печени выявила изменения, характерные для стеатогепатита с очагами некроза и липидными гранулемами. Кроме того, биопсия дала положительный результат на антитела против Leishmania (rK-39), в то время как у членов семьи младенца эти антитела были отрицательными. В связи с выраженным анемическим синдромом ребенку сделали переливание крови. Несмотря на лечение препаратами сурьмы, состояние младенца не улучшилось, а ухудшилось с развитием септицемии, вызванной Staphylococcus , Klebsiella и Pseudomonas .Замена препаратов на амфотерицин В только еще больше ухудшила здоровье младенца, и он умер через месяц после поступления [37].

В случае с пожилым пациентом 77-летняя женщина с хронической мерцательной аритмией, гипертонией и хронической болезнью почек в анамнезе на гемодиализе перенесла операцию по поводу холецистита, во время которой ей было перелито две единицы крови. Через полтора месяца у нее появились лихорадка, потоотделение и озноб во время сеанса гемодиализа и в течение следующих 24 часов; она также показала случайную диарею и потерю веса.Эти симптомы не улучшились, несмотря на лечение антибиотиками. В отделении интенсивной терапии после гемодиализа у пациента развились тромбоцитопения и гипотензия с хорошей систолической функцией желудочков, требующие восстановления объема и вазопрессорной терапии; гидрокортизон также был включен в лечение. Аспират костного мозга подтвердил наличие внутриклеточных амастигот и многочисленных внеклеточных промастигот, хотя в периферической крови их не наблюдалось. Лечение амфотерицином В увеличило количество тромбоцитов, хотя ухудшение гемодинамики продолжалось до самой смерти пациентки.Культуры, начатые до смерти, показали присутствие Acinetobacter baumannii , бактерии, устойчивой к нескольким типам антибиотиков. Во время патологоанатомического исследования было проверено наличие паразитов Leishmania в желчи из-за предшествующих желудочно-кишечных симптомов. Передача Leishmania через кровь была подтверждена, когда один из ее доноров (от источника единиц, перелитых во время холецистэктомии) дал положительный результат на Leishmania -специфические антитела [38].

У семи американских военных групп, задействованных в операции «Буря в пустыне» в 1990-х годах, развились атипичные клинические проявления инфекции L. donovani , которые наводили на мысль о Кала-Азаре. Симптомы включали скованность, непродуктивный кашель, диффузную болезненность в животе, диарею, тошноту, головную боль, миалгию и артралгию без органомегалии. Один из пациентов был бессимптомным, тогда как у двоих были заболевания, которые поставили под угрозу их иммунную систему: рак почки и ВИЧ. Диагноз был поставлен с помощью иммунофлуоресцентного теста на антитела (IFAT).Во всех случаях появление симптомов произошло через 1-14 месяцев после их пребывания в Саудовской Аравии, и ни у одного из них не было выявлено поражений, которые могли бы помочь в диагностике лейшманиоза [39]. Эти клинические случаи побудили власти США рекомендовать отклонить всех кандидатов, посетивших Персидский залив, в качестве доноров крови. Эта ситуация еще более осложнялась тем фактом, что условия, при которых паразит Leishmania мог выжить в продуктах крови в банках крови, были неизвестны. В результате проведено анализа in vitro на паразитах, выделенных от солдат. паразита Leishmania , которые были выделены от лиц, участвовавших в операции «Буря в пустыне», включали L. tropica , L. major и L. donovani . Этих паразитов поддерживали в культуре с логарифмической фазой и использовали для инокуляции образцов донорской крови, которые затем хранили при 4ºC в течение 35 дней или при 24ºC в течение 5 дней. Было замечено, что в единицах цельной крови, хранящихся в этих обычных условиях банка крови, внутриклеточных паразита L. tropica внутри моноцитов могут выживать до 30 дней при 4ºC и до 5 дней при 24ºC, в отличие от промастигот в стационарной фазе. или бесплатные амастиготы, которые этого не делают.Что касается свежезамороженной плазмы, было обнаружено, что внутриклеточные паразиты могут выживать внутри моноцитов в течение 25 дней при 4ºC и не менее 5 дней во фракции тромбоцитов при 24ºC. Для фракций эритроцитов, замороженных глицерином, время выживания паразита составило 35 дней при 4°С [40]. Ясно, что Leishmania проявляет устойчивость к низким температурам, подчеркивая очень реальную возможность передачи паразита от инфицированных людей, либо в доклинической, либо в бессимптомной фазе, людям с ослабленным иммунитетом через продукты крови.

Передача Leishmania при переливании крови была продемонстрирована у домашних животных [41] и модельных организмов, и у них обычно проявляются симптомы после лечения инфицированной человеческой кровью или кровью экспериментально инфицированных животных [40, 42-43]. Например, переливание крови грызунам можно проводить путем переливания 0,1-1,0 мл крови через хвостовую вену [40] или внутрисердечную инъекцию [43]. В исследовании с участием хомяков все группы, получавшие зараженную кровь, демонстрировали симптомы через 90-120 дней после переливания [43].Было обнаружено, что 22,1% хомяков, которым перелили кровь, дали положительный результат на Leishmania с помощью ПЦР-анализа, а 14,75% остались положительными, когда тест был проведен снова через 12 месяцев. Все культуры моноцитов были отрицательными. Кроме того, было продемонстрировано, что 29,5% перелитых хомяков дали положительный результат по крайней мере по одному из методов, при этом ПЦР является наиболее чувствительным методом [44].

Также были проведены различные клинические исследования на людях, посещающих банки крови, в которых присутствие паразита оценивалось с использованием таких методов, как ELISA (иммуноферментный анализ) [45], IFAT [46], Вестерн-блоттинг, культивирование и ПЦР [44-45].Эксперименты ELISA показали, что 2,4% индивидуумов имели Leishmania -специфические антитела, в то время как 3,5% показали положительный результат вестерн-блоттинга; оба теста показали серопревалентность 7,6%.

Кроме того, опроса может быть недостаточно для исключения доноров, которые посещали эндемичные районы в течение последних 12 месяцев или у которых был установлен клинический диагноз лейшманиоза, как это рекомендовано в публикации ВОЗ Отбор доноров крови: руководство по оценке пригодности доноров для сдачи крови .Таким образом, существует очевидная необходимость в разработке лабораторных методов для идентификации этого микроорганизма в крови или ее производных, и действительно, было проведено несколько исследований для выявления присутствия специфических антител к Leishmania у здоровых лиц, сдавших кровь.

У кожных видов, таких как принадлежащие к комплексу L. mexicana , неизвестно, может ли паразит передаваться человеку через кровь при тех же условиях, что и у висцеральных видов.Однако, как упоминалось ранее, следует отметить, что известны случаи у ВИЧ-инфицированных, у которых развился висцеральный лейшманиоз при заражении кожными видами [35].

У пациентов с хроническим заболеванием почек гемодиализ является терапией, которая может значительно улучшить прогноз пациента, а также продлить и улучшить качество его жизни. Однако, как и многие другие терапевтические процедуры, гемодиализ может иметь побочные эффекты, в том числе бактериемию и сепсис из-за плохой асептической техники во время лечения [47].Действительно, документально подтверждено, что при несоблюдении надлежащих мер по стерилизации оборудования для гемодиализа, включая очистку и замену одноразовых частей, существует высокий риск заражения инфекционными/контагиозными заболеваниями [47], в том числе паразитарными инфекциями. В отличие от ситуации с Toxoplasma [48], Leishmania не была напрямую связана с пациентами, находящимися на гемодиализе, хотя были проведены большие анализы на Leishmania -специфические антитела [49–50], которые обнаружили паразита у 9–25 пациентов. % больных в эндемичных районах [50].Несмотря на то, что нет исследований, напрямую связывающих инфекцию Leishmania с лечением гемодиализом, возможно, потому, что у большинства пациентов с заболеваниями почек, получающих лечение гемодиализом, также имеется в анамнезе иммуносупрессивная терапия кровью, трансплантация органов и множественные переливания крови [38, 50-51]. ]. Все эти состояния повышают вероятность заражения лейшманиозом и негативно влияют на здоровье пациентов, что затрудняет анализ причинных факторов.

2.4. Врожденная трансмиссия

2.4.1. Врожденный лейшманиоз у человека

Вертикальная передача определяется как врожденная передача патогенного микроорганизма, состояния или признака от одного поколения к другому через плаценту, гематогенным путем, родовыми путями или при кормлении грудью матери [64]. Вертикальная передача была продемонстрирована для висцерального лейшманиоза, вызываемого L. donovani и L. infantum. Первый случай вертикальной передачи лейшманиоза был зарегистрирован в 1926 г. у беременной женщины, у которой в первом триместре беременности появились симптомы, указывающие на лейшманиоз.Лечение висцерального лейшманиоза проводилось при исключении малярии и брюшного тифа в качестве дифференциальных диагнозов по результатам лабораторных исследований. После лечения симптомы исчезли, беременность продолжилась. Роды прошли без осложнений через влагалищный канал, вес новорожденного был нормальным. Однако и у матери, и у новорожденного сразу после родов общее состояние ухудшилось. Висцеральный лейшманиоз не подозревался, и симптомами были лихорадка, диарея и боль в животе.В связи с состоянием матери кормления грудью не происходило. Ребенок находился под наблюдением в течение первого года жизни и имел анемию и спленомегалию. Биопсия селезенки выявила наличие телец Лейшмана-Донована [65], что указывает на вертикальную передачу лейшманиоза.

Эпидемиологические предпосылки лейшманиоза имеют решающее значение, когда у детей или лиц детородного возраста появляются симптомы, указывающие на лейшманиоз. Мать с диагнозом L.infantum , полученный с помощью ELISA, находился на ферме, когда она была на сроке от 28 до 30 недель беременности. Ребенок родился путем планового кесарева сечения в 38 недель в неэндемичной зоне Украины. В возрасте восьми месяцев у грудного ребенка внезапно появились лихорадка, снижение аппетита, слабость, бледность кожных покровов, кровоподтеки, гепатоспленомегалия, тахипноэ, лимфаденопатия. В аспирате костного мозга были обнаружены овоидные клетки размером 3-5 мкм, которые были идентифицированы как тельца Лейшмана-Донована [66].

В Германии зарегистрировано два случая заболевания лейшманиозом у матерей, посетивших эндемичные зоны до беременности.В первом случае речь шла о 16-месячном педиатрическом пациенте с висцеральным лейшманиозом, мать которого два года назад ездила в эндемичные зоны [67]. Второй случай — 15-месячный ребенок с висцеральным лейшманиозом, мать которого находилась на ферме в эндемичной зоне между 20 и 22 неделями беременности [68].

Хронический висцеральный лейшманиоз связан с преждевременными родами и материнско-плодовой смертностью. [69] При гистологическом анализе плаценты и аспирата лимфатического узла выявлено наличие тромботических, сосудистых изменений в плаценте плода в пять месяцев гестации у матери, инфицированной лейшманиозом в течение двух месяцев [70] .Новорожденные, рожденные от инфицированных матерей, в течение первых недель или месяцев жизни остаются бессимптомными. Однако в конечном итоге тельца Лейшмана были обнаружены в костном мозге, а также антитела против Leishmania , подтверждающие диагноз лейшманиоза [65, 69, 71].

Лейшманиоз может сопровождаться сопутствующими инфекциями микроорганизмами сходных родов. Во втором триместре беременную пациентку первоначально лечили от лейшманиоза, и через 30 дней у нее наступило улучшение.Ребенок родился естественным путем в 36 недель без осложнений и весил 1700 граммов. Через три дня его снова госпитализировали из-за ухудшения состояния из-за вероятной малярии и туберкулеза, но после лечения улучшения не наступило. Амастиготы были обнаружены в аспирате лимфатического узла матери. Кроме того, у ребенка были обнаружены антитела IgG; эти антитела были связаны с пассивной трансплацентарной передачей паразит-специфических антител от матери к плоду, что отрицало необходимость лечения.Он был госпитализирован еще раз в возрасте семи месяцев с симптомами, указывающими на Plasmodium falciparum, , и он не показал улучшения после лечения. В аспирате костного мозга обнаружены Leishmania . Однако, несмотря на лечение, младенец умер. Вскрытие показало, что наличие многочисленных паразитов Leishmania в почках, селезенке, тимусе, костном мозге, печени и легких и Candida spp. в дыхательных путях [70].

Лица, будь то мать или потомство, в эндемичных зонах могут быть инфицированы за месяцы или годы до появления симптомов.Например, женщина побывала в эндемичной зоне и через два года забеременела. У нее не было никаких симптомов во время беременности или после родов, когда она находилась в неэндемичной зоне, и не было доказательств существования переносчика в этом географическом районе. В то время как мать оставалась бессимптомной, у младенца проявлялись симптомы возможного висцерального лейшманиоза, что было подтверждено различными лабораторными исследованиями [67].

Имеются данные о том, что кожный лейшманиоз связан с перинатальными проблемами со здоровьем, как это наблюдалось в Бразилии, где женщины с L.braziliensis -опосредованный кожный лейшманиоз развил вегетативные или атипичные поражения на 18 неделе беременности. Из этих пациенток 10% родили преждевременно, еще в 10% случаев плод погиб. При биопсии одного из плодов обнаружен интенсивный воспалительный экссудат с преобладанием нейтрофилов, а паразиты были обнаружены при электрофорезе [72].

2.4.2. Врожденный лейшманиоз у животных

В Бразилии было проведено исследование с бессимптомными и симптоматическими собаками смешанной породы, инфицированными L.donovani и L. infantum . В каждой группе было по четыре собаки, и печень, селезенка, лимфатические узлы, костный мозг, почки и сердца их потомства были проанализированы с помощью ПЦР на наличие инфекции. Количество потомства, полученного от матерей с симптомами или без симптомов (26 против 27), было почти одинаковым. Плаценты и потомство были проанализированы с помощью ПЦР, и 13 из 26 плацент и 9 из 26 потомков матерей с симптомами были положительными на паразита, в то время как 13 из 27 плацент и 8 из 27 потомков бессимптомных матерей были положительными. .Кроме того, было отмечено, что ПЦР более чувствительна для обнаружения паразитов по сравнению с иммуногистохимией и окрашиванием гематоксилином и эозином [73]. В другом исследовании, проведенном в Италии, участвовали семь самок собак, у которых был диагностирован лейшманиоз с помощью серологии, микроскопии и ПЦР. Двое из семи лечились N-метилглюкамином до беременности, а одна из семи лечилась во время беременности. Щенков обследовали в возрасте от 3 до 30 дней. Паразит был обнаружен у 8 из 31 детеныша в обеих группах, и только у 2 из 8 детенышей развились симптомы [74].

2.4.3. Экспериментальные модели врожденной передачи

В мышиной модели висцерального лейшманиоза двадцать 12-недельных самок мышей BALB/c были инфицированы L. infantum . Через 8 недель их скрещивали со здоровыми самцами, а самок умерщвляли на 13-й и 18-й дни беременности. Потомство разделяли пополам для ПЦР-анализа. У 15 из 20 беременных мышей паразит был обнаружен методом ПЦР в селезенке. У потомства 3 из 88 плацент и 4 из 88 детенышей дали положительный результат на Leishmania с помощью ПЦР [75].В исследованиях по определению вертикальной передачи Leishmania у биглей паразитемия была обнаружена в печени, селезенке и костном мозге потомства [63].

В экспериментальной модели, в которой хомячки были инфицированы 10 6 паразитами/мл L. panamensis в течение первой недели беременности, 24 из 93 (25,8%) потомства от инфицированных матерей были положительными на Leishmania с помощью ПЦР. , через 2 месяца после рождения [76]. Кроме того, мыши, инфицированные высокими дозами инокулята л.mexicana , известного как возбудитель кожного лейшманиоза, показали, что все самки и их плаценты были положительными на ПЦР-анализ, и выявили, что инфекция присутствовала у 39 из 110 потомков инфицированных матерей, также наблюдалась гибель плода и резорбция [77]. . Затем важно помнить о том, что лейшманиоз может передаваться трансплацентарно и вызывает резорбцию плода, гибель и снижение массы тела потомства.

Как передается лейшманиоз?

Автор

Craig G Stark, MD, FACP, FFTM, RCPS(Glasg), FISTM  Телемедицина и цифровое здравоохранение, CedarBridge Capital Partners

Craig G Stark, MD, FACP, FFTM, RCPS(Glasg), FISTM является членом следующие медицинские общества: Американский колледж врачей – Американское общество внутренних болезней, Международное общество медицины путешествий, Phi Beta Kappa, Королевский колледж врачей и хирургов Глазго, Общество летных хирургов армии США

Раскрытие информации: не раскрывать.

Соавтор (ы)

Конживарам Видьяшанкар, доктор медицины, MRCP  Специализированный врач-педиатр, Королевская детская больница Абердина, Шотландия

Конживарам Видьяшанкар, доктор медицины, MRCP является членом следующих медицинских обществ: Международное общество по СПИДу, Королевский колледж педиатрии и детского здоровья

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Главный редактор

Pranatharthi Haran Chandrasekar, MBBS, MD  Профессор, заведующий инфекционным отделением, отделение внутренних болезней, Медицинский факультет Университета Уэйна

Pranatharthi Haran Chandrasekar, MBBS, MD является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей , Американское общество микробиологии, Международное общество принимающих лиц с ослабленным иммунитетом, Американское общество инфекционных заболеваний

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Благодарности

Ручир Агравал, MD Заведующий отделением аллергии и иммунологии, клиника Аврора Шебойган

Ручир Агравал, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии аллергии, астмы и иммунологии, Американской академии педиатрии, Американского колледжа аллергии, астмы и иммунологии и Американской медицинской ассоциации

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Pranatharthi Haran Chandrasekar, MBBS, MD Профессор отделения внутренних болезней, директор стипендии по инфекционным заболеваниям, Harper Hospital, Медицинский факультет государственного университета Уэйна

Pranatharthi Haran Chandrasekar, MBBS, MD является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей и Американское общество инфекционистов

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дирк М. Элстон, доктор медицинских наук Директор Академии дерматопатологии Аккермана, Нью-Йорк

Дирк М. Элстон, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия дерматологии

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Джон Халперн, DO, FACEP Клинический ассистент профессор кафедры семейной медицины, Колледж остеопатической медицины Нова Юго-Восточного университета; Медицинский директор, Институт карьеры в области здравоохранения; Медицинский директор отделения неотложной помощи, больница Палмс-Уэст

Джон Халперн, DO, FACEP является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей скорой помощи

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Эдмонд А. Хукер II, доктор медицины, доктор медицинских наук, FAAEM Адъюнкт-профессор Департамента управления службами здравоохранения, Университет Ксавьера, Цинциннати, Огайо; Доцент кафедры неотложной медицины Медицинского колледжа Университета Цинциннати

Эдмонд А. Хукер II, доктор медицины, доктор медицинских наук, FAAEM является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины, Американской ассоциации общественного здравоохранения, Общества академической неотложной медицины и Южной медицинской ассоциации

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Renee Y Hsia, MD, MSc , клинический инструктор, отделение неотложной медицины, Калифорнийский университет, Медицинская школа Сан-Франциско; Лечащий врач, отделение неотложной медицины, больница общего профиля Сан-Франциско

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Джули Р. Кеннер, доктор медицинских наук Частная практика, Центр дерматологии Кеннера

Джули Р. Кеннер, доктор медицинских наук, член следующих медицинских обществ: Американская академия дерматологии и Американское общество дерматологической хирургии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Томас М. Керкеринг, доктор медицинских наук, , заведующий отделением инфекционных заболеваний, Медицинская школа Технологического института Вирджинии,

Томас М. Керкеринг, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж врачей, Американская ассоциация общественного здравоохранения, Американское общество микробиологии, Американское общество тропической медицины и гигиены, Американское общество инфекционных заболеваний, Медицинское общество. Вирджинии и Медицинского общества дикой природы

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Абдул-Гани Кибби, доктор медицинских наук Профессор и заведующий кафедрой дерматологии Медицинского центра Бейрутского Американского университета, Ливан

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дженнифер Дж. Ли , доктор медицинских наук, доцент, отделение дерматологии, медицинский факультет, Медицинский центр Университета Вандербильта

Дженнифер Дж. Ли является членом следующих медицинских обществ: Американская академия дерматологии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Лестер Ф. Либоу, доктор медицины Дерматопатолог, Лаборатория дерматопатологии Южного Техаса

Лестер Ф. Либоу, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии дерматологии, Американского общества дерматопатологии и Техасской медицинской ассоциации

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Гэри Дж. Ноэль, доктор медицины Профессор кафедры педиатрии Медицинского колледжа Вейла Корнелла; Лечащий педиатр, Пресвитерианская больница Нью-Йорка

Гэри Дж. Ноэль, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Общество детских инфекционных заболеваний

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

William G Stebbins, MD Доцент медицины, Отделение дерматологии, Университет Вандербильта

Уильям Г. Стеббинс, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии дерматологии, Американского общества дерматологической хирургии и Фонда дерматологии

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Russell W Steele, MD , заведующий отделением детских инфекционных заболеваний, Детский медицинский центр Окснера; Клинический профессор, кафедра педиатрии, Медицинский факультет Тулейнского университета

Russell W Steele, MD, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия педиатрии, Американская ассоциация иммунологов, Американское педиатрическое общество, Американское общество микробиологии, Американское общество инфекционных заболеваний, Медицинское общество штата Луизиана, Общество детских инфекционных заболеваний, Общество педиатрических исследований и Южная медицинская ассоциация

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Франсиско Талавера, PharmD, PhD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Заработная плата Medscape

Джетер (Джей) Притчард Тейлор III, MD Сотрудник по контролю за соблюдением нормативных требований, лечащий врач, ординатура по неотложной медицинской помощи, отделение неотложной медицины, Palmetto Health Richland, Медицинский факультет Университета Южной Каролины; Медицинский директор, отделение неотложной медицины, Palmetto Health Baptist

Джетер (Джей) Притчард Тейлор III, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии скорой медицинской помощи, Американского колледжа врачей скорой помощи, Американской медицинской ассоциации и Общества академической неотложной медицины

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

N Ewen Wang, MD Консультирующий персонал, Хирургическое отделение, Отделение неотложной медицины, Больница Стэнфордского университета

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Peter J Weina, MD, PhD Полковник армии США; Заместитель командира/заместитель директора, медицинский директор лаборатории диагностики лейшманиоза, Армейский исследовательский институт Уолтера Рида

Peter J Weina, MD, PhD, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Американское общество тропической медицины и гигиены, Ассоциация военных хирургов США и Международное общество медицины путешествий

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Майкл Дж. Уэллс, доктор медицины Доцент кафедры дерматологии Центра медицинских наук Техасского технологического университета, Медицинская школа Пола Л. Фостера

Майкл Дж. Уэллс, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американской академии дерматологии, Американской медицинской ассоциации и Техасской медицинской ассоциации

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Мэри Л. Виндл, PharmD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Благодарности

Содержащиеся здесь мнения или утверждения являются частной точкой зрения авторов и не должны рассматриваться как официальные или отражающие точку зрения Министерства армии или Министерства обороны.

Путь заражения Leishmania tropica определяет исход заболевания и защиту от Leishmania major у мышей BALB/c

Корейский J Parasitol. 2013 февраль; 51(1): 69–74.

, , , , и

Хамид Махмудзаде-Никнам

Департамент иммунологии, Институт Пастера, Иран.Проспект Пастера, 69, Тегеран 13164, Иран.

Гадер Халили

Отделение иммунологии, Институт Пастера Ирана, проспект Пастера № 69, Тегеран 13164, Иран.

Firoozeh Abrishami

Отделение иммунологии, Институт Пастера Ирана, проспект Пастера № 69, Тегеран 13164, Иран.

Али Наджафи

Отделение иммунологии, Институт Пастера Ирана, проспект Пастера № 69, Тегеран 13164, Иран.

Вахид Хазе

Отделение иммунологии, Институт Пастера Ирана, No.Проспект Пастера, 69, Тегеран 13164, Иран.

Отделение иммунологии, Институт Пастера Ирана, проспект Пастера № 69, Тегеран 13164, Иран.

Автор, ответственный за переписку.

Поступила в редакцию 5 июля 2012 г.; Пересмотрено 20 августа 2012 г.; Принято 30 августа 2012 г.

Авторское право © Корейское общество паразитологии и тропической медицины, 2013 г. 3.0/), который разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Leishmania tropica является одним из возбудителей лейшманиоза у человека. Сообщается, что пути заражения являются важной переменной для некоторых видов паразитов Leishmania . Роль этой переменной не ясна для инфекции L. tropica . Целью этого исследования было изучение влияния пути заражения L. tropica на исход заболевания и иммунологические параметры у мышей BALB/c.Были использованы два маршрута; подкожно в области подушечки лапы и внутрикожно в ухе. Мышей заражали Leishmani major после установления инфекции L. tropica для оценки уровня защитного иммунитета. Иммунный ответ оценивали на 1-й и 4-й неделе после заражения. Подкожное введение в подушечку лапы по сравнению с внутрикожным введением в ухо индуцировало значительно более высокий защитный иммунитет против заражения L. major , включая более высокие реакции гиперчувствительности замедленного типа, более быстрое разрешение поражения, более низкую паразитарную нагрузку и более низкие уровни ИЛ. -10.Наши данные показали, что путь заражения в модели BALB/c инфекции L. tropica является важной переменной и должен учитываться при разработке соответствующей экспериментальной модели для инфекций L. tropica .

Ключевые слова: Leishmania tropica , Leishmania major , внутрикожный, подкожный, иммунитет, исход заболевания антропонозный, висцеротропный и единичные случаи висцерального лейшманиоза [1].Имеется мало данных о факторах, которые могут быть ответственны за эти совершенно разные клинические исходы. Для изучения этих факторов можно использовать экспериментальные модели. Мыши BALB/c были предложены в качестве экспериментальной модели этих заболеваний [2,3]. Сообщалось, что несколько переменных влияют на иммунные реакции, а также на исход заболевания в экспериментальных моделях лейшманиоза. Эти переменные включают стадию развития, дозу, вид, штамм и субштамм паразитов, используемых для инъекций, а также альтернативные пути прививки [4,5].

В частности, сообщалось, что путь заражения является важной переменной в различных экспериментальных моделях паразитов Leishmania [6-8]. Также сообщалось, что путь заражения живой вакциной Leishmania major играет решающую роль в эффективности вакцинации [9]. Естественным путем заражения при лейшманиозе является кожа, содержащая уникальные клетки, такие как дендритные клетки и клетки Лангерганса, обладающие сильным иммуномодулирующим действием.Кожная среда участвует в естественном пути заражения. Подкожная инъекция в подушечку лапы использовалась во многих сообщениях для инициации инфекции в экспериментальных моделях лейшманиоза. Однако подкожный путь в подушечке лапы может не быть естественным путем заражения лейшманиозом, потому что уровень вовлечения кожной среды при подкожном пути может не совпадать с путем заражения москитом в природе. Предполагается, что внутрикожная инъекция в ухо больше похожа на естественный путь заражения L.экспериментальная модель Major [10]. На мышиной модели L. major было показано, что подкожный путь заражения по сравнению с внутрикожным путем приводит к более сильному иммунитету [9]. В исследовании инфекции Leishmania donovani мышей BALB/c было показано, что подкожная инокуляция по сравнению с внутрикожным путем приводит к более сильным ответам Th2 [11]. Данные, относящиеся к экспериментальным моделям L. tropica , ограничены. Была ли разница внутрикожного ушного пути и подкожного пути в подушечках лап для л.major и L. donovani действителен для L. tropica не ясно. О влиянии пути заражения на исход заболевания для L. tropica еще не сообщалось.

В попытке более точно имитировать естественный путь заражения для L. tropica , мы использовали путь внутрикожной инъекции в ухо для инициации инфекции и сравнили его с традиционным путем подкожной инъекции в подушечку лапы. Целью этого исследования было изучение влияния пути заражения на исход заболевания и индукцию защитного иммунитета в модели BALB/c L.Инфекция тропика .

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Мыши

Мыши BALB/c (самки в возрасте 4-6 недель) были получены из животноводческого комплекса Института Пастера Ирана.

Инъекционные методы

Внутрикожные инъекции проводили в дерму уха. Подкожные инъекции проводились в подушечку стопы. Подкожные инъекции делались с большой осторожностью, чтобы избежать внутримышечного или внутрикожного введения. Объемы инъекций в уши и подушечки лап составляли 10 мкл для иммунизации инфекций.Объемы инъекций, используемые для лечения сложных инфекций, составляли 50 мкл в подушечку лапы. Для всех инъекций использовали иглы калибра 30.

Оценка исхода заболевания

Для оценки исхода заболевания использовали развитие поражения подушечки лапы и уха. Толщину подушечки стопы или уха измеряли штангенциркулем (Mitutoyu, Kawasaki, Kanagawa, Япония) примерно раз в две недели.

Оценка гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ)

ГЗТ проводилась, как сообщалось ранее [13].Вкратце, реакцию DTH определяли путем измерения толщины подушечки стопы через 18-24, 48, 72 и 96 часов после инъекции L. major (вызывающая инфекция).

Анализ паразитарной нагрузки

Паразитарную нагрузку определяли в лимфатических узлах и селезенке путем культивирования гомогенатов тканей лимфатического узла или селезенки в среде NNN [14]. Паразитарные нагрузки лимфатических узлов и селезенки определяли у 3 мышей на экспериментальную группу через 6 месяцев после заражения L. major .Для угасания роста паразита проводили десятикратные серийные разведения. Анализы проводили в двух экземплярах. Паразитарные нагрузки на общий лимфатический узел и селезенку рассчитывали по самому высокому разведению, при котором могут вырасти промастиготы.

Анализ внутриклеточных цитокинов

Подготовку и стимуляцию клеток лимфатических узлов, многоцветное окрашивание маркеров клеточной поверхности и внутриклеточных цитокинов проводили, как сообщалось [13]. Вкратце, суспензии отдельных клеток готовили из лимфатического узла.Клетки стимулировали ацетатом форболмиристата и иономицином. Брефельдин А использовали для ингибирования переноса белка через аппарат Гольджи. Рецепторы Fc были заблокированы анти-мышиным CD16/CD32 (рецептор FcgII/III). Сапонин использовали для пермеабилизации клеточной мембраны. Окрашивание внутриклеточных цитокинов проводили с использованием анти-IL-10-PE. Клетки анализировали на проточном цитометре Facscan (Beckton Dickinson, Сан-Диего, Калифорния, США), а также на проточном цитометре Partec (Partec, Мюнстер, Германия).

Статистический анализ

Сравнение толщины подушечки лапы, маркеров клеточной поверхности и цитокин-положительных клеток между экспериментальными группами выполняли с помощью одностороннего критерия Стьюдента с равной дисперсией. Значения P , равные или менее 0,05, считались значимыми. Процентное содержание лимфоцитов рассматривалось как выборка при статистическом анализе.

Дизайн исследования

Мышей заражали 10 5 стационарными промастиготами L. tropica (в качестве иммунизирующей инфекции) 2 методами; подкожно в подушечку лапы и внутрикожно в дерму уха.После установления инфекции L. tropica , что заняло около 4-6 месяцев, мышей, предварительно инфицированных L. tropica , а также интактных мышей заражали 10 6 стационарными промастиготами L. major в подушечку подкожно. Контралатеральную подушечку лапы использовали для заражения мышей, которые уже получили иммунизирующую инфекцию в 1 подушечке лапы. Оценку иммунного ответа проводили через 2 интервала; на 1-й и 4-й неделе после л.главная задача . Развитие поражения контролировали на протяжении всего эксперимента. Паразитарную нагрузку лимфатических узлов и селезенки определяли через 6 месяцев после заражения L. major . Эксперимент был повторен один раз, и представлены результаты 2 экспериментов или 1 репрезентативного эксперимента. Исследование было одобрено Этическим комитетом Института Пастера Ирана.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Результат первичной инфекции

L. tropica

Наивные мыши BALB/c были инфицированы L.tropica через подкожный (в подушечки стопы) или внутрикожный (в дерму уха) пути. Подкожная инъекция L. tropica привела к самоизлечивающейся инфекции (4). Напротив, внутрикожная инъекция приводила к прогрессирующей и неизлечимой инфекции.

Исход заболевания зависит от пути заражения Leishmania tropica . Мышей линии BALB/c заражали путем подкожной (в подушечку лапы) или внутрикожной (в дерму уха) инокуляции 10 5 стационарной фазы L.тропика промастиготы. Данные представляют собой среднее значение и стандартное отклонение увеличения толщины подушечки лапы или уха у 6-15 мышей на группу из репрезентативного эксперимента из 2 повторных. Звездочки ( * ) показывают статистически значимое различие ( P <0,05), рассчитанное с помощью t-критерия Стьюдента.

Результат заражения

L. major

L. tropica предварительно инфицированных мышей заражали L. major для оценки иммунных ответов, индуцированных L.тропика . L. major является высокопатогенным паразитом для мышей BALB/c, вызывающим прогрессирующее заболевание у не подвергавшихся лечению мышей. Таким образом, уровень защитного иммунитета можно с уверенностью определить in vivo. Результаты показали, что мыши, иммунизированные подкожным путем в подушечки лап, по сравнению с внутрикожным путем, индуцировали более защитный иммунитет против заражения L. major , что привело к меньшей толщине подушечек лап с 10-й недели после заражения до конца эксперимента (10). .

Развитие поражения после заражения Leishmania major в подушечках лап L. tropica предварительно инфицированных мышей BALB/c. Перед контрольным заражением мышей иммунизировали путем подкожной (в подушечку лапы) или внутрикожной (в дерму уха) инокуляции 10 5 стационарной фазы L. tropica промастигот. Данные представляют собой среднее значение и стандартное отклонение толщины подушечки лапы для 6-15 мышей на группу из репрезентативного эксперимента из 2 повторных. Звездочки ( * ) показывают статистически значимую разницу ( P <0.05) между подкожными и внутрикожными группами, как рассчитано с помощью t-критерия Стьюдента.

DTH

Ответы DTH после заражения L. major показаны на . Самые высокие ответы ГЗТ наблюдаются у мышей, иммунизированных подкожным путем в подушечки лапы, а затем внутрикожным путем через ухо. Незначительные ответы DTH наблюдались у наивных мышей. Различия между подкожным введением в подушечки лап и внутрикожным введением в ухо были статистически значимыми во все изученные моменты времени; через 24, 48 и 72 часа после заражения (значения P были <0.002, <0,0004 и <0,01 соответственно).

Реакция гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) на провокацию Leishmania major значительно выше у мышей, предварительно инфицированных L. tropica через подкожное введение в подушечки лап, по сравнению с внутрикожным путем через ухо. Мышей предварительно инфицировали L. tropica подкожно в подушечку лапы или внутрикожно в ухо. Затем мышей заражали L. major в подушечках лап. Данные представляют собой среднее значение и стандартное отклонение толщины подушечки лапы для 6-15 мышей из репрезентативного эксперимента из 2 повторных.Звездочки ( * ) показывают статистически значимое различие ( P <0,05), рассчитанное с помощью t-критерия Стьюдента.

Производство цитокинов

Путь введения L. tropica играет решающую роль в производстве ИЛ-10. Как показано на рис. 2, внутрикожный путь введения в ухо по сравнению с подкожным путем в подушечку лапы приводил к более высокому проценту лимфоцитов, продуцирующих IL-10, в лимфатическом узле через 1 неделю после заражения. Не было обнаружено никаких различий между 2 экспериментальными группами мышей в отношении процентного содержания IL-10-позитивных лимфоцитов на 4-й неделе после заражения (данные не показаны).

Процент IL-10-позитивных лимфоцитов на 1-й неделе после заражения Leishmania major у мышей, предварительно инфицированных L. tropica , внутрикожно в ухо или подкожно в подушечки лап. Данные представляют собой среднее значение и стандартное отклонение процентного содержания IL-10-положительных лимфоцитов у 3 мышей на группу из 2 повторных экспериментов. Звездочка ( * ) показывает статистически значимую разницу между двумя группами.

Паразитарная нагрузка

Результаты паразитных нагрузок показаны на .Мыши, предварительно инфицированные L. tropica подкожным путем, по сравнению с внутрикожным путем через ухо, были более устойчивы к заражению L. major . Разница в паразитарных нагрузках была статистически значимой как в лимфатическом узле, так и в селезенке.

Паразитарные нагрузки после заражения Leishmania major у мышей, предварительно инфицированных L. tropica посредством подкожной инъекции в подушечки лапы или внутрикожной инъекции в ухо. Данные представляют собой среднее значение и стандартное отклонение для 3 мышей на группу.Звездочка ( * ) показывает статистически значимую разницу между двумя группами.

ОБСУЖДЕНИЕ

Хотя общепризнано, что путь иммунизации белковыми антигенами может также влиять на развитие иммунного ответа, влияние различных путей на уровень и тип генерируемых иммунных ответов и их последующее влияние на контрольные инфекции остаются практически неизвестны [8]. Сообщалось о влиянии пути инъекции на иммунный ответ при иммунизации частицами антигенов [15,16].Аналогичный эффект пути заражения был зарегистрирован для L. major [9] и L. donovani [11]. В нашем исследовании рассматривается влияние пути заражения для L. tropica . Мы сравнили 2 пути заражения для L. tropica ; подкожно в подушечку лапы и внутрикожно в ухо. Ушная дерма была выбрана потому, что она кажется более близкой к естественному пути заражения [10]. Следует отметить, что инъекция в дерму уха в основном внутрикожная из-за отсутствия какой-либо рыхлой ткани под кожной дермой в ухе, и, следовательно, нет возможности для подкожной инъекции в этом месте.В литературе часто сообщалось о подкожной инъекции в подушечку лапы для инициации кожных поражений у мышей [17]. Преимущества этого места включают то, что развитие поражения можно оценить путем простого измерения отека подушечки лапы, и что последовательные измерения могут быть выполнены на одном и том же поражении, поскольку их можно получить без необходимости умерщвления животного.

Наши результаты являются убедительным доказательством того, что путь заражения L. tropica играет решающую роль в иммунном ответе мышей BALB/c против инфекции Leishmania .Эти эффекты определяют исход первичной инфекции L. tropica , а также уровень защиты от вторичной инфекции L. major . Внутрикожный ушной путь заражения этим паразитом приводит к незаживающему исходу, в то время как подкожный путь заражения тем же паразитом приводит к относительно самоизлечивающемуся результату. Кроме того, внутрикожный ушной путь заражения L. tropica , по сравнению с подкожным путем через подушечки лап, индуцировал значительно меньший защитный иммунный ответ против вторичного L.Major контрольный вызов (), более низкий ответ DTH () и более высокие уровни ответов IL-10 на 1-й неделе после L. major контрольного заражения (). Эти данные показали, что внутрикожный ушной путь вызывает более подавляющие иммунные ответы по сравнению с подкожным путем, приводящим к более высоким паразитарным нагрузкам (12). Наши результаты являются первыми для L. tropica и новыми, что расширяет наши знания об экспериментальной модели L. tropica . Кроме того, наши результаты имеют потенциальное применение в стратегиях вакцинации против L.tropica , как сообщается для L. major [9].

Почему разные пути инъекций (подкожные и внутрикожные) приводят к разным исходам заболевания? Кажется, что разница возникает из-за строения разных слоев кожи. Кожа состоит из 3 основных слоев снаружи внутрь; эпидермис, дерма и гиподерма. В отличие от эпидермиса и дермы, которые содержат много клеток, кровеносных и лимфатических сосудов, гиподерма естественным образом лишена резидентных иммунных клеток [18].Таким образом, в то время как внутрикожный путь введения нацелен на дермальные дендритные клетки и макрофаги, подкожная инъекция напрямую не вовлекает кожно-резидентные антигенпрезентирующие клетки (Лангерганса и дендритные клетки), а вместо этого зависит от наличия лейкоцитарных инфильтратов, привлеченных воспалительными молекулами, секретируемыми в место вакцинации [18].

Наши результаты подтвердили влияние внутрикожного пути заражения на подавление защитного иммунитета против L. tropica у мышей BALB/c.Сходная супрессорная роль эпидермальных клеток была описана для инфекции L. major мышей C57BL/6, и этот эффект был приписан экспансии клеток T-reg, индуцированной эпидермальными клетками Лангерганса [19]. Данные исследований контактной гиперчувствительности показали, что активация клеток Лангерганса в коже приводит к индукции регуляторных иммуносупрессивных Т-клеток [20]. Наши результаты и другие отчеты показали относительную подавляющую роль внутрикожного пути введения по сравнению с подкожным путем инъекции.Эти данные свидетельствуют о том, что предпочтительный путь введения живых вакцин Leishmania , который может быть в основном подобен паразиту дикого типа, может быть подкожным, но не внутрикожным.

О влиянии пути заражения на иммунный ответ уже сообщалось для инфекции L. major у мышей C57BL/6 [9]. Они показали, что путь заражения L. major , подкожный в подушечке лапы по сравнению с внутрикожным в ухе, может значительно влиять на эффективность иммунного ответа.Подкожная инфекция по сравнению с внутрикожной приводила к более высокому уровню антиген-специфического IFN-γ, продуцирующего Т-клетки, более низкому уровню ИЛ-10, продуцирующему Т-клетки, и более быстрому удалению паразитов из места вторичного заражения [9]. Также сообщалось, что более сильный ответ Th2 индуцируется подкожным путем по сравнению с внутрикожным путем заражения L. donovani у мышей BALB/c [11]. Наши данные во многом согласуются с этими двумя отчетами. Таким образом, похоже, что в экспериментальных моделях лейшманиоза более супрессивный иммунный ответ, индуцированный внутрикожным ушным путем, по сравнению с подкожным путем подушечки лапы, является общей чертой, по крайней мере, для л.tropica и L. donovani инфекции BALB/c, а также для инфекции L. major мышей C57BL/6.

Также было показано, что место заражения влияет на исход заболевания у мышей BALB/c [21,22]. Различия между двумя путями заражения в нашем исследовании составляют 2 раза; путь инъекции (подкожный или внутрикожный), а также место заражения (подушечки лапы или ухо). Наши данные показали комбинированное влияние этих двух переменных, но не были убедительными в отношении отдельных эффектов каждой из этих двух переменных.Расшифровка отдельных эффектов этих двух факторов требует дальнейшего изучения.

Наши данные подтвердили, что путь заражения мышиной модели BALB/c инфекции L. tropica является важной переменной и должен учитываться при разработке соответствующей экспериментальной модели инфекции L. tropica . Многие переменные отвечают за защитный иммунитет против L. tropica , и путь заражения является одним из них. Наши знания об этих переменных очень ограничены, и необходимы дополнительные исследования, чтобы прояснить их сложность, чтобы перевести экспериментальные данные в клиническое применение.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Мы благодарим доктора Мохаммада Хоссейна Алимохаммадиана за его управленческую помощь. Высоко оценены технические знания и усилия Давуда Иравани, Мохаммада Дорудяна и Марьям Моради в экспериментальных процедурах. Это исследование получило финансовую поддержку Института Пастера Ирана (проект № 275).

Сноски

Часть этой статьи была представлена ​​на «14-м Международном конгрессе по иммунологии», Япония, 2010 г.

Ссылки

1.Всемирная организация здоровья. Борьба с лейшманиозами: отчет совещания Комитета экспертов ВОЗ по борьбе с лейшманиозами, Серия технических отчетов ВОЗ, № 949. Женева, Швейцария: 2010 г. [Google Scholar]2. Mahmoudzadeh-Niknam H, Kiaei SS, Iravani D. Характер висцеротропного роста Leishmania tropica у мышей BALB/c свидетельствует о мышиной модели висцеротропного лейшманиоза человека. Корейский J Паразитол. 2007; 45: 247–253. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]3.Лира Р., Мендес С., Каррера Л., Джаффе С., Нева Ф., Сакс Д. Leishmania tropica : идентификация и очистка метациклических промастигот и использование в создании моделей кожных и висцеральных заболеваний у мышей и хомяков. Опыт Паразитол. 1998; 89: 331–342. [PubMed] [Google Scholar]4. Сакс Д., Нобен-Траут Н. Иммунология восприимчивости и устойчивости к Leishmania major у мышей. Нат Рев Иммунол. 2002; 2: 845–858. [PubMed] [Google Scholar]5. Махмудзаде-Никнам Х., Киаи С.С., Иравани Д.Инфекция Leishmania tropica по сравнению с Leishmania major вызывает меньшую гиперчувствительность замедленного типа у мышей BALB/c. Корейский J Паразитол. 2007; 45: 103–109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]6. Констант С.Л., Ли К.С., Боттомли К. Место доставки антигена может влиять на примирование Т-клеток: легочная среда способствует преимущественной дифференцировке Th3-типа. Евр Дж Иммунол. 2000;30:840–847. [PubMed] [Google Scholar]7. Мендес С., Белкаид Ю., Седер Р.А., Сакс Д. Оптимизация вакцинации ДНК против кожного лейшманиоза.вакцина. 2002; 20:3702–3708. [PubMed] [Google Scholar]8. Бхоумик С., Мазумдар Т., Али Н. Путь вакцинации, который индуцирует производство бета-трансформирующего фактора роста, не может вызвать защитный иммунитет против инфекции Leishmania donovani . Заразить иммун. 2009;77:1514–1523. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]9. Таббара К.С., Петерс Н.К., Африн Ф., Мендес С., Бертолет С., Белкаид Ю., Сакс Д.Л. Условия, влияющие на эффективность вакцинации живыми организмами против инфекции Leishmania major .Заразить иммун. 2005;73:4714–4722. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10. Белкаид Ю., Камхави С., Моди Г., Валенсуэла Дж., Нобен-Траут Н., Роутон Э., Рибейро Дж., Сакс Д.Л. Разработка естественной модели кожного лейшманиоза: мощные эффекты слюны переносчика и предварительного воздействия слюны на долгосрочный исход инфекции Leishmania major в дерме уха мыши. J Эксперт Мед. 1998; 188:1941–1953. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]11. Каур С., Каур Т., Гарг Н., Мукерджи С., Райна П., Атокпам В.Влияние дозы и пути инокуляции на генерацию CD4+ типа Th2/Th3 иммунного ответа при мышином висцеральном лейшманиозе. Паразитол рез. 2008; 103:1413–1419. [PubMed] [Google Scholar] 12. Махмудзаде-Никнам Х., Абришами Ф., Дорудян М., Моради М., Алимохаммадян М.Х., Парвизи П., Хатам Г.Р., Мохебали М., Халадж В. Проблема смешивания изолятов Leishmania в лаборатории: предложение секвенирования гена ITS1 для проверки видов. Иран J Параситол. 2011; 6:41–48. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]13.Махмудзаде-Никнам Х., Киаи С.С., Иравани Д. Защитный иммунитет против Leishmania major , вызванный инфекцией Leishmania tropica у мышей BALB/c. Опыт Паразитол. 2011; 127:448–453. [PubMed] [Google Scholar] 14. Махмудзаде-Никнам Х. Индукция частичной защиты от Leishmania major у мышей BALB/c с помощью Leishmania tropica . Scand J Lab Anim Sci. 2004; 31: 201–207. [Google Академия] 15. Моханан Д., Слюттер Б., Хенриксен-Лейси М., Джискот В., Баустра Дж. А., Перри Ю., Кюндиг Т. М., Гандер Б., Йохансен П.Пути введения влияют на качество иммунных ответов: перекрестная оценка систем доставки антигена в виде частиц. J Управление выпуском. 2010; 147:342–349. [PubMed] [Google Scholar] 16. Кубас Р., Чжан С., Квон С., Севик-Мурака Э.М., Ли М., Чен С., Яо К. Лимфатический перенос вирусоподобных частиц (ВПЧ) и генерация иммунного ответа после иммунизации различными путями. J Иммунотер. 2009; 32: 118–128. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]17. Сакс Д.Л., Мелби ПК. Животные модели для анализа иммунных реакций на лейшманиоз.В: Колиган Дж. Э., Круисбек А. М., Маргулис Д. Х., Шевач Э. М., Стробер В., редакторы. Текущие протоколы в иммунологии. Том 4. Нью-Йорк, США: John Wiley & Sons; 1998. С. 19.2.1–19.2.20. [Google Академия] 18. Combadiere B, Liard C. Чрескожная и внутрикожная вакцинация. Гум Вакцина. 2011;7:811–827. [PubMed] [Google Scholar] 19. Kautz-Neu K, Noordegraaf M, Dinges S, Bennett CL, John D, Clausen BE, von Stebut E. Клетки Лангерганса являются отрицательными регуляторами ответа против Leishmania . J Эксперт Мед.2011; 208:885–891. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]20. Беннетт С.Л., ван Рейн Э., Юнг С., Инаба К., Штейнман Р.М., Капсенберг М.Л., Клаузен Б.Е. Индуцируемая абляция клеток Лангерганса у мышей уменьшает, но не устраняет контактную гиперчувствительность. Джей Селл Биол. 2005; 169: 569–576. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]21. Киркпатрик К.Э., Нолан Т.Дж., Фаррелл Дж.П. Скорость развития поражений кожи, вызванных Leishmania , у грызунов зависит от места инокуляции. Паразитология. 1987; 94: 451–465.[PubMed] [Google Scholar] 22. Baldwin TM, Elso C, Curtis J, Buckingham L, Handman E. Место заражения Leishmania major определяет тяжесть заболевания и иммунные реакции. Заразить иммун. 2003; 71: 6830–6834. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Лейшманиоз, новое заболевание, обнаруженное у домашних животных в США

Top Companion Anim Med. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 ноября.

Опубликовано в окончательной редакции как:

PMCID: PMC2805016

NIHMSID: NIHMS164278

Запросы на перепечатку адресовать: Christine A.Петерсен, доктор ветеринарных наук, кандидат медицинских наук, доцент кафедры ветеринарной патологии, 2714 Вет. Мед., Университет штата Айова, Эймс, IA 50014, тел.: (515) 294 9013, факс: (515) 294 5423, [email protected] См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В этом обзоре обсуждается лейшманиоз кошек и собак в США. Лейшманиоз является эндемичным среди популяций фоксхаундов в Соединенных Штатах и ​​до сих пор характерен для этой группы. В этом обзоре рассматриваются патофизиология, клинические признаки, передача, иммунология и лечение.Лейшманиоз является эмерджентным зоонозом, имеющим большое значение для общественного здравоохранения.

Ключевые слова: Болезни собак, болезни кошек, Leishmania , простейшие, новые инфекционные болезни

Введение

Leishmania spp. являются возбудителями ряда клинических заболеваний, все из которых называются «лейшманиоз». Эти формы различаются по клинической картине от очагового кожного заболевания до диссеминированного висцерализирующего заболевания и по степени тяжести от бессимптомного до летального исхода.Кожный лейшманиоз, вызываемый Leishmania mexicana , считается эндемичным в южно-центральной части Техаса. Кожный лейшманиоз в этом районе Техаса поддерживается в экосистеме мелкими грызунами, в частности роющей лесной крысой ( Neotoma micropus ), а также опоссумами, броненосцами и хлопковыми крысами [1–3]. Хотя точный способ передачи в этой области не доказан, считается, что передача москитами-переносчиками [4, 5] является основным путем.В этом регионе США у нескольких кошек, людей и собак был диагностирован кожный лейшманиоз [6–9]

Leishmania infantum — возбудитель висцерального лейшманиоза (ВЛ) собак в Средиземноморском бассейне, а в последнее время — в Северном Америка. Естественными хозяевами являются собаки и люди [10], хотя многие недавние исследования показывают, что кошки могут быть инфицированы в эндемичных районах [11–17] и могут служить бытовым резервуаром для инфекции человека [18].Передача в эндемичных районах обычно осуществляется переносчиком москитов. Инфицированные собаки являются основным резервуаром зоонозного висцерального лейшманиоза в эндемичных регионах и представляют собой наиболее значительный фактор риска, предрасполагающий к заражению человека [19]. Собаки имеют широкий спектр клинических проявлений из-за инфекции Le. infantum , от бессимптомного до фатального висцерализирующего заболевания. Факторы хозяина, которые определяют клинический исход при любой инфекции Leishmania , плохо изучены.Когда появляются клинические признаки висцерального заболевания у собак, они включают увеличение лимфатических узлов и гепато- и спленомегалию из-за паразитарной инвазии ретикуло-эндотелиальной системы [20]. Из-за своей более экзотической природы симптомы кожного и висцерального лейшманиоза часто могут сохраняться у кошачьих или собачьих пациентов в течение нескольких недель или месяцев, прежде чем их доставят к ветеринару, а в Соединенных Штатах может пройти еще больше времени, прежде чем будет поставлен правильный диагноз. Эти пациенты находятся в группе риска смерти от бактериальной коинфекции.Массивное кровотечение, тяжелая анемия [20] и/или почечная недостаточность являются осложнениями при висцерализации.

Эпидемиология кожного лейшманиоза у домашних животных в Соединенных Штатах

На сегодняшний день не было опубликовано каких-либо всесторонних серологических исследований инфекции Leishmania , вызывающей кожные формы болезни у собак или кошек в Техасе или любых других регионах США. Соединенные Штаты. Было зарегистрировано несколько случаев заболевания этих животных в Техасе [7–9].С 1903 г. в эпидемическом очаге на юге центральной части Техаса сообщалось о случаях заболевания людей (n = 30) не связанным с поездками (или аутохтонным) заболеванием. В 2008 г. 9 случаев кожного лейшманиоза, не связанного с поездками, в северном Техасе, особенно в пригородах и небольших городах недалеко от Даллас-Форт. Сообщалось дополнительно о районе метро Worth, что указывает на возникающий, распространяющийся на север элемент этого заболевания [6]. Поскольку кошки и собаки обычно имеют более высокую заболеваемость, чем люди в эндемичных районах, следует ожидать, что животные, живущие в восточной половине Техаса, подвержены риску кожного лейшманиоза.Дальнейшее, более подробное исследование с использованием серологических и молекулярных методов для определения воздействия и заражения Leishmania spp. в этих районах необходимо определить факторы риска заражения, пути (пути) передачи и истинное бремя инфекции Leishmania как у собак, так и у кошек в Техасе и соседних штатах.

Общие клинические признаки, диагностика и лечение кожного лейшманиоза

Кожное заболевание как у собак, так и у кошек, обычно вначале проявляется в виде одиночной папулы, которая затем увеличивается в узел или поражение с приподнятыми краями и может стать изъязвленным и бляшечным.Окончательный диагноз часто можно поставить с помощью мазка-оттиска или биопсии плотной периферии очага поражения. Поражения, вызванные Le. mexicana часто спонтанно разрешаются в течение 6–12 месяцев, что приводит к рубцеванию и стойкому защитному иммунному ответу. Несмотря на это, из-за язвенной природы этих поражений лечение часто проводится для ускорения заживления и предотвращения вторичных бактериальных инфекций. Заражение другими видами Leishmania (включая Le.Brasiliensis ) следует подозревать, если возникает незаживающее поражение, требующее более агрессивного лечения. Посев и количественная полимеразная цепная реакция образцов биопсии, проводимые Центрами по контролю и профилактике заболеваний, могут окончательно диагностировать возбудителей. Варианты лечения аналогичны тем, которые доступны для лечения висцерального лейшманиоза (обобщено в ).

Таблица 1

Варианты лечения висцерального лейшманиоза.

б с д 1
препарат доза (мг / кг) маршрут Интервал (часы) Продолжительность (месяцы) Длительность (месяцы)
Allopurinol 7 — 20 PO 8-12 8-12 8-12 8-12 8-12 3 – 24 а
Амфотерицин В – Фунгизон® 0.25 — 0,5 И.В. 48
Меглумин антимониат е — Glucantime® 100 IV, SC 24
STIBOGLUCONATE натрия — Pentostam® 30 — 50 30 — 50 24 24 1 1

Векторная коробка передач

Leishmania Infoantum

в эндемичных районах, основное средство le.Infantum передается переносчиками через москитов. Переносная передача Le. infantum на сегодняшний день не доказана в США [21, 22]. Вместо этого вертикальная передача, по-видимому, является основным путем передачи у собак в США, не путешествовавших в эндемичный регион [21]. Частота вертикальной передачи в эндемичных районах неизвестна из-за высокой вероятности контакта с переносчиками [23].

Lutzomyia shannoni — возможный переносчик москита Le.Infantum и присутствует на юге, Среднем Западе и Юго-Востоке США [21]. Лу. Известно, что shannoni кусает собак и других млекопитающих, и ему инкриминируется передача Le. brasiliensis в Южной Америке [24]. Неподтвержденные данные показывают, что американские виды Lu. shannoni может заразиться Le. infantum , но неизвестно, допускают ли эти мухи Le. Infantum превращаются в инфекционных метациклических паразитов.Пищевые предпочтения переносчиков могут существенно влиять на передачу болезни. Лу. Было показано, что shannoni питается собаками в США (Роутон, личное сообщение).

Во многих случаях собаки могут служить связующим звеном между лесным и домашним циклами висцерального лейшманиоза. Собаки часто пересекают границы леса, тем самым потенциально занося паразитов в лесные системы или из них, а также к другим потенциальным хозяевам млекопитающим (таким как лисы и опоссумы). В США из-за частого обмена фоксхаундами между питомниками и склонности собак проводить время в лесу эти собаки могут быть основным очагом передачи Le.infantum для продолжения передачи москитам. Таким образом, если Lu. shannoni действительно предпочитает питаться собаками по сравнению с другими млекопитающими, инфицированные собаки могут служить источником Le. infantum к неинфицированной мухе.

Эпидемиология висцерального лейшманиоза собак в США

Хотя это заболевание является эндемичным во многих частях мира, оно было описано в США лишь недавно [25]. Ранее спорадические случаи были зарегистрированы в Соединенных Штатах у собак-путешественников, возвращающихся в США.С. из эндемичных районов [22]. Однако в 2000 году питомник в штате Нью-Йорк сообщил, что четыре фоксхаунда были клинически инфицированы Le. инфантум [25]. К 2005 г. 60 питомников в 22 штатах и ​​2 провинциях Канады сообщили о серопозитивных фоксхаундах [26]. В ретроспективном исследовании, проведенном Центром по контролю и профилактике заболеваний Отдела паразитарных заболеваний, использовались образцы сыворотки, собранные в период с апреля 2000 г. по декабрь 2003 г. Образцы были взяты у более чем 12 000 фоксхаундов и других псовых в США.S., и серопревалентность 8,9% наблюдалась у фоксхаундов, но не у других случайно выбранных домашних собак или диких псовых [21]. Образцы, обнаруженные в 1:16 и 1:32, считались подозрительными [21]. Первоначально в этом исследовании участвовали почти все зарегистрированные питомники фоксхаундов в США, но после первого года участие значительно сократилось, что, возможно, привело к систематической ошибке отбора в последующие годы питомников с известной клинической инфекцией Le. инфантум .

В период с 2000 по 2001 год, несмотря на то, что количество участвующих питомников уменьшилось, число серопозитивных образцов на Leishmania увеличилось, что, скорее всего, указывает на увеличение случаев инфицирования/заболеваемости в этих участвующих питомниках.В текущих исследованиях питомников фоксхаундов наблюдались аналогичные 9,8% общей серопозитивности/серопревалентности, но среди питомников высокого риска серопозитивность и наличие полисимптоматического заболевания составляет 13,5%. Инфекция в этой когорте была выше, чем процентная доля, наблюдаемая серологически, о чем свидетельствует 22,8% положительных результатов количественного анализа полимеразной цепной реакции (КПЦР) в общей когорте. Процент собак с положительным результатом qPCR в питомниках высокого риска составил 44,8%. Примерно 50% положительной к ПЦР (зараженной) популяции были клинически бессимптомными (Петерсен, неопубликованные данные).У пород собак из эндемичных стран также наблюдается более высокая серо- или ПЦР-распространенность по сравнению с общей популяцией собак. Сюда входят породы собак из Южной Европы, такие как корсиканские, итальянские спиноны и неаполитанские мастифы (неопубликованные серологические данные Петерсена, количественной ПЦР и CDC).

Передача висцерального лейшманиоза в США

песчаная муха. Постулированные непереносные механизмы передачи висцерального лейшманиоза собак в U.С. включают вертикальную передачу (трансплацентарную или трансмаммарную) и горизонтальную передачу при непосредственном контакте с инфицированными клетками крови [21, 22, 27]. Передача была задокументирована при переливании эритроцитарной массы от инфицированных фоксхаундов [28]. Неизвестно, насколько часто вертикальная передача происходит естественным образом в эндемичных районах, хотя исследования, в которых для предотвращения передачи использовались ошейники или местные инсектициды, не отмечают снижения передачи ниже 4% у собак [19, 29], что указывает на то, что непереносная передача может поддерживать инфекцию в этих условиях.Имеются сообщения о врожденной передаче висцерального лейшманиоза после экспериментального Le. infantum инфекции биглей [26]. Несмотря на возможное изменение основного предполагаемого пути передачи, клинические признаки и микроскопические поражения висцерального лейшманиоза американских фоксхаундов эквивалентны таковым у собак, инфицированных в эндемичных районах путем передачи москитов [27]. Является ли сама вертикальная передача единственной причиной очага болезни, особенно у фоксхаундов, корсиканских, спинонов и неаполитанских мастифов в США.S. или существуют генетические факторы, предрасполагающие определенные породы к заболеванию, недостаточно изучены. В эндемичных районах поражаются все породы собак.

Модель Ле. Генотип Infantum , выделенный от фоксхаундов в США, представляет собой MON-1. Генотип MON-1 чаще всего выделяют у собак, живущих в Средиземноморском бассейне, что позволяет предположить, что инфицированные собаки могли быть первоначально завезены в США из этого региона. Расследование Центров по контролю и профилактике заболеваний показало, что наиболее вероятно, что эти инфицированные гончие впервые прибыли из Южной Франции, были импортированы в Великобританию, а затем завезены в США.S. (Schantz et al, неопубликованные данные.)

Общие клинические и патологоанатомические данные при висцеральном лейшманиозе

Результаты физического осмотра собак, инфицированных ВЛ, могут включать депрессию, потерю физического состояния, особенно снижение мышечной массы в области плеч, бедер и позвоночника, со слегка вздутым животом, серозно-геморрагическими выделениями из носа, тусклым волосяным покровом, спленомегалией и генерализованной лимфаденопатией. Около трети заболевших имеют лихорадку. Другие клинические признаки могут включать диарею, рвоту, мелену, сухую ломкую шерсть и длинные ломкие ногти.Хотя официально он классифицируется как форма висцерального лейшманиоза, кожные поражения, включая билатерально-симметричную незудящую алопецию, гиперкератоз, чрезмерное шелушение эпидермиса с утолщением, депигментацией и растрескиванием морды и подушечек лап, встречаются с некоторой регулярностью. Аномальные клинико-патологические показатели, наблюдаемые при ВЛ, часто включают снижение гематокрита, тромбоцитопению и признаки почечной недостаточности, включая азотемию, повышение содержания азота мочевины в крови и креатинина, гиперфосфатемию, гипермагниемию и протеинурию.Также распространены признаки печеночной недостаточности, включая повышенный уровень щелочной фосфатазы (ЩФ), повышенный уровень аланинтрансферазы (АЛТ) и гиперхолестеринемию. Другие распространенные аномалии клинической химии включают гиперпротеинемию, наблюдаемую с гипергаммаглобулинемией и гипоальбуминемией, часто связанную с нефропатией с потерей белка.

При макропатологическом исследовании может быть выявлено исхудание с минимальной жировой тканью в полостях тела и подкожных тканях. Периферические, мезентериальные и медиастинальные лимфатические узлы увеличиваются от умеренного до выраженного.Печень и селезенка также могут быть диффузно увеличены. Почки могут быть умеренно увеличены и диффузно бледны. Мазки-отпечатки, полученные при вскрытии селезенки, подколенных лимфатических узлов и печени, окрашенные с помощью Diff-Quick, часто выявляют широко разбросанные макрофаги с внутриклеточными амастиготами, соответствующие Leishmania spp. Цитологически в печени, селезенке, костном мозге и лимфатических узлах часто также обнаруживаются амастиготы, соответствующие Leishmania spp. Эти микроорганизмы имеют диаметр 1–3 мкм, имеют круглое глубоко базофильное ядро ​​и палочковидный кинетопласт при окраске гематоксалином и эозином.Их можно конкретно идентифицировать как Leishmania с помощью иммуногистохимии.

Диагностика висцерального лейшманиоза

Собачий Le. Infantum часто не приравнивается к клиническому заболеванию. Соотношение случаев бессимптомной инфекции и клинических случаев зависит от местоположения, переносчика и паразита. Соотношение 18:1 в Бразилии и 50:1 в Испании наблюдалось в популяциях людей [20] и оценивается как 2:1 у американских фоксхаундов высокого риска. Мы предполагаем, что другой способ передачи, наблюдаемый в случае U.S. Foxhounds также изменит это соотношение. В настоящее время диагностика и контроль висцерального лейшманиоза затруднены, поскольку собаки могут быть инфицированы, но серонегативны в течение многих лет [30]. Различные средства серологии являются основными диагностическими тестами, используемыми для эпиднадзора за висцеральным лейшманиозом (светлые и темно-синие столбцы). Надзор за общественным здравоохранением в США (где это заболевание не является эндемичным для людей) представляет собой тестирование, проводимое с помощью непрямого флуоресцентного анализа антител (IFA) Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC).IFA достаточно для целей скрининга, но обнаружено перекрестное взаимодействие с антителами к кинетопластиде Trypanosoma cruzi. T. cruzi является эндемичным среди диких животных на юго-востоке США, поэтому требуется дальнейшее тестирование для определения специфичности паразита, если только клинические признаки не намного больше соответствуют одной инфекции по сравнению с другой; например кардиомиопатия при болезни Шагаса. В США доступны другие серологические тесты для выявления собачьего лейшманиоза, включая высокочувствительный и специфичный kELISA (темно-синяя полоса), доступный в диагностической лаборатории Корнельского университета, и анализ на основе антигена K39, доступный через Heska.Положительная серология CDC у фоксхаундов, по-видимому, тесно коррелирует с проявлением клинического заболевания, а не с частотой заражения. Отчеты показали, что количественная ПЦР (оранжевая полоса), проводимая хорошо регулируемой и строго проверенной лабораторией, может быть более чувствительным тестом на Le. infantum у собак и может обнаруживать бессимптомных собак и/или собак, у которых еще не произошло сероконверсия [27]. qPCR доступен через Университет штата Айова и CDC.

Различные Диагностика Leishmania более или менее эффективна из-за изменений в паразитарной нагрузке и иммунном ответе.Из-за стоимости и необходимых материалов серология является наиболее распространенным средством диагностики инфекции Leishmania как в Соединенных Штатах, так и в других странах. Ответ антител, измеренный с помощью серологии, может быть направлен против всего паразита, например, анализ CDC IFA (CDC, светло-синяя полоса) или на конкретный антиген, например, разработанный Корнеллом kELISA (kELISA, темно-синяя полоса). Эта разница; общий ответ паразита по сравнению со специфическим антигеном в этом случае может привести к разной чувствительности и специфичности к обнаружению инфекции.Полная серология на основе паразитов также может перекрестно реагировать, например, с антителами к Trypanosoma cruzi . Было показано, что kELISA идентифицирует инфекцию раньше, как показано по оси x, и может обнаруживать другое подмножество антител (непродуктивные и продуктивные антитела показаны двумя нижними наборами пунктирных линий). Реакции на основе Т-клеток, например, пролиферация Т-клеток на антиген паразита (TCP, tan bar), выявляют инфекцию очень рано после заражения и могут постоянно указывать на инфекцию на протяжении всего течения инфекции вплоть до очень поздних стадий заболевания, когда Т-клеточный ответ ослабевает (небольшие пунктир).К сожалению, этот анализ в настоящее время проводится только на экспериментальной основе из-за времени и материалов, необходимых для успешного анализа этого клеточного ответа. Измерение фактических паразитов в кровотоке (сплошная линия) путем обнаружения кинетопластной ДНК паразита с помощью количественной полимеразной цепной реакции (ПЦР, оранжевая полоса) является еще одним высокочувствительным средством диагностики паразитарной инфекции. Этот анализ требует очень жесткого контроля качества для обеспечения точных результатов и из-за характера теста может иногда приводить к ложноположительным результатам.

Патогенез ВЛ и генетические факторы, связанные с восприимчивостью

Было показано, что ответы млекопитающих-хозяев, которые предотвращают прогрессирование до клинической ВЛ, зависят от стимуляции иммунитета, основанного на выработке Т-клетками IFN-γ, и паразитарной активности в инфицированных макрофагах [20]. Ключевой иммунологической особенностью Т-клеток собак с поздней стадией клинической ВЛ является неспособность пролиферировать или продуцировать IFN-γ в ответ на антиген Leishmania [14, и предварительные данные Петерсена].Предполагается, что высокие уровни воспалительных цитокинов, в том числе TNF-α, стимулируют выработку регуляторных цитокинов, особенно IL-10, в качестве гомеостатического ответа для предотвращения дальнейшей патологии, опосредованной воспалением. Высокая продукция мРНК IL-10 в очагах поражения часто обнаруживается у пациентов с ВЛ [31, 32] и продуцируется полисимптомными фоксхаундами (предварительные данные Петерсена). Один из предполагаемых механизмов стимулирования IL-10 VL заключается в кондиционировании макрофагов для роста и выживания паразитов по сравнению с уничтожением внутриклеточных паразитов.

В наших наблюдениях мы наблюдали повторные случаи, когда фоксхаунды не проявляли клинических признаков висцерального лейшманиоза до тех пор, пока не возникнет вторичная иммуносупрессия из-за беременности, сопутствующей болезни Лайма или других заболеваний, переносимых клещами [27]. Этот клинический сдвиг в сторону болезни постоянно проявляется при переходе от серонегативности к серопозитивности у этих собак. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить последствия иммунных изменений, которые приводят к клиническому заболеванию у этих собак.При прогрессирующем заболевании часто наблюдается иммуносупрессия, включая изменения Т-клеток, с точки зрения как снижения пролиферации CD4+ Т-клеток в ответ на введение всего Le. infantum и/или обычные вакцины для собак, и снижение способности этих клеток продуцировать IFN-γ в ответ на Le. инфантум антиген.

Некоторые генетические полиморфизмы, в том числе изменения экспрессии TNF-α и аллеля семейства переносчиков растворенных веществ 11A1 (SLC11A1, ранее NRAMP1), могут предрасполагать к клиническому заболеванию [33, 34].Однако наследственные причинные факторы предрасположенности собак к заболеваниям остаются неуловимыми. Было показано, что тип породы изменяет ответ на терапию, предполагая, что генетические факторы, связанные с породой собак, модулируют прогрессирование заболевания и, следовательно, имеют прогностическое значение [35].

Многочисленные фоксхаунды дали положительный результат на висцеральный лейшманиоз в США, и инфекция здесь, по-видимому, эндемична только для этой породы. Если вертикальная передача действительно является основным путем передачи у этих собак, особая генетическая предрасположенность не является абсолютно необходимой для широкого распространения инфекции в популяции фоксхаундов.Как наблюдение за висцеральным лейшманиозом в определенных семьях фоксхаундов, так и обнаружение собак, устойчивых к болезни Leishmania , предполагает, что весьма вероятно, что определенные генетические черты собак, по крайней мере частично, определяют, у каких собак развивается висцеральный лейшманиоз, а у каких собак остается клинически больным. бесплатно.

Лечение/прогноз

Лечение висцерального лейшманиоза собак (ВЛ) редко приводит к излечению. Прогноз для истощенных хронически инфицированных животных очень плохой, и в этих случаях следует рассмотреть возможность эвтаназии.Крайне важно сообщить владельцу о потенциальной зоонозной передаче организмов из очагов поражения человеку до содержания собаки, инфицированной Leishmania , в их домашнем хозяйстве, особенно если в доме есть люди с ослабленным иммунитетом. Владелец должен быть проинформирован о том, что микроорганизм никогда не будет полностью уничтожен (т. е. не будет «стерильного излечения»), и очень часто возникает рецидив, требующий повторного лечения. Лечение должно проводиться амбулаторно. Из-за хронического истощения, которое может наблюдаться при лейшманиозе, важно обеспечить диету с высоким содержанием высококачественного белка или диету, подходящую для почечной недостаточности, если присутствует это проявление лейшманиоза.

Из-за трудностей с получением некоторых лекарств в США лечение рекомендуется начинать с аллопуринола (Zyloric®). Этот препарат эффективен и относительно нетоксичен при использовании в качестве поддерживающего препарата. Клиническая ремиссия часто достигается при монотерапии. При прекращении лечения часты рецидивы. Полное излечение наблюдается редко, но выживание происходит в 80% случаев в течение 4 лет, если на момент начала лечения отсутствует почечная недостаточность. Этот препарат иногда используется в сочетании с пятивалентной сурьмой (Глюкантим), поскольку лекарственная устойчивость наблюдается только к пятивалентной сурьме в эндемичных районах (Франция, Испания и Италия).Препараты пятивалентной сурьмы не лицензированы для использования в Соединенных Штатах и ​​могут быть получены только по протоколу использования исследуемого препарата от CDC [36, 37]. Двумя основными препаратами этого класса являются 1) стибоглюконат натрия (Pentostam®, Wellcome Foundation Ltd, Великобритания), который требует ежедневных инъекций и имеет серьезные побочные эффекты, и 2) антимониат меглутамина (Glucantime®, Pfizer/Merial, Франция), который имеет меньше побочных эффектов. Дозировки были перечислены (). Амфотерицин В в липидной эмульсии или в липосомальной форме относительно нефротоксичен и эффективен против организма, хотя считается, что он не превосходит аллопуринол, поскольку он все еще более дорогостоящий и более токсичный.Почечную недостаточность необходимо лечить до введения препаратов сурьмы или амфотерицина В, поскольку прогноз зависит от функции почек в начале лечения. Эффективность лечения лучше всего контролировать по клиническому улучшению и присутствию организмов в биопсии или по результатам строго контролируемой количественной ПЦР. Рецидивы возникают в период от нескольких месяцев до года после терапии, поэтому собак необходимо повторно проверять не реже чем каждые 2 месяца после окончания лечения. Прогноз на излечение очень осторожный, но терапия действительно обеспечивает инфицированным собакам улучшение качества жизни.

Препараты второго ряда, эффективность которых у собак требует дальнейших клинических исследований, включают милтефозин (Импавидо® или Милтекс®) и паромомицин (Хумантин®). У паромомицина меньше побочных эффектов, чем у других препаратов у людей, и использование паромомицина было в первую очередь нацелено на кожные версии Leishmania . Меньше известно о его способности удалять инфекцию из органов. В США нет эффективной вакцины против CVL. Недавно в Бразилии была лицензирована вакцина на основе секретируемого паразитарного антигена для собак.Меры борьбы с москитами-переносчиками, включая ошейники, пропитанные дельтаметрином или перметрином, на сегодняшний день полезны для предотвращения заболевания [38]. Во многих странах выбраковка собак до сих пор используется как средство предотвращения заболеваний человека из-за ассоциации собачьей инфекции с заболеванием человека [39, 40].

Резюме

Кожный лейшманиоз является эндемичным в южно-центральной части Техаса и, по-видимому, распространяется на север в Даллас-Форт. Стоит метро области, поражающей людей, кошек и собак. В Техасе существует множество переносчиков и резервуаров-хозяев-грызунов, что приводит к рассмотрению передачи переносимыми переносчиками москитами в качестве основного средства распространения болезни в этой области.Собачий ВЛ является эндемичным в популяции фоксхаундов США. Текущие данные указывают на то, что вертикальная передача может быть основным путем передачи паразита в этой популяции, хотя вида Lutzomyia в США могут быть вовлечены в передачу. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить вероятность трансмиссивной передачи как кожного, так и висцерального лейшманиоза в США. Существуют два основных диагностических инструмента для характеристики текущего заболевания в США; количественная ПЦР для выявления инфекции и серология для указания на начало или наличие иммунного ответа на основе антител к Leishmania spp.Варианты лечения включают аллопуринол, глюкантим и более новые менее токсичные препараты амфотерицина В, но ни один из этих препаратов не приводит к пожизненному стерильному излечению, и возможно рецидивирование как висцерального, так и кожного заболевания, хотя чаще после инфицирования Le. infantum (висцеральный) или brasiliensis (кожный). Из-за отсутствия эпиднадзора и несовершенной диагностики в Соединенных Штатах лейшманиоз мог присутствовать в подверженных риску популяциях собак и кошек до недавно выявленных «вспышек» среди фоксхаундов или людей, и данные указывают на то, что это заболевание может возникать в дальнейшем из-за к изменениям в окружающей среде и более тесным контактам между домашними животными и лесными экосистемами.

Благодарности

Доктор Петерсен в настоящее время финансируется за счет гранта AKC CHF 1220 и NIH R21AI074711.

Сноски

Отказ от ответственности издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, которая была принята к публикации. В качестве услуги нашим клиентам мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута редактированию, набору текста и рецензированию полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в ее окончательной цитируемой форме. Обратите внимание, что в процессе производства могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все правовые оговорки, применимые к журналу, относятся к нему.

Ссылки

1. McHugh CP, Thies ML, Melby PC, et al. Краткий отчет: диссеминированная инфекция Leishmania mexicana у восточной лесной крысы Neotoma floridana, собранная в Техасе. Am J Trop Med Hyg. 2003; 69: 470–472. [PubMed] [Google Scholar]2. Грогл М., Кройцер Р.Д., МакХью С.П., Мартин Р.К. Характеристика изолята Leishmania от хозяина-грызуна Neotoma micropus, собранного в Техасе, и сравнение с изолятами человека. Am J Trop Med Hyg. 1991; 45: 714–722. [PubMed] [Google Scholar]3.Макхью С.П., Грогл М., Керр С.Ф. Выделение Leishmania mexicana из Neotoma micropus, собранного в Техасе. J Паразитол. 1990; 76: 741–742. [PubMed] [Google Scholar]4. McHugh CP, Melby PC, LaFon SG. Лейшманиоз в Техасе: эпидемиология и клинические аспекты случаев заболевания человека. Am J Trop Med Hyg. 1996; 55: 547–555. [PubMed] [Google Scholar]5. McHugh CP, Grogl M, Kreutzer RD. Выделение Leishmania mexicana (Kinetoplastida: Trypanosomatidae) из Lutzomyia anthophora (Diptera: Psychodidae), собранных в Техасе.J Med Entomol. 1993; 30: 631–633. [PubMed] [Google Scholar]6. Райт Н.А., Дэвис Л.Е., Афтергут К.С. и соавт. Кожный лейшманиоз в Техасе: северное распространение эндемичных районов. J Am Acad Дерматол. 2008; 58: 650–652. [PubMed] [Google Scholar]7. Селлон Р.К., Менар М.М., Меутен Д.Дж. и др. Эндемический висцеральный лейшманиоз у собаки из Техаса. J Vet Intern Med. 1993; 7:16–19. [PubMed] [Google Scholar]8. Барнс Дж. К., Стэнли О., Крейг ТМ. Диффузный кожный лейшманиоз у кошек. J Am Vet Med Assoc. 1993; 202: 416–418.[PubMed] [Google Scholar]9. Craig TM, Barton CL, Mercer SH, et al. Кожный лейшманиоз у техасской кошки. Am J Trop Med Hyg. 1986; 35: 1100–1102. [PubMed] [Google Scholar] 11. Насередин А., Салант Х., Абдин З. Лейшманиоз кошек в Иерусалиме: серологическое исследование. Вет Паразитол. 2008; 158: 364–369. [PubMed] [Google Scholar] 12. Maia C, Nunes M, Campino L. Важность кошек при зоонозном лейшманиозе в Португалии. Векторные зоонозные заболевания. 2008; 8: 555–559. [PubMed] [Google Scholar] 13. Мартин-Санчес Дж., Аседо С., Муньос-Перес М. и др.Заражение Leishmania infantum у кошек: эпидемиологическое исследование в Испании. Вет Паразитол. 2007; 145: 267–273. [PubMed] [Google Scholar] 14. де Соуза А.И., Баррос Э.М., Исикава Э. и соавт. Лейшманиоз кошек, вызываемый Leishmania (Leishmania) amazonensis, в штате Мату-Гросу-ду-Сул, Бразилия. Вет Паразитол. 2005; 128:41–45. [PubMed] [Google Scholar] 15. Савани Э.С., де Оливейра Камарго М.С., де Карвалью М.Р. и др. Первая запись в Америке автохтонного случая Leishmania (Leishmania) infantum chagasi у домашней кошки (Felix catus) из округа Котия, штат Сан-Паулу, Бразилия.Вет Паразитол. 2004; 120: 229–233. [PubMed] [Google Scholar] 16. Поли А., Абрамо Ф., Барсотти П. и др. Кошачий лейшманиоз, вызванный Leishmania infantum, в Италии. Вет Паразитол. 2002; 106: 181–191. [PubMed] [Google Scholar] 17. Озон С., Марти П., Пратлонг Ф. и др. Распространенный кошачий лейшманиоз, вызванный Leishmania infantum, на юге Франции. Вет Паразитол. 1998; 75: 273–277. [PubMed] [Google Scholar] 18. Мароли М., Пенниси М.Г., Ди Муччо Т. и др. Заражение москитами от кошки, естественно инфицированной Leishmania infantum.Вет Паразитол. 2007; 145: 357–360. [PubMed] [Google Scholar] 19. Гавгани А.С., Ходжати М.Х., Мохите Х. и соавт. Влияние ошейников для собак, пропитанных инсектицидом, на заболеваемость зоонозным висцеральным лейшманиозом у иранских детей: рандомизированное исследование с сопоставлением кластеров. Ланцет. 2002; 360:374–379. [PubMed] [Google Scholar] 20. Чаппюи Ф., Сундар С., Хайлу А. и др. Висцеральный лейшманиоз: каковы потребности в диагностике, лечении и контроле? Nat Rev Microbiol. 2007; 5: 873–882. [PubMed] [Google Scholar] 21. Дюпри З.Х., Стеурер Ф.Дж., Руни Дж.А. и др.Висцеральный лейшманиоз собак, США и Канада, 2000–2003 гг. Эмердж Инфекция Дис. 2006; 12: 440–446. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]22. Шанц П.М., Штёрер Ф.Дж., Дюпри З.Х. и др. Автохтонный висцеральный лейшманиоз у собак в Северной Америке. J Am Vet Med Assoc. 2005; 226:1316–1322. [PubMed] [Google Scholar] 23. Mancianti F, Gramiccia M, Gradoni L, Pieri S. Исследования по борьбе с собачьим лейшманиозом. 1. Эволюция инфекции различных клинических форм собачьего лейшманиоза после лечения сурьмой.Trans R Soc Trop Med Hyg. 1988; 82: 566–567. [PubMed] [Google Scholar] 24. Travi BL, Ferro C, Cadena H. Висцеральный лейшманиоз собак: заразность собак москитами из неэндемичных районов. рез. вет. 2002; 72: 83–86. [PubMed] [Google Scholar] 25. Гаскин А.А., Шанц П., Джексон Дж. и соавт. Висцеральный лейшманиоз в питомнике гончих в Нью-Йорке. J Vet Intern Med. 2002; 16:34–44. [PubMed] [Google Scholar] 26. Rosypal AC, Troy GC, Duncan RB, et al. Полезность диагностических тестов, используемых для диагностики инфекции у собак, экспериментально привитых североамериканским изолятом Leishmania infantum infantum.J Vet Intern Med. 2005; 19: 802–809. [PubMed] [Google Scholar] 27. Гибсон-Корли К.Н., Хостеттер Дж.М., Хостеттер С.Дж. и др. Диссеминированная инфекция Leishmania infantum у двух братьев и сестер американских фоксхаундов в результате потенциальной вертикальной передачи. Канадский ветеринарный журнал. 2008;49:1005–1008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]28. Оуэнс С.Д., Окли Д.А., Марриотт К. и соавт. Передача висцерального лейшманиоза при переливании крови от инфицированных английских фоксхаундов анемичным собакам. J Am Vet Med Assoc.2001; 219:1076–1083. [PubMed] [Google Scholar] 29. Мароли М., Миззон В., Сирагуса С. и др. Доказательства воздействия на заболеваемость собачьим лейшманиозом массового использования собачьих ошейников, пропитанных дельтаметрином, на юге Италии. Мед Вет Энтомол. 2001; 15: 358–363. [PubMed] [Google Scholar] 30. Quinnell RJ, Courtenay O, Garcez LM, et al. Ответы подкласса IgG в продольном исследовании висцерального лейшманиоза собак. Вет Иммунол Иммунопатол. 2003; 91: 161–168. [PubMed] [Google Scholar] 31. Найлен С., Маурья Р., Эйдсмо Л. и др.Накопление мРНК IL-10 в селезенке в Т-клетках, отличных от регуляторных Т-клеток CD4+CD25+ (Foxp3) при висцеральном лейшманиозе человека. J Эксперт Мед. 2007; 16: 805–817. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]32. Найлен С., Сакс Д. Интерлейкин-10 и патогенез висцерального лейшманиоза человека. Тренды Иммунол. 2007; 28: 378–384. [PubMed] [Google Scholar] 33. Блэквелл Дж. М., Мохамед Х. С., Ибрагим М. Э. Генетика и висцеральный лейшманиоз в Судане: поиск связи. Тенденции Паразитол. 2004; 20: 268–274. [PubMed] [Google Scholar] 34.Karplus TM, Jeronimo SM, Chang H, et al. Ассоциация между локусом фактора некроза опухоли и клиническим исходом инфекции Leishmania chagasi. Заразить иммун. 2002; 70: 6919–6925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]35. Модиано Дж. Ф., Брин М., Бернетт Р. С. и др. Различная распространенность В- и Т-клеточных лимфопролиферативных заболеваний среди пород собак указывает на наследственный риск. Рак Рез. 2005; 65: 5654–5661. [PubMed] [Google Scholar] 36. Миро Г., Кардосо Л., Пенниси М.Г. и соавт. Собачий лейшманиоз — новые концепции и взгляды на распространяющийся зооноз: часть вторая.Тенденции Паразитол. 2008; 24: 371–377. [PubMed] [Google Scholar] 38. Foglia Manzillo V, Oliva G, Pagano A. Ошейники, пропитанные дельтаметрином, для борьбы с собачьим лейшманиозом: оценка защитного эффекта и влияние на клинический исход инфекции Leishmania у бездомных собак в вольерах. Вет Паразитол. 2006; 142:142–145. [PubMed] [Google Scholar] 39. Эшфорд Д.А., Дэвид Дж.Р., Фрейре М. и др. Исследования по борьбе с висцеральным лейшманиозом: влияние борьбы с собаками на висцеральный лейшманиоз собак и человека в Якобине, Баия, Бразилия.Am J Trop Med Hyg. 1998; 59: 53–57. [PubMed] [Google Scholar]40. Морейра Э.Д., младший, Мендес де Соуза В.М., Шринивасан М. и др. Оценка оптимизированной программы выбраковки собак в динамике передачи Leishmania собак. Вет Паразитол. 2004; 122: 245–252. [PubMed] [Google Scholar]

Половой и вертикальный путь передачи висцерального лейшманиоза

  • Андрея П. Туркетти Escola de Veterinária, Федеральный университет штата Минас-Жерайс, Белу-Оризонти, Массачусетс, Бразилия
  • Тайсе Д Соуза Escola de Veterinária, Федеральный университет штата Минас-Жерайс, Белу-Оризонти, Массачусетс, Бразилия
  • Татьяна А Пайшао Instituto de Ciências Biológicas – Федеральный университет штата Минас-Жерайс, Белу-Оризонти, Массачусетс, Бразилия
  • Ренато Л.Сантос Escola de Veterinária – Федеральный университет штата Минас-Жерайс, Белу-Оризонти, Массачусетс, Бразилия

Ключевые слова: Leishmania infantum, висцеральный лейшманиоз, трансмиссия.

Аннотация

Висцеральный лейшманиоз (ВЛ) является важным зоонозом, вызываемым Leishmania infantum , основным переносчиком которого являются домашние собаки.ВЛ обычно передается москитами-флеботоминами, однако описаны нетипичные пути передачи. В этом обзоре мы обсуждаем роль половой и вертикальной передачи и их роль в поддержании ВН в популяциях собак.

Как цитировать

1.

Turchetti AP, Souza TD, Paixão TA, Santos RL (2014) Половая и вертикальная передача висцерального лейшманиоза.J Infect Dev Ctries 8: 403-407. doi: 10.3855/jidc.4108

Авторы, которые публикуются в этом журнале, соглашаются со следующими условиями:

  1. Авторы сохраняют за собой авторские права и предоставляют журналу право на первую публикацию, при этом работа одновременно лицензируется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая позволяет другим распространять работу с указанием авторства работы и первоначальной публикации в этом журнале.
  2. Авторы могут заключать отдельные дополнительные договорные соглашения о неэксклюзивном распространении опубликованной в журнале версии работы (например, разместить ее в институциональном репозитории или опубликовать в книге) с подтверждением ее первоначальной публикации. в этом журнале.
  3. Авторам разрешается и рекомендуется размещать свои работы в Интернете (например, в институциональных репозиториях или на их веб-сайтах) до и во время процесса подачи, поскольку это может привести к продуктивному обмену, а также к более раннему и более широкому цитированию опубликованной работы (см. Эффект открытого доступа).

Информационный бюллетень по лейшманиозу — Davies Veterinary Specialists

Что такое Leishmania?

Лейшманиоз — это паразит, вызывающий заболевание, называемое лейшманиозом. Лейшманиоз — это тяжелое заболевание, которое может поражать собак и других млекопитающих, включая людей. Паразит передается собакам через насекомых (москитов), которых нет в Великобритании. Однако он присутствует во многих странах Южной и Восточной Европы, и собаки, путешествующие или жившие в этих районах, подвержены риску заражения.

Каковы симптомы заболевания?

У некоторых собак симптомы не проявляются в течение месяцев или лет после заражения. Когда они заболевают этим заболеванием, у них часто появляются поражения кожи и они плохо себя чувствуют (могут впадать в депрессию, терять вес, чрезмерно пить и т. д.). У некоторых собак развивается почечная недостаточность. Инфицированные собаки могут заболеть без каких-либо поражений кожи.

Могут ли кошки заболеть лейшманиозом?

Да, но очень редко.

Если моя собака никогда не была за границей, может ли она заразиться?

Хотя лейшманиоз был диагностирован у не путешествующих собак в Соединенном Королевстве, он встречается крайне редко.Мы предполагаем, что эти собаки заражаются другими менее эффективными путями (например, половой путь, переливание крови или укусы инфицированных собак — последнее не доказано). Блохи и клещи, по-видимому, не могут передавать болезнь.

Как мой ветеринар будет диагностировать лейшманиоз?

Это зависит от имеющихся признаков, но, скорее всего, это будет связано с сочетанием анализов крови и взятия образцов (например,грамм. образцы кожи, лимфатических узлов или внутренних органов).

Что такое лечение?

Лечение может варьироваться в зависимости от клинической картины. Например, некоторые собаки инфицированы, но бессимптомно и не всегда требуют лечения. Тем не менее, большинству собак потребуются лекарства, и это, вероятно, будет комбинация двух препаратов (аллопуринол и милтефозин или аллопуринол и антимониат меглюмина).Аллопуринол в большинстве случаев будет продолжаться в течение нескольких месяцев, пока симптомы не исчезнут и все анализы крови не вернутся к норме. К сожалению, лечение не является излечивающим, и собака останется устойчиво инфицированной, поэтому рецидивы часты после прекращения приема лекарств.

Итак, если они не вылечены, должны ли они оставаться на лечении всю жизнь?

Нет, вам нужно следовать совету вашего ветеринара по этому поводу, но мы не лечим на всю жизнь, так как это может вызвать резистентность к лечению.Они находятся под тщательным наблюдением во время и после лечения, и лечение возобновляется при появлении ранних признаков рецидива. Это может не происходить месяцами или годами.

Моя собака умрет от болезни?

Лейшманиоз — очень серьезное заболевание, и его лучше избегать любой ценой.Тем не менее, его можно эффективно контролировать, если за ним хорошо следить. Многие собаки с этим заболеванием живут нормальной, счастливой жизнью.

Как предотвратить заражение моей собаки?

Не водите собаку в места, где присутствует Leishmania! Это лучший совет, чтобы защитить вашу собаку от инфекции.

Однако, если это невозможно, есть хорошие продукты для отпугивания москитов и предотвращения передачи паразита (места на средствах обработки и ошейниках). Поговорите со своим ветеринаром, чтобы узнать, какой продукт лучше всего подходит для вашего питомца. Их необходимо применять правильно, и вы должны следовать инструкциям по частоте применения. Избегание контакта с москитами (насекомыми, переносящими Leishmania) является наиболее эффективным способом предотвращения инфекции. Москиты более активны в сумерках, поэтому не гуляйте с собакой в ​​это время и держите ее в помещении ночью.

Могу ли я вакцинировать свою собаку от Leishmania?

Да, против этого паразита существуют вакцины, лицензированные для использования в Великобритании. Они снижают вероятность развития симптомов у вашей собаки в случае заражения, но не предотвращают саму инфекцию. Единственный способ предотвратить заражение — избегать контакта с москитом.

Мы рекомендуем вакцинацию собак, которые путешествуют в пораженные районы в течение длительного периода времени, но они всегда должны использоваться в сочетании с репеллентом от москитов.

Я слышал, что у людей может развиться лейшманиоз, и у людей это тоже очень серьезное заболевание. Могу ли я заразиться от своей собаки?

Нет, вы не можете заразиться болезнью непосредственно от своей собаки в Великобритании, так как для передачи болезни требуется москит.Кроме того, если собаки получают адекватное лечение, маловероятно, что они будут распространять болезнь даже в присутствии москита, поэтому риск очень низок.

Лейшманиоз | СпрингерЛинк

‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] вар скрипт = документ.создатьЭлемент(«скрипт») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.Цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.селектор запросов(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный переключать.setAttribute(«расширенная ария», !расширенная) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var buyboxWidth = buybox.смещениеШирина ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключать.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })() .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.