Микоплазменная инфекция у детей: Микоплазменная инфекция у детей

Содержание

Macrolide-resistant mycoplasmal infection in children: the concept of formation, modern principles of diagnosis and treatment

Mycoplasma pneumoniae (Mp) — один из ведущих этиологических факторов внебольничной пневмонии. M.pneumoniae выделена впервые в 1944 году из мокроты у пациента с атипичной пневмонией, в 1961 году культуру культивировали и классифицировали. 

Эпидемиология. Наиболее проблемными аспектами в эпидемиологии и течении микоплазменной пневмонии на сегодняшний день считаются цикличность заболеваемости, наличие спорадических случаев с тяжелым течением пневмонии в период спада заболеваемости, а также возрастающая резистентность M.pneumoniae к макролидам. Доказано, что заболеваемость M.pneumoniae имеет волно–образное течение с цикличностью 3–7 лет, так как в период между подъемами увеличивается количество молодых людей, восприимчивых к возбудителю настолько, что они могут становиться резервуаром инфекции. Наибольшая заболеваемость микоплазменными инфекциями отмечается у детей школьного возраста. У лиц старше 40 лет уровень серопозитивности к 

M.pneumoniae достигает 100 %. Между подъемами регистрируются спорадические случаи заболевания. Особенно высокое распространение микоплазменной пневмонии наблюдаются в Восточноазиатском регионе, где частота достигает 27,4 %, в Европе — около 5 %. Начиная с 2000 года в Азии, Европе, Канаде и США появились устойчивые к макролидам штаммы M.pneumoniae (macrolide-resistant M.рneumoniae (MRMP), а именно 23S-rRNA мутации возбудителя через домен V), которые часто приводят к внелегочным осложнениям [1]. Резистентность M.рneumonia определяют также A2063G и A2064G мутации. MRMP выявляются среди 3–26 % внегоспитальных пневмоний в Европе и 23–97 % — в Китае и Японии [1–3]. 

Клиническое наблюдение и лечение ребенка 12 лет с пневмонией, вызванной резистентной к макролидам 

Mycoplasma pneumoniae, инициировало анализ современной мировой литературы. Пациентка А., 12 лет, поступила в стационар с жалобами на лихорадку в течение 5 суток на фоне острой респираторной инфекции, для дифференциальной диагностики между системным заболеванием со–единительной ткани, боррелиозом и инфекционным мононуклеозом. Из анамнеза заболевания выяснено, что ребенок заболел за 11 дней до поступления, когда появились жалобы на повышение температуры тела до 39 °С, боль в спине и мышцах конечностей. Лечились самостоятельно, получала афлубин, ибуфен, парацетамол. На 7-е сутки от начала лечения госпитализирована в центральную районную больницу, где была назначена антибактериальная (цефуроксим) и детоксикационная терапия. Состояние не улучшилось, в связи с чем ребенок направлен в областной детский специализированный стационар.
Из анамнеза
жизни известно, что ребенок родился в срок. Сразу после рождения был переведен в отделение интенсивной терапии, где проводилась респираторная поддержка (искусственная вентиляция легких (ИВЛ)) и терапия тяжелой внутриутробной пневмонии, осложненной плевритом, последующим развитием сепсиса. ИВЛ продолжалась 12 суток, через 2 месяца пациентка выписана на амбулаторный этап выхаживания в удовлетворительном состоянии. В раннем возрасте девочка развивалась с задержкой (держать голову начала в 6 месяцев, сидеть — с 9 месяцев, ходить — с 1,5 года). После двух лет догнала сверстников в психофизическом развитии. В дошкольном возрасте болела нечасто: острые респираторно-вирусные инфекции 1–2 раза в год, однократно была перенесена ангина и бронхит.

При поступлении в стационар обращали на себя внимание фебрильная температура тела (38,6 °С) и редкий непродуктивный кашель. Лимфатические узлы и паренхиматозные органы увеличены не были. Кожа свободна от сыпи. Выявлена специфическая аускультативная картина над полями легких: ослабление дыхания, сухие свистящие хрипы и единичная крепитация с обеих сторон. Имела место тахикардия (частота сердечных сокращений — до 100 ударов в 1 минуту), тахипноэ не наблюдалось (частота дыхательных движений — 22 в 1 минуту). 

По данным рентгенографии органов грудной клетки выявлена левосторонняя очаговая нижнедолевая пневмония (рис. 1). Выставлен диагноз «внегоспитальная левосторонняя очаговая нижнедолевая пневмония». 

Ребенку проведено углубленное лабораторное обследование, выявлены некоторые изменения. В клиническом анализе крови определялся лейкоцитоз — 15,1–19,8 × 109/л, нейтрофилез — 83–91 % и повышенная скорость оседания эритроцитов (СОЭ) — 46–65 мм/ч. Клинический и микробиологический анализы мочи были в норме. При биохимическом исследовании функции печени, почек, поджелудочной железы изменений не выявлено. Отмечено повышение уровня С-реактивного белка. Протеинограмма в норме, антинуклеарные антитела не повышены. Антистрептолизин О в пределах нормы, ревматоидный фактор отрицательный. При бактериальном исследовании мазка из слизистой зева и носа регистрировалась контаминация условно-патогенной флоры (

Staphylococcus haemolyticus, Staphylococcus epidermidis, Streptococcus viridans). Мокроту при первом исследовании выделить не удалось. Трехкратное микробиологическое исследование крови показало стерильность образца. По данным иммуноферментного анализа: антитела IgМ к Micoplasma pneumoniae — 0,722 (норма — до 0,347). Антитела IgМ к Borrelia burgdorferi sensu lato не выявлены. Определение антител к ВИЧ — отрицательный результат. Антитела к вирусу Эпштейна — Барр не выявлены. 

Девочка получала лечение по протоколам Ассоциации инфекционных заболеваний Соединенных Штатов Америки и Американской торакальной ассоциации 2016 года [5]. Однако в динамике у ребенка отмечались выраженная стойкая гипертермия, аускультативные изменения в легких, лейкоцитоз и повышенная СОЭ. До получения результатов иммуноферментного анализа назначена стартовая терапия: внутривенно цефтриаксон. Каждые 48–72 часа ввиду неэффективности терапии проводилась замена антибактериальной терапии с учетом микробиологического исследования мазка из зева и носа, мокроты. Через 5 суток от начала терапии выявлено повышение титра IgМ к Micoplasma pneumoniae

, что дало основания назначить специфическую терапию азитромицином в стартовой дозе 10 мг/кг/сут. Однако спустя 10 дней пребывания в стационаре (72 часа от начала терапии азитромицином) сохранялись фебрильная температура тела, инфильтративные изменения в легких, изменения в лейкоформуле. Произведена замена азитромицина на линию резерва — левофлоксацин в дозе 10 мг/кг/сут. Фебрильная лихорадка продолжала сохраняться в течение последующих 72 часов (22-й день болезни, 11 суток терапии в стационаре). Данные изменения расценены как чрезмерный клеточно-опосредованный иммунный ответ, с вероятной индукцией провоспалительных цитокинов. В связи с чем, согласно Рекомендациям пульмонологов и инфекционистов Франции, Соединенных Штатов Америки, Японии и Южной Кореи по лечению макролидрезистентных форм микоплазменной пневмонии 2016–2017 годов [2, 3, 5], принято решение о назначении преднизолона 1 мг/кг/сут и внутривенного иммуноглобулина (400 мг/кг/сут) в течение 3 суток. На 2-е сутки иммунокоррекции определилась положительная динамика. Коррекция терапии способствовала снижению температуры тела до субфебрильных цифр, на 3-и сутки температура тела нормализовалась, улучшилось состояние ребенка, появились позитивные изменения в лейкоформуле. 

Таким образом, клинический пример демонстрирует резистентное к антибиотикам течение пневмонии с чрезмерным клеточно-опосредованным иммунным ответом, что способствовало анализу литературы, посвященной механизмам и патогенезу данных состояний. 

Mycoplasma pneumoniae является одним из ведущих патогенов внегоспитальной пневмонии у детей и других внелегочных проявлений. Наличие поражения интерстиция легочной ткани и бронхио–лит — отличительная особенность микоплазменной пневмонии, что обусловлено цитопатическим эффектом перекиси водорода или других токсинов возбудителя. 

Концепция формирования резистентности M.рneu–moniae к макролидам. M.рneumoniae первично резистентна к β-лактамным антибиотикам и другим антибиотикам, влияющим на бактериальную стенку. Поэтому в клинической практике для лечения M.pneumoniae

 в мире используют антибактериальные препараты, которые препятствуют синтезу белка или ДНК, например комбинации макролида, линкозамида или стрептограмина (хинупристин/далфопристин, не зарегистрирован в Украине), а также кетолиды (MLSK, телитромицин, не зарегистрирован в Украине), тетрациклины и хинолоны [7].

Макролиды действуют на 50S рибосомную субъединицу бактериальной рибосомы, ингибируя синтез белка. Участок образования пептидной связи на большой 50S рибосомной субъединице образует центральную пептидилтрансферазную петлю в области V 23S рРНК (рис. 2) [7, 8]. Наиболее распространенными механизмами резистентности макролидов являются отток антибиотиков (экструзия лекарственного средства из клетки) и модификация сайта-мишени с помощью посттранскрипционной модификации 23S рРНК или мутаций в 23S рРНК рибосомных белках [7]. У макролидов имеется только один механизм действия на 

M.pneumoniae (модификация мишеней), что и обусловливает быстрое формирование резистентности возбудителя. 

MRMP ассоциирована с мутацией в сайтах 2063, 2064, 2067 и 2617 в домене V 23S-rRNA. Мутация A2063G встречается чаще, чем A2064G. A2067 и C2617 также связаны с резистентностью к макролидам, но они относительно редки. Уровень резистентности к макролидам варьируется в зависимости от положения, в котором происходит мутация. Сравнение результатов секвенирования с тестированием на антимикробную восприимчивость подтвердило, что мутации A2063G и A2064G давали высокий уровень устойчивости к 14- и 15-членным макролидам, хотя мутация A2063G была связана с промежуточным уровнем устойчивости и к 16-членным макролидам. Мутации генов, кодирующих рибосомные белки L4 и L22, также связаны с резистентностью макролидов in vitro, но редко отмечаются в клинических изолятах. На сегодняшний день между кетолидами и другими классами антибиотиков, используемых для лечения 

M.pneumoniae, не наблюдается перекрестной резистентности. Кроме того, все клинические изоляты с резистентностью к макролидам чувствительны к тетрациклинам и фторхинолонам.

Иммунопатогенез поражения легких, обусловленный макролидрезистентными штаммами, ассоциирован с гиперактивацией иммунного ответа, в том числе с гиперпродукцией цитокинов и Т-клеточной активацией. Исследования показали, что липопротеины M.pneumoniae индуцируют воспалительный ответ через Toll-like рецепторы 2 (возможно, через Toll-like 1, 4, 6) реснитчатого эпителия и оказывают цитопатический эффект за счет перекиси водорода, ковалентного связывания остатка АДФ-рибозы с эндогенными макромолекулами (АДФ-рибозилирование). Возбудитель может продуцировать вакуолизирующий цитотоксин (VacA), вызывающий образование вакуолей внутри цитоплазмы эпителиоцитов [11].

Как правило, микоплазменной инфекцией впервые заболевают в детском возрасте, формируя IgM- и затем IgG-ответы иммунной системы. Обычно течение микоплазменной инфекции у детей доброкачественное, а антибактериальная терапия эффективна. В редких случаях M.pneumoniae может развить тяжелую рефрактерную пневмонию, несмотря на специфическое лечение. В патогенезе тяжелых рефрактерных микоплазменных инфекций играет роль локальное клеточное повреждение, схожее на реакцию на вирус гриппа. Контаминация M.pneumoniae и сильная цитоадгезия к дыхательному эпителию способствуют локальному клеточному повреждению бронхов, что проявляется продукцией супероксидных радикалов, чрезмерным клеточно-опосредованным иммунным ответом и индукцией секреции провоспалительных цитокинов (например, интерлейкина-1β, -2, -8, -18). В ответ на клеточное повреждение лимфоциты, нейтрофилы и макрофаги мигрируют к месту воспаления. После появления специфических клонов Т-клеток и специфических антител, которые эффективно контролируют патогенные белки, повреждение ткани прекращается и начинается реакция восстановления. Однако иногда цитоадгезивность M.pneumoniae (особенно MRMP) инициирует чрезмерное воспаление как в ранней (продолжительность < 48 часов), так и в поздней фазах иммунной реакции (продолжительность от 48 часов до нескольких дней) с последовательными притоками нейтрофилов, лимфоцитов, макрофагов и эозинофилов, что повреждает легочный интерстиций. Во время этого процесса может возникнуть дисбаланс цитокинов и сильнейшее повреждение легочной ткани. Гиперреактивность способствует развитию сильных клеточных иммунных реакций, которые приводят к легочному повреждению и вызывают острую системную воспалительную реакцию, которая наблюдалась у представленного ребенка. Кроме того, сами Т-лимфоциты могут играть критическую роль в остром повреждении легких M.pneumoniae. Интересные результаты получены в недавних исследованиях Т-клеточного ответа на моделях животных, которые показали менее тяжелое течение пневмонии и лучшую выживаемость у особей с недостаточностью или депрессией Т-лимфоцитов по сравнению со здоровыми экземплярами. Более того, некоторые клинические характеристики микоплазменной пневмонии, а именно консолидация пневмонического инфильтрата при тяжелом течении заболевания, коррелируют с ранним назначением кортикостероидов. В связи со сказанным выше существует концепция иммунопатогенеза легочного микоплазменного повреждения, которая включает гипотезу гемостаза системы протеинов легких [12]. 

Иммунный ответ на инвазию Mycoplasma pneumoniae представлен на рис. 3. 

Так, при легком и среднетяжелом течении микоплазменной пневмонии гемостаз системы протеинов сохраняет баланс. Тяжелое течение ассоциируется с дисбалансом цитокинов, протеинов, гиперпродукцией супероксидов, способствуя неконтролируемой воспалительной реакции, что и обу–словливает необходимость назначения стероидов. 

Клинические проявления микоплазменной пневмонии. Заболевание передается воздушно-капельным путем и имеет тенденцию к распространению внутри семьи. Наибольший риск заражения у молодых людей в возрасте 5–20 лет. Причем считается, что полный иммунитет к M.pneumoniae формируется около 4 лет. Таким образом, в первые годы после заражения возможны повторные эпизоды заболевания у одного ребенка. Кроме того, у лиц с гипогаммаглобулинемией имеет место повышенная восприимчивость к инфекциям Mp, а у пациентов с серповидноклеточной анемией могут наблюдаться более тяжелые заболевания. 

Большинство детей с микоплазменной инфекцией переносят фарингит, средний отит, синусит, круп, бронхит, и инфекция, как правило, локализуется. Только у 3–13 % инфицированных людей развивается бронхиолит или пневмония. После инкубационного периода (от 1 до 3 недель) микоплазменная инфекция манифестирует острым гриппоподобным началом с высокой лихорадки (от 38 до 39,5 °С), боли в горле, недомогания и головной боли. Дебют микоплазменной инфекции может сопровождаться ринитом, что не характерно для гриппа. Через 3–7 дней после начальных симптомов появляются непродуктивный кашель и рентгенологические признаки пневмонии, температура тела может сохраняться повышенной, что продемонстрировано в клиническом наблюдении. Симптомы и физикальная картина часто недостаточно коррелируют с рентгенографическими находками (пневмония «на ногах»), так как рентгенологическая картина микоплазменной пневмонии разнообразна. Наиболее часто выявляются инфильтративные изменения и признаки поражения интерстиция. Дети школьного возраста (≥ 6 лет) обычно имеют более длительную лихорадку, высокие уровни С-реактивного протеина и низкое абсолютное количество лейкоцитов в крови, а также сегментарную или лобарную пневмонию рентгенологически. У младших детей (< 5 лет) данная клиника развивается реже [5]. Доказано, что чем длительнее сохраняются лихорадка, кашель и рентгенологические изменения, тем выше вероятность MRMP. Большинство пациентов с пневмонией MRMP демонстрируют стойкость клинических изменений по сравнению с пациентами с пневмонией MSMP. Кроме того, недавние сообщения продемонстрировали увеличение прогрессирования заболевания и появление осложнений у пациентов с пневмонией MRMP во время проводимой терапии. Клинические исследования показали более частую смену антибактериальной терапии и/или назначение кортикостероидов в тактике лечения пневмонии, вызванной MRMP [7]. 

Микоплазменная пневмония длится в течение 2–4 недель и обычно разрешается [5]. У 26 % детей лихорадка может сохраняться до 4 недель, имеют место рецидивы синдрома бронхиальной обструкции и крепитация на протяжении 3–6 месяцев. У некоторых детей M.pneumoniae является триггером развития интерстициального заболевания легких, бронхиальной астмы, энцефалита, синдрома Гийена — Барре. Описаны неврологические, дерматологические, желудочно-кишечные нарушения, напрямую или косвенно вызванные инфицированием этим микроорганизмом. 

Диагностика. Наряду с обилием различных серологических исследований и доступности полимеразной цепной реакции на ранних стадиях диагностика микоплазменной инфекции ограниченна из-за недостаточной продукции IgM и низкой информативности полимеразной цепной реакции (ПЦР). На начальном этапе инфекции, вызванной M.pneumoniae, нормальная иммунная система синтезирует антитела IgM, затем IgG, и в течение шести недель количество антител достигает пика с последующим снижением в течение нескольких месяцев, в отдельных случаях — лет. В то же время чувствительность серологических исследований к M.pneumoniae составляет 45 %, поэтому при вероятном диагнозе на ранних стадиях заболевания у пациентов с тяжелой пневмонией при отрицательных первичных результатах рекомендовано исследовать сероконверсию IgM парными сыворотками (с короткими промежутками между исследованиями (3–5 дней)). Вторым рекомендованным методом исследования является ПЦР-диагностика культуры M.pneumoniae в мазке из зева, мокроте и бронхоальвеолярном лаваже. Результаты ПЦР-диагностики также могут иметь низкую информативность (до 30 %), что обусловлено особенностями забора материала у детей. Кроме того, после уже перенесенной инфекции M.pneumoniae длительно выделяется из верхних дыхательных путей [6, 7]. 

На сегодняшний день приоритетной в диагностике M.pneumoniae является комбинация серологического исследования IgM крови (возможно использование метода парных сывороток) и ПЦР-диагностики. 

Наряду с диагностикой возбудителя для принятия клинического решения о способе лечения микоплазменной пневмонии рекомендовано раннее выявление MRMP. Продолжительность постановки, медленный рост и чувствительность к средовым факторам M.pneumoniae снижают информативность тестов на чувствительность к антибиотикам. Поэтому разработаны молекулярные методы для быстрого обнаружения MRMP из респираторных образцов. В дополнение к обычной ПЦР и секвенированию гена 23S рРНК для выявления резистентности используется полиморфизм длин рестрикционных фрагментов (Restriction fragment length polymorphism, RFLP), ПЦР в реальном времени, гибридизация ДНК в формате чипов и анализ кривых плавления с высоким разрешением (high resolution melt analysis, HRM) [9, 10]. 

Лечение. Часто инфекция Мр имеет легкое течение и не требует специального лечения. 

У детей препаратами выбора для лечения микоплазменной инфекции являются макролиды (уровень доказательности А). Рекомендован азитромицин перорально (10 мг/кг/сут в 1-е сутки, после — на протяжении 2–5 суток 1 раз в день 5 мг/кг/сут). Максимальная доза азитромицина — 500 мг в 1-й день, на протяжении 2–5 суток — 250 мг 1 раз в день. Возможно назначение кларитромицина 

15 мг/кг/сут, разделенных на 2 дозы на протяжении 7–14 суток [2]. Лихорадка является точкой клинического решения для оценки целесообразности применения антибиотика второй линии. Если клинические симптомы не улучшаются в течение 48–72 часов на фоне лечения антибиотиками первой линии, рекомендуются антибиотики второй линии. Педиатрическое общество инфекционных заболеваний и Общество инфекционных заболеваний Соединенных Штатов Америки рекомендуют азитромицин в качестве антибиотика первой линии, а кларитромицин, эритромицин, доксициклин (для детей в возрасте от 8 лет), левофлоксацин или моксифлоксацин (для подростков) — как антибиотики второй линии [3]. Японские общества микоплазмологии, педиатрической пульмонологии, детских инфекционных болезней и Японское педиатрическое общество рекомендуют 14-, 15-, 16-членные макролиды в качестве препарата первой линии, а фторхинолоны или тетрациклины — в качестве препаратов второй линии [3]. Резистентность к тетрациклинам и левофлоксацину к M.pneumoniae в литературе пока не описана, однако выделены левофлоксацинрезистентные штаммы S.pneumoniae [4]. Доксициклин назначается детям ≥ 8 лет, фторхинолоны — пациентам старше 14 лет. 

Доксициклин, миноциклин, окситетрациклин, тетрациклин и тигециклин являются доступными в настоящее время тетрациклинами, одобренными Food and Drug Administration (FDA). Биологическое действие тетрациклинов состоит в их ингибирующей синтез белка активности. Выпадение зубов, желудочно-кишечные расстройства, светочувствительность и гепатотоксичность являются наиболее распространенными побочными реакциями лекарств тетрациклинов. Известно, что степень обесцвечивания зубов зависит от дозы на массу тела, продолжительности использования и стадии развития зубов. Так как кальцинирование постоянных зубов завершается до 7–8 лет, это является главным основанием для запрещения его использования у детей в возрасте до 8 лет [13]. Миноциклин одобрен для применения протоколами США и Европейского союза и назначается детям ≥ 8 лет в дозе 4 мг в начальной дозе 4 мг/кг массы тела, в дальнейшем — 2 мг/кг 

массы тела каждые 12 ч (уровень доказательности В). На сегодняшний день только 2 клинических испытания оценили эффективность миноциклина у детей с MRMP. Хотя оба они были нерандомизированными и не опубликовали отчет о безопасности, они сообщили о превосходной эффективности лечения миноциклином [14]. Доксициклин рекомендован в дозе 200 мг в 1-е сутки, в последующие сутки — 100 мг 1 раз в день.

Ципрофлоксацин, гемифлоксацин, левофлоксацин, ломефлоксацин, моксифлоксацин, нор–флоксацин, офлоксацин и тосуфлоксацин — это доступные в настоящее время фторхинолоны, одобренные FDA для людей старше 18 лет. Недавний систематический обзор безопасности ципрофлоксацина показал у 1,6 % детей скелетно-мышечную недостаточность, связанную с применением препарата [15]. Левофлоксацин был назван респираторным фторхинолоном из-за его активности против многих респираторных бактерий, таких как Streptococcus pneumoniae и Mycoplasma pneumoniae. Однако 12 мая 2016 года FDA в США сообщило об ограничении использования фторхинолонов для лечения неосложненных инфекций (острый бактериальный синусит и бронхит, неосложненные инфекции мочевых путей) из-за риска возникновения серьезных побочных реакций, таких как тендинит, разрыв сухожилия, миастении и периферические нейропатии [16]. Тем не менее FDA также объявила, что для некоторых серьезных бактериальных инфекций (например, пневмонии) преимущества фторхинолонов перевешивают риски, и для них целесообразно использовать их в качестве терапевтического варианта. Согласно рекомендациям Ассоциации инфекционных заболеваний Соединенных Штатов Америки и Американской торакальной ассоциации 2016 года, левофлоксацин рекомендован в дозе 16–20 мг/кг/сут каждые 12 часов для детей 6 месяцев — 5 лет; 8–10 мг/кг/сут каждые 24 часа — для детей 5–16 лет. Максимальная суточная доза — 750 мг (уровень доказательности В). Ципрофлоксацин — 30 мг/кг/сут каждые 12 часов. Моксифлоксацин — 400 мг 1 раз в день применяется у детей подросткового возраста с развитым скелетом (уровень доказательности В).

Антибиотикотерапия способствует быстрому разрешению пневмонии легкой и средней степени тяжести. Однако у части пациентов на фоне терапии продолжается прогрессирование инфильтрации или возникают осложнения, обусловленные чрезмерным клеточно-опосредованным иммунным ответом и MRMP [6, 7]. 

Назначение иммуномодуляторов, таких как кортикостероиды или внутривенные иммуноглоблины (IVIG), может уменьшить степень иммунной реакции организма ребенка и улучшить прогноз заболевания [6]. Примерно 0,5–2 % случаев микоплазменной пневмонии имеют фульминантное течение, иногда с летальным исходом. На сегодняшний день нет конкретного биомаркера для прогнозирования прогрессирования молниеносной микоплазменной пневмонии. Таким образом, стратегия лечения во многом зависит от тщательного наблюдения и опыта врача. Хотя пока нет четкой стратегии выбора системных кортикостероидов или внутривенных иммуноглобулинов, как описано выше, тяжесть инфекций M.pneumoniae во многом зависит от иммунного ответа хозяина. Использование иммуномодуляторов эффективно при лечении тяжелой МРМР [17]. К сожалению, показания, время, доза и продолжительность курса кортикостероидов остаются неопределенными. Доза варьируется от перорального преднизолона в дозе 1 мг/кг/сут до внутривенного метилпреднизолона 30 мг/кг/сут в течение 3 дней. Длительная лихорадка и/или уровень лактатдегидрогеназы в сыворотке ≥ 480 МЕ/л являются показаниями к терапии кортикостероидами (уровень доказательности С) [7]. Недавнее рандомизированное контролируемое исследование показало, что терапия метилпреднизолоном (2 мг/кг/

сут в течение 3 дней) и IVIG (400 мг/кг/сут в течение 3 дней) у детей с рефрактерными микоплазменными пневмониями, у которых была лихорадка в течение по меньшей мере 7 суток, или перманентная консолидация более чем одной доли уменьшают длительность лихорадки, резорбцию ателектаза и количество плеврального выпота по сравнению с монотерапией азитромицином (уровень доказательности С) [6]. Кроме того, в недавних исследованиях сообщалось об эффективности раннего (спустя 48 часов неэффективного лечения макролидами) назначения системных иммуномодуляторов (кортикостероидов и/или IVIG) при лечении МРМР (уровень доказательности С). 

Прогрессирование и тяжелые осложнения микоплазменной инфекции обусловлены задержкой диагностики и лечения, резистентностью к макролидам, коинфекциями и/или гипериммунными ответом организма. Первоначальные признаки и симптомы обычно не отличаются у детей с MRMP от MSMP. Спустя несколько суток заболевания MRMP-пневмонии характеризуются длительной лихорадкой, что объясняет увеличение сроков госпитализации, использования антибиотиков первой и второй линии и частоту осложнений. 

Наиболее частыми осложнениями как MSMP, так и MRMP считаются острый респираторный дистресс-синдром, облитерирующий бронхиолит, формирование ателектаза или плеврита. Возможно поражение печени и поджелудочной железы, почек, суставов и появление сыпи. Редко развиваются синдром Стивенса — Джонсона, мультиформная эритема, гемолитическая анемия, гемофагоцитарный синдром, энцефалит, поперечный миелит, синдром Гийена — Барре или церебеллит.

Таким образом, в настоящее время существует 3 терапевтических варианта лечения пневмонии MRMP. Если у пациентов имеется лихорадка и кашель без осложнений, рекомендуется назначение антибиотиков первой линии и симптоматическая терапия. При лихорадке, прогрессирующей консолидации или формировании осложнений рекомендуется использовать антибиотики второго ряда (тетрациклины, фторхинолоны) и применять иммуномодуляторы (кортикостероиды и/или внутривенный иммуноглобулин). Тем не менее необходимы дальнейшие контролируемые клинические испытания для исследования эффективности и безопасности кортикостероидов, хинолонов, линкозамида, стрептограмина и кетолидов в педиатрической практике, особенно у детей с MRMP [10].

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.

Bibliography

1. Kim E.K. Epidemiological comparison of three Mycoplasma pneumoniae pneumonia epidemics in a single hospital over 10 years / E.K. Kim, Y.S. Youn, J.W. Rhim et al. // Korean J. Pediatr. — 2015. — № 58. — P. 172-177.

2. Yamazaki T. Epidemiology of Mycoplasma pneumoniae infections in Japan and therapeutic strategies for macrolideresistant M. pneumonia / T. Yamazaki, T. Kenri // Front. Microbiol. — 2016. — № 7. — P. 693.

3. Pereyre S. Mycoplasma pneumoniae: current knowledge on macrolide resistance and treatment / S. Pereyre, J. Goret, C. Bébéar // Front. Microboil. — 2016. — № 7. — P. 974.

4. Schmitz J. Fluoroquinolone resistance in Streptococcus pneumoniae isolates in Germany from 2004–2005 to 2014–2015 [Электронный ресурс] / J. Schmitz, M. van der Linden, A. Al-Lahham // Int. J. Med. Microbiol. — 2017. Режим доступа: https://doi.org/10.1016/j.ijmm. 2017.04.003.

5. Infectious Diseases Society of America (IDSA)/American Thoracic Society (ATS). 2016. Supplemental material for the management of adults with hospital-acquired and ventilator-associated pneumonia: 2016 clinical practice guidelines by the Infectious Diseases Society of America and the American Thoracic Society [Электронный ресурс] Organ_System. — 2017. Режим доступа: http://www.idsociety.org/Organ System/#Hospital AcquiredVentilatorAssociatedPneumoniaHAPVAP. 

6. Shan L.S. Effects of methylprednisolone or immunoglobulin when added to standard treatment with intravenous azithromycin for refractory Mycoplasma pneumoniae pneumonia in children / L.S. Shan, X. Liu, X.Y. Kang, F. Wang // World J. Pediatr. — 2017. Режим доступа: https://doi.org/10.1007/s12519-017-0014-9. 

7. Yang H.J. Mechanism of resistance acquisition and treatment of macrolide–resistant Mycoplasma pneumoniae pneumonia in children / H.J. Yang, D.J. Song, J.Y. Shim // Korean J. Pediatr. — 2017. — № 60(6). — P. 167-174.

8. Liu Y. Rapid detection of Mycoplasma pneumoniae and its macrolide-resistance mutation by Cycleave PCR / Y. Liu, X. Ye, H. Zhang, Z. Wu et al. // Diagn. Microbiol. Infect. Dis. — 2014. — № 78. — P. 333-337.

9. Ji M. Singlenucleotide polymorphism PCR for the detection of Mycoplasma pneumoniae and determination of macrolide resistance in respiratory samples / Ji M., Lee N.S., Oh J.M., Jo J.Y. et al. // J. Microbiol. Methods. — 2014. — № 102. — P. 32-36.

10. Lucier T.S. Transition mutations in the 23S rRNA of erythromycin-resistant isolates of Mycoplasma pneumonia / T.S. Lucier, K. Heitzman, S.K. Liu, P.C. Hu // Antimicrob. Agents Chemother. — 1995. — № 38. — P. 2770-2773.

11. Takashi S. Cytadherence of Mycoplasma pneumoniae Indu–ces Inflammatory Responses through Autophagy and Toll-Like Receptor 4 / S. Takashi, K. Yui , K. Yutaka et al. // Dev. Infect. Immun. — 2014. — № 82 (7). — P. 3076-3086. 

12. Youn Y.S. Differ ence of clinical features in childhood Mycoplasma pneumoniae pneumonia / Y.S. Youn, K.Y. Lee, J.Y. Hwang et al. // BMC Pediatr. — 2010. — № 10. — P. 48.

13. Sánchez A.R. Tetracycline and other tetracycline-derivative staining of the teeth and oral cavity / A.R. Sánchez, R.S. Rogers, P.J. Sheridan // Int. J. Dermatol. — 2004. — № 43. — P. 709-715.

14. Kawai Y. Therapeutic efficacy of macrolides, minocycline, and tosufloxacin against macrolide-resistant Mycoplasma pneumoniae pneumonia in pediatric patients / Y. Kawai, N. Miyashita, M. Kubo et al. // Antimicrob. Agents Chemother. — 2013. — № 57. — P. 2252-2258.

15. Adefurin A. Ciprofloxacin safety in paediatrics: a systematic review / A. Adefurin, H. Sammons, E. Jacqz-Aigrain, I. Choonara // Arch. Dis. Child. — 2011. — № 96. — P. 874-880.

16. FDA Drug Safety Communication: FDA advises restricting fluoroquinolone antibiotic use for certain uncomplicated infections; warns about disabling side effects that can occur together [Электронный ресурс] / Silver Spring (MD): U.S. Food and Drug Administration. — 2017. Режим доступа: http:// www.fda.gov/Drugs/Drug Safety/ucm500143.htm 2016.

17. You S.Y. Effects of methylprednisolone pulse therapy on refractory Mycoplasma pneumoniae Pneumonia in Children / S.Y. You, H.J. Jwa, E.A. Yang et al. // Allergy Asthma Immunol. Res. — 2014. — № 6. — P. 22-26.

симптомы, признаки, причины и лечение у женщин и мужчин в Москве в «СМ-Клиника»

Специалисты многопрофильного центра «СМ-Клиника» имеют многолетний успешный опыт выявления всех форм микоплазмоза. Обследованию подлежат лица, страдающие воспалительными заболеваниями органов малого таза, бесплодием и привычным невынашиванием беременности, а также на этапе ее планирования. При первичном осмотре пациента упор делается на сбор анамнеза болезни, анализ жалоб и установление возможных источников инфекции.

Для подтверждения диагноза наши врачи используют ряд эффективных лабораторных анализов, которые помогают точно установить возбудителя заболевания. Могут быть исследованы выделения из уретры, цервикального канала, секрет предстательной железы, аспират из полости матки, первая порция мочи.

Ключевыми методами диагностики являются:

  • ПЦР – полимеразная цепная реакция. Методика позволяет в исследуемом материале выявить минимальные фрагменты РНК возбудителя, что указывает на его присутствие в организме человека;
  • посев биологического материала на питательную среду для верификации микроорганизма и определения его чувствительности к антибиотикам;
  • ИФА – иммуноферментный анализ. Один из серологических методов диагностики, который основан на выявлении специфических антител к конкретной бактерии.

Перед обследованием на микоплазмы пациентам следует соблюдать правила:

  • женщинам проводить диагностику в первой половине менструального цикла, начиная с пятого дня, но при выраженном воспалительном процессе – в день обращения;
  • не спринцеваться в течение трех суток до процедур;
  • исключить половые контакты за 48 часов до взятия биоматериала;

Интервал между кольпоскопией, интравагинальным УЗИ и исследованием биологических жидкостей на микоплазмоз должен составлять не менее двух суток.

Если пациент получал местную антисептическую терапию, материал на исследование может быть взят спустя 2 недели с момента ее окончания, а если принимал антибиотики внутрь – не ранее, чем через месяц.

Помимо указанных выше специфических методов диагностики микоплазмоза наши специалисты назначают стандартные лабораторные анализы, которые помогут оценить работу всего организма и выявить возможные скрытые нарушения его функций.

Профилактика внебольничной пневмонии

Внебольничная пневмония (воспаление легких) – это острое инфекционное заболевание, при котором в воспалительный процесс вовлекаются легкие. Внебольничная пневмония является достаточно распространенным заболеванием в нашей стране. За последние 2 года наблюдается рост количества заболеваний во всех регионах России.

Обычно внебольничные пневмонии развиваются в период подъема заболеваемости ОРВИ и гриппом, но заболеваемость может регистрироваться в любое время года, даже летом.

Основная группа микроорганизмов, способных вызвать внебольничные пневмонии: пневмококк, легочные микоплазмы, гемофильная палочка, клебсиелла, легочные хламидофилы, легионелла, респираторные вирусы.

Некоторые возбудители имеют свои особенности в плане источников заражения или течения заболевания. Часто пневмонию вызывают два и более возбудителя (например, пневмококк, легочная микоплазма и респираторный вирус).

Источником инфекции является больной человек с признаками инфекции дыхательных путей, а так же люди с бессимптомным течением инфекции, без клинических симптомов заболевания.

Основной путь передачи – воздушно-капельный (при чихании, кашле, разговоре, дыхании). Источником заражения при хламидийной пневмонии может быть птица (попугаи, куры, утки). Легионелла может «проживать» в кондиционерах при неправильном уходе за ними. Микоплазмоз дыхательных путей – частое инфекционное заболевание, вызывающееся микробом, распространяющимся в коллективах при тесном контакте с больным человеком. Нередко микоплазма вызывает пневмонию, сходную по течению с гриппом, но не переходящую в тяжелые формы болезни. При респираторной микоплазменной инфекции длительно беспокоит сухой кашель, могут возникать повышение температуры, одышка.

В типичных случаях внебольничная пневмония проявляется следующими симптомами: повышение температуры тела, озноб, кашель, который сначала может быть сухим, а потом стать влажным с отделением мокроты, одышка – ощущение затруднения при дыхании, боли в грудной клетке. Также больного могут беспокоить общие симптомы, особенно при тяжелых случаях: резкая слабость, отсутствие аппетита.

К сожалению, из-за особенностей самих микроорганизмов, а также и по причине неправильного бесконтрольного применения антибиотиков, например, при острых вирусных респираторных заболеваниях (ОРВИ или ОРЗ), многие бактерии приобретают устойчивость к ряду антибиотиков. Лечение пневмонии назначает только врач!

При пневмонии, вызванной «атипичным возбудителем» (легочной микоплазмой, легочными хламидофилами) может отсутствовать лихорадка, общее состояние может быть нетяжелым, но проявления легочной недостаточности – одышка, усиление сердцебиения, слабость, снижение аппетита должны насторожить заболевшего.

Для профилактики пневмонии важно проводить мероприятия по предупреждению респираторных вирусных инфекций: 

1. Соблюдайте гигиену рук. Мойте руки водой с мылом как можно чаще, особенно после кашля или чихания, перед едой и по возвращению домой из детского сада, школы, с работы. При невозможности вымыть руки эффективными являются средства для обработки рук на основе спирта (салфетки, спреи).

2. Прикрывайте рот и нос бумажной салфеткой во время кашля или чихания, а не руками.

3. Ведите здоровый образ жизни: занимайтесь физкультурой и спортом, совершайте частые прогулки на свежем воздухе. Не курите в помещении, где могут находиться люди: пассивное курение пагубно сказывается на функции бронхов и иммунитете.

4. Питание должно быть здоровым и полноценным, с достаточным содержанием белков, микроэлементов и витаминов (ежедневно в рационе должны быть свежие овощи, фрукты, мясо, рыба, молоко и молочные продукты).

5. До наступления холодов и подъема заболеваемости респираторными инфекциями сделайте прививку против гриппа, поскольку пневмония часто является осложнением гриппа. Помните, что привитые люди тоже могут болеть пневмонией, но заболевание у них протекает легче, чем у не привитых.

6. В холодное время года одевайтесь по погоде, избегайте переохлаждения, сквозняков.

7. Соблюдайте режимы проветривания и влажной уборки в помещениях.

8. В период подъема респираторной заболеваемости избегайте контакта с больными людьми, используйте маску для защиты органов дыхания, воздержитесь от посещения мест с большим скоплением людей.

9. Возможен прием укрепляющих иммунитет препаратов, однако назначить их должен врач.

10. Помните, что часто родители являются источником инфекции для ребенка, особенно при тех заболеваниях, которые передаются при тесном контакте (микоплазменная респираторная инфекция, золотистый стафилококк, многие вирусные инфекции).

11. Если у вас дома или в учреждении, где Вы пребываете длительное время, есть кондиционер, следите за его чистотой.

ВАЖНО:
Если заболели Вы или Ваш ребенок, необходимо не вести ребенка в сад, школу, а обратиться к врачу!
При плохом самочувствии заболевшего, при повышении температуры вызывайте врача на дом!
При тяжелом состоянии заболевшего необходимо вызвать скорую медицинскую помощь.
Ни в коем случае не занимайтесь самолечением.

Здоровья Вам и Вашим близким!

Микоплазмы и уреаплазмы как причины воспалительных заболеваний мочеполового тракта.

В настоящее время наблюдается рост микоплазменной и уреаплазменной инфекций урогенитального тракта. Из микоплазм, обнаруживаемых в мочеполовой системе, заслуживают внимания микоплазма хоминис, микоплазма гениталиум,  уреаплазма уреалитикум уреплазма парвум. Микоплазма хоминис была обнаружена в 1937 году. Уреаплазма уреалитикум была обнаружена в 1954 году из отделяемого больного негонококковым уретритом. Уреаплазмоз и микоплазмоз по клиническим проявлениям очень похожи.

По данным литературы, поражение органов мочеполовой системы микоплазменной инфекцией составляет 40% всех воспалительных заболеваний мочеполовой сферы.

ЭТИОЛОГИЯ И ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

Mycoplasma hominis и Ureaplasma parvum– условно-патогенные микроорганизмы, которые при реализации своих патогенных свойств способны вызывать уретрит (U.parvum), цервицит, цистит, воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОМТ), а также осложнения течения беременности, послеродовые и послеабортные осложнения.

Частота обнаружения Ureaplasma parvum  и Mycoplasma hominis широко варьирует в различных популяционных группах, составляя от 10% до 50% (по данным ряда авторов – до 80%). Уреаплазмы и M. hominis могут выявляться у клинически здоровых лиц (в 5-20% наблюдений). По данным различных исследований, M. genitalium обнаруживают у 11,5 -41,7% больных негонококковыми уретритами, у 3-54,5% больных негонококковыми нехламидийными уретритами и у 7-10% женщин с воспалительными заболеваниями органов малого таза. Обсуждается вопрос об этиологической роли M. genitalium в развитии эпидидимита и простатита, но убедительных доказательств по данному вопросу на настоящий момент не получено.

Экспертами Всемирной организации здравоохранения (WHO, 2006 г.) U. urealyticum определена как потенциальный возбудитель неспецифических негонококковых уретритов у мужчин и, возможно, ВЗОМТ у женщин. В то же время, эксперты Центра по контролю и профилактике заболеваний США (CDC, 2010) не считают доказанной этиологическую роль генитальных микоплазм (за исключением M. genitalium) в развитии воспалительных процессов мочеполовой системы. В настоящее  время Mycoplasma genitalium  и Ureaplasma urealyticum занесены  в  группу  инфекций, передаваемых половым  путём  и подлежат безусловному  лечению.

     О длительности инкубационного периода у больных микоплазменными поражениями мочеполовых органов до сих пор нет единого мнения. Считается, что продолжительность инкубационного периода может колебаться от 3-х дней до трёх- пяти недель, а по некоторым данным, и до 50-60 дней. По данным литературы, средняя  продолжительность инкубационного периода при заболеваниях, вызванных микоплазмами, составляет в среднем 19 дней.

Известно, что микоплазмоз и уреаплазмоз у женщин и мужчин протекают малосимптомно или, вообще, без каких- либо проявлений и субъективных ощущений. В таких случаях больные не подозревают о своём заболевании и не обращаются в лечебные учреждения. Большинство исследователей указывают, что единственным источником микоплазмоза и уреаплазмоза является больной человек. Заражение мужчин происходит исключительно половым путём.

Существует строгая зависимость между сексуальной активностью и заболеваемостью микоплазмозом и уреаплазмозом. Эти инфекции часто обнаруживаются в мочеполовых органах у мужчин и женщин. У женщин единичные экземпляры  уреаплазм и микоплазм могут присутствовать с рождения, ничем себя не проявляя до определённой  поры. Частота их обнаружения увеличивается по мере расширения круга половых контактов. Микоплазмы и уреаплазмы являются уникальными микроорганизмами. Они занимают промежуточное положение между вирусами, бактериями и простейшими и не имеют характерной клинической картины.

У мужчин микоплазмы и уреаплазмы способны поражать мочеиспускательный канал, предстательную железу, семенные пузырьки, придатки яичек, мочевой пузырь. Возможен переход на верхние мочевые пути и почки. Как правило, заболевание протекает вяло, малосимптомно. Характерны незначительные слизистые выделения из мочеиспускательного канала, ощущение слабого зуда, щекотания, жжения. Возможно развитие половых расстройств. Из осложнений, возникающих у мужчин, встречается эпидидимит (воспаление придатка яичка), орхит (воспаление яичка) и орхоэпидидимит (воспаление придатка и яичка сразу), бесплодие.

Микоплазмоз и уреаплазмоз у женщин имеет свои особенности. Инфекцию обнаруживают у женщин при хронических воспалениях женских половых органов (воспалении яичников, влагалища, цистите, пиелонефрите). Свежие острые урогенитальные поражения при микоплазмозе и уреаплазмозе у женщин наблюдаются редко. Обычно они проявляются кратковременными слабовыраженными ощущениями зуда в области половых органов и скудными скоропроходящими выделениями из влагалища и мочеиспускательного канала, которые не вызывают беспокойства у больных.

При появлении неблагоприятных факторов (снижение иммунитета, гормональные нарушения), влияющих на течение микоплазменной и уреаплазменной инфекции, могут возникать различные осложнения. Такие, как воспаление влагалища, шейки матки, придатков, бесплодие, осложнения во время вынашивания беременности и родах, самопроизвольные  выкидыши. Микоплазмами и уреаплазмами могут инфицироваться и новорожденные при прохождении через родовые пути.

Показанием к проведению лечения является наличие клинико-лабораторных признаков инфекционно-воспалительного процесса, при котором не выявлены другие, более вероятные возбудители: C. trachomatis, N. gonorrhoeae, T. vaginalis, M. genitalium.

При выявлении M. hominis и/или Ureaplasma  spp. в количестве < 104  КОЕ (ГЭ)/мл(г)  и при отсутствии клинических и/или лабораторных признаков воспалительного процесса мочеполовой системы лечение не проводится.

Показанием к проведению лечения при отсутствии клинических признаков воспалительного процесса является выявление Ureaplasma spp. и/или M. hominis у доноров спермы, лиц с диагнозом бесплодие и женщин с невынашиванием беременности и перинатальными потерями в анамнезе.

Половые партнёры лиц, инфицированных Ureaplasma spp. и/или M. hominis, подлежат лечению при наличии у них клинической симптоматики и лабораторных признаков воспалительного процесса мочеполовых органов (при исключении иной этиологии данного воспалительного процесса).

 Лечение микоплазмоза и уреаплазмоза комплексное. Включает в себя применение антибиотиков широкого спектра действия, иммуностимулирующую терапию, физиотерапию, местные процедуры и так далее. Необходимо придерживаться соответствующей диеты (исключение алкоголя, пряностей). Лечение необходимо осуществлять половым партнёрам одновременно. Особое значение имеет наблюдение за больными после завершения лечения в течение двух-трёх месяцев. Нередко врачам, чтобы добиться излечения, приходится применять несколько курсов, так как одного бывает недостаточно. Необходимо помнить, что микоплазмоз и уреаплазмоз редко существуют изолированно. Они часто сочетаются друг с другом и другими инфекциями.

     Следует внимательно следить за собой и своим здоровьем. Если вы заметили какие-то выделения, неприятные ощущения при мочеиспускании, болезненность при половом акте, нарушения месячных и кровотечения, вам обязательно следует обратиться к врачу. Главное, не попадайтесь на дешевую непроверенную рекламу.

Материал подготовил врач дерматовенеролог — уролог Иванчук А.П.

Использованная литература:
Федеральные  клинические  рекомендации по ведению  больных урогенитальными  заболеваниями, вызванными  Ureaplasma spp.,Mycoplasma hominis. 2015 г

Антибиотики для лечения респираторных инфекций, вызванных бактерией Mycoplasma pneumoniae, у детей

Вопрос обзора
Этот обзор стремился ответить на вопрос о том, эффективны ли антибиотики в лечении инфекций нижних дыхательных путей (ИНДП), вызванных бактерией Mycoplasma pneumoniae ( М. pneumoniae ) у детей.

Актуальность
M. pneumoniae является бактериальным возбудителем, часто ответственным за развитие инфекций нижних дыхательных путей (ИНДП) у детей. Инфекция может протекать по-разному, и наиболее распространенными респираторными проявлениями являются острый бронхит, пневмония или стридор [свистящее, шумное дыхание]. Заболевание, как правило, разрешается самостоятельно, симптомы могут длиться в течение нескольких недель, но иногда заболевание может привести к тяжелой пневмонии. Антибиотики часто назначают детям с ИНДП, вызванной M.pneumoniae.

Даты поиска
Мы провели поиск клинических испытаний, опубликованных по июль 2014 года.

Характеристика исследований
Рандомизированные контролируемые испытания (РКИ), сравнивающие либо два типа антибактериальной терапии, или антибиотик против плацебо, у детей с пневмонией.

Основные результаты
Мы выявили семь исследований (1912 детей). В каждом исследовании было несколько детей, у которых обнаружили M.pneumoniae, но мы не могли извлечь соответствующие данные по эффективности или неблагоприятным событиям, имеющие отношение только к детям с M.pneumoniae.

Качество доказательств
В целом, качество доказательств по каждому из главных/основных исходов было очень низким, поскольку по отношению к любым исходам данных было недостаточно. Таким образом, в настоящее время, нет достаточных доказательств, чтобы окончательно показать, что антибиотики эффективны у детей с ИНДП, вызванными M.pneumoniae ,

Детские микоплазменные инфекции: основы практики, патофизиология, эпидемиология

  • Baum SG. Знакомство с микоплазмами и уреаплазмами. Манделл Г.Л., Беннетт Дж.Е., Долин Р., ред. Принципы и практика инфекционных заболеваний Манделла, Дугласа и Беннета . Седьмое изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир Черчилль Ливингстон; 2010. 2477-81.

  • Санчес-Варгас FM, Гомес-Дуарте О.Г. Mycoplasma pneumoniae — новый внелегочный возбудитель. Clin Microbiol Infect . 2008 г., 14 февраля (2): 105–17. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Аткинсон Т.П., Балиш М.Ф., Уэйтс К.Б. Эпидемиология, клиника, патогенез и лабораторная диагностика микоплазменной пневмонии. FEMS Microbiol Rev . 2008 г. 32 ноября (6): 956-73. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Grosher M, Alexandre M, Poszepczynska-Guigne E, Revuz J, Roujeau J. Рецидивирующая мультиформная эритема в связи с рецидивирующими инфекциями Mycoplasma pneumoniae. J Am Acad Дерматол . 2007. 56:S118-9.

  • Гулерия Р., Нисар Н., Чавла ТЦ, Бисвас Н.Р. Mycoplasma pneumoniae и осложнения со стороны центральной нервной системы: обзор. J Lab Clin Med . 2005 авг. 146(2):55-63. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Манвани Н.С., Баласубраманиан С., Дханалакшми К., Сумант А. Синдром Стивенса-Джонсона в сочетании с микоплазменной пневмонией. Индийский J Педиатр . 2012 авг. 79(8):1097-9.

  • Там С.С., О’Брайен С.Дж., Родригес Л.С.Инфекции гриппа, кампилобактера и микоплазмы и госпитализация по поводу синдрома Гийена-Барре, Англия. Внезапное заражение Dis . 12 (12) декабря 2006 г.: 1880-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Нарита М. Патогенез внелегочных проявлений инфекции Mycoplasma pneumoniae с особым упором на пневмонию. J Заразить Chemother . 2010 июнь 16 (3): 162-9.

  • Банерджи Б., Петерсен К. Психоз после микоплазменной пневмонии. Мил Мед . 2009 Сентябрь 174 (9): 1001-4.

  • Шах СС. Микоплазменная пневмония. Лонг С.С., Пикеринг Л.К., Пробер К.Г. Принципы и практика детских инфекционных болезней . 4-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир Черчилль Ливингстон; 2012. 993-998.

  • Гольденберг Р.Л., Эндрюс В.В., Гепферт А.Р. и др. Исследование преждевременных родов в Алабаме: культура пуповинной крови Ureaplasma urealyticum и Mycoplasma hominis у очень недоношенных новорожденных. Am J Obstet Gynecol . 2008 янв. 198(1):43.e1-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Санчес П.Дж., Сейгель Д.Д. Генитальные микоплазмы. Макмиллан Дж. А., Фейгин Р. Д., ДеАнджелис К. Д., Джонс М. Д., ред. Педиатрия Оски: принципы и практика . 4-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт, Уильямс и Уилкинс; 2006. 539-41.

  • Андерсен Б., Соколовский И., Остергаард Л. и др. Mycoplasma genitalium: распространенность и поведенческие факторы риска среди населения в целом. Заражение сексом . июнь 2007 г. 83(3):237-41.

  • Вискарди РМ. Виды уреаплазмы: роль в неонатальной заболеваемости и исходах. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed . Январь 2014 г. 99(1):F87-92.

  • Дон М., Канчиани М., Корппи М. Внебольничная пневмония у детей: что устарело? Какие новости?. Акта Педиатр . ноябрь 2010 г. 99(11):1602-8.

  • Уэйтс К.Б., Аткинсон Т.П. Роль микоплазм при инфекциях верхних дыхательных путей. Curr Infect Dis Rep . 2009 май. 11(3):198-206.

  • Ямада М., Буллер Р., Бледсо С., Сторч Г.А. Рост показателей резистентной к макролидам Mycoplasma pneumoniae в центральной части США. Pediatr Infect Dis J . апрель 2012 г. 31(4):409-0.

  • Лю С.Л., Цао Дж.Г., Чжоу П. и др. Вспышка микоплазменной пневмонии в детском саду. Чжунхуа Ю Фан Йи Сюэ За Чжи . март 2009 г. 43(3):206-9.

  • Ньюкомб, округ Колумбия, Пиблз Р.С. мл.Насекомые и астма: разные болезни? Proc Am Thorac Soc . 1 мая 2009 г. 6(3):266-71.

  • Хассан Дж., Ирвин Ф., Дули С., Коннелл Дж. Инфекция Mycoplasma pneumoniae у детей: анализ растворимых иммунных маркеров как факторов риска астмы. Хум Иммунол . декабрь 2008 г. 69(12):851-5.

  • Пападопулос Н.Г., Христодулу И., Роде Г. и др. Вирусы и бактерии при обострениях астмы — систематический обзор GA² LEN-DARE. Аллергия . апрель 2011 г. 66(4):458-68.

  • Корппи М. Бактериальные инфекции и детская астма. Immunol Allergy Clin North Am . ноябрь 2010 г. 30(4):565-74.

  • Гилберт Т.В., Денлингер Л.С. Роль инфекции в развитии и обострении бронхиальной астмы. Expert Respir Med . февраль 2010 г. 4(1):71-83.

  • Миллер СТ. Как я лечу острый грудной синдром у детей с серповидноклеточной анемией. Кровь . Май 2011 г. 117(20):5297-305.

  • Manhart LE, Holmes KK, Hughes JP, Houston LS, Totten PA. Mycoplasma genitalium среди молодых людей в США: новая инфекция, передающаяся половым путем. Am J Общественное здравоохранение . июнь 2007 г. 97(6):1118-25.

  • Юн Ю.С., Ли К.Ю. Микоплазменная пневмония у детей. Корейский J Pediatr . февраль 2012 г. 55(2):42-7.

  • Судзуки Ю., Итагаки Т., Сето Дж., Канеко А., Абико С., Мизута К. и др.Вспышка инфекции, вызванной резистентной к макролидам Mycoplasma pneumoniae, в Ямагате, Япония, в 2009 г. Pediatr Infect Dis J . март 2013 г. 32(3):237-40.

  • Инчли К.С., Берг А.С., Вахдани Бенам А., Квиссел А.К., Лигаард Т.М., Накстад Б. Mycoplasma Pneumoniae: перекрестное популяционное сравнение тяжести заболевания у детей дошкольного и школьного возраста. Pediatr Infect Dis J . 2017 36 октября (10): 930-936. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Корппи М.Лечение бактериальных инфекций у детей с бронхиальной астмой. Expert Rev Anti Infect Ther . сентябрь 2009 г. 7(7):869-77.

  • Christie LJ, Honarmand S, Talkington DF, Gavali SS, Preas C, Pan CY. Детский энцефалит: какова роль Mycoplasma pneumoniae?. Педиатрия . 2007 авг. 120(2):305-13.

  • Cairns C, Adler K, Moss T, Crews A, Chu H, Kraft M. Mycoplasma pneumoniae увеличивает выработку муцина в дыхательных путях у астматиков. Академия скорой медицинской помощи . 2007. 14:С193.

  • Дидерен Б.М., Ван дер Валк П.Д., Клютманс Дж.А., Петерс М.Ф., Хендрикс Р. Роль атипичных респираторных патогенов в обострениях хронической обструктивной болезни легких. Евр Респир J . август 2007 г. 30(2):240-4.

  • Кенни Дженерал Электрик. Генитальные микоплазмы: виды Mycoplasma genitalium, Mycoplasma hominis и Ureaplasma. Манделл Г.Л., Беннетт Дж.Е., Долин Р., ред. Принципы и практика инфекционных заболеваний Манделла, Дугласа и Беннета .7-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир Черчилль Ливингстон; 2010. Том 2: 2491-5.

  • Росс Дж.Д., Дженсен Дж.С. Mycoplasma genitalium как инфекция, передающаяся половым путем: значение для скрининга, тестирования и лечения. Заражение сексом . август 2006 г. 82(4):269-71.

  • Kos L, Galbraith SS, Lyon VB. Язвы влагалища при острой микоплазменной инфекции. J Am Acad Дерматол . 2007. 56:S117-8.

  • Тейлор-Робинсон Д.Роль микоплазм в исходе беременности. Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol . 2007 21 июня (3): 425-38.

  • Тош А.К., Ван Дер Пол Б., Фортенберри Д.Д. и др. Mycoplasma genitalium среди женщин-подростков и их партнеров. J Adolesc Health . 2007 май. 40(5):412-7.

  • Здродовска-Стефанов Б., Клосовска В.М., Осташевска-Пухальска И., Булгак-Козиол В., Котович Б. Инфекции Mycoplasma hominis и Ureaplasma urealyticum при мужском уретрите и его осложнениях. Adv Med Sci . 2006. 51:254-7.

  • Гжеско Дж., Элиас М., Мановец М., Габрис М.С. Генитальные микоплазмы — заболеваемость и потенциальное влияние на фертильность человека. Мед Веку Розвой . 2006. 10:985-92.

  • Daxboeck F. Инфекции центральной нервной системы Mycoplasma pneumoniae. Карр Опин Нейрол . 2006. 19:374-8.

  • Хата А., Хонда Ю., Асада К., Сасаки Ю., Кенри Т., Хата Д. Менингит Mycoplasma hominis у новорожденного: история болезни и обзор. J Заразить . октябрь 2008 г. 57(4):338-43.

  • Hsieh SC, Kuo YT, Chern MS, Chen CY, Chan WP, Yu C. Микоплазменная пневмония: клинические и рентгенологические признаки у 39 детей. Pediatr Int . июнь 2007 г. 49(3):363-7.

  • Нисар Н., Гулерия Р., Кумар С. и др. Mycoplasma pneumoniae и ее роль в развитии бронхиальной астмы. Постград Мед J . 2007 фев. 83 (976): 100-4.

  • Отман Н., Исаакс Д., Дейли А.Дж., Кессон А.М.Инфекция Mycoplasma pneumoniae в клинических условиях. Pediatr Int . 2008 г. 50 октября (5): 662-6.

  • Гарсия С., Угальде Э., Монтеагудо И., Саес А., Агуэро Х., Мартинес-Мартинес Л. и др. Выделение Mycoplasma hominis у больных в критическом состоянии с легочными инфекциями: клинико-микробиологический анализ в отделении реанимации. Медицинская интенсивная терапия . 2007. 33:143-7.

  • Шалок П.С., Динулос Дж.Г., Пейс Н., Шварценбергер К., Венгер Дж.К.Многоформная эритема, вызванная инфекцией Mycoplasma pneumoniae, у двух детей. Педиатр Дерматол . ноябрь-декабрь 2006 г. 23(6):546-55.

  • Latsch K, Girschick HJ, Abele-Horn M. Синдром Стивенса-Джонсона без кожных поражений. J Med Microbiol . Декабрь 2007 г. 56 (Pt 12): 1696-9.

  • Веттер Д.А., Камиллери М.Дж. Клинические, этиологические и гистопатологические особенности синдрома Стивенса-Джонсона в течение 8 лет в клинике Майо. февраль 2010 г.; Mayo Clin Proc . февраль 2010 г. 85(2):131-8.

  • ЦКЗ. Вспышка узловатой эритемы неизвестной этиологии — Нью-Мексико, ноябрь 2007 г. — январь 2008 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2009 11 декабря. 58(48):1347-51.

  • Kano Y, Mitsuyama Y, Hirahara K, Shiohara T. Узловатая эритема, анафилактоидная пурпура и острая крапивница, вызванная инфекцией Mycoplasma pneumoniae, у 3 человек в одной семье. J Am Acad Дерматол . 2007 авг.57 (2 Дополнение): S33-5.

  • Fearon D, Hesketh EL, Mitchell AE, Grimwood K. Инфекция Mycoplasma pneumoniae, осложненная пневмомедиастинумом и тяжелым мукозитом. J Педиатр Детское здоровье . 2007 май. 43(5):403-5.

  • Ву К.С., Куо Х.К., Ю. Х.Р., Ван Л., Ян К.Д. Ассоциация острой крапивницы с инфекцией Mycoplasma pneumoniae у госпитализированных детей. Энн Аллергия Астма Иммунол . 2009 авг. 103(2):134-9.

  • Смит Л.Г.Микоплазменная пневмония и ее осложнения. Infect Dis Clin North Am . 2010 март 24 (1): 57-60.

  • Нарита М. Патогенез неврологических проявлений инфекции Mycoplasma pneumoniae. Педиатр Нейрол . 2009 сен. 41 (3): 159-66.

  • Аслан М., Касапкопур О., Ясар Х. и др. Вызывают ли инфекции ювенильный идиопатический артрит? Ревматол Инт . 2011 31 февраля (2): 215-20.

  • Адзумагава К., Камбара Ю., Мурата Т., Тамаи Х.Четыре случая артрита, связанного с инфекцией Mycoplasma pneumoniae. Pediatr Int . август 2008 г. 50 (4): 511-3.

  • Harjacek M, Ostojic J, Djakovic Rode O. Ювенильные спондилоартропатии, связанные с инфекцией Mycoplasma pneumoniae. Клин Ревматол . 2006 г. 25 июля (4): 470-5.

  • Khan FY, A Yassin M. Mycoplasma pneumoniae, связанная с тяжелой аутоиммунной гемолитической анемией: отчет о клиническом случае и обзор литературы. Braz J Infect Dis .февраль 2009 г. 13(1):77-9.

  • Гурсель О., Алтун Д., Атай А.А., Бедир О., Курекчи А.Е. Инфекция Mycoplasma pneumoniae, связанная с панцитопенией: клинический случай. J Pediatr Hematol Oncol . 2009 31 октября (10): 760-2.

  • Витмер К.М., Стинхофф А.П., Шах С.С., Раффини Л.Дж. Mycoplasma pneumoniae, инфаркт селезенки и транзиторные антифосфолипидные антитела: новая ассоциация? Педиатрия . Январь 2007 г. 119 (1): e292-5.

  • Турман К.А., Уолтер Н.Д., Шварц С.Б., Митчелл С.Л., Диллон М.Т., Боуман А.Л.Сравнение лабораторных диагностических процедур для обнаружения Mycoplasma pneumoniae при вспышках среди населения. Клин Infect Dis . 1 мая 2009 г. 48(9):1244-9.

  • Nir-Paz R, Michael-Gayego A, Ron M, Block C. Оценка восьми коммерческих тестов на антитела к Mycoplasma pneumoniae при отсутствии острой инфекции. Clin Microbiol Infect . июль 2006 г. 12(7):685-8.

  • Лю Ф.К., Чен П.Ю., Хуан Ф., Цай Ч.Р., Ли С.И., Ван Л.С.Экспресс-диагностика микоплазменной пневмонии у детей методом полимеразной цепной реакции. J Microbiol Immunol Infect . декабрь 2007 г. 40(6):507-12.

  • Ким Н.Х., Ли Дж.А., Ын Б.В., Шин С.Х., Чунг Э.Х., Пак К.В. Сравнение полимеразной цепной реакции и теста антител с непрямой агглютинацией частиц для диагностики микоплазменной пневмонии у детей во время двух вспышек. Pediatr Infect Dis J . 2007 26 октября (10): 897-903.

  • Нильссон А.С., Бьоркман П., Перссон К.Полимеразная цепная реакция превосходит серологию в диагностике острой инфекции Mycoplasma pneumoniae и выявляет высокую частоту персистирующей инфекции. ВМС Микробиол . 2008. 8:93.

  • Морозуми М., Такахаши Т., Убуката К. Устойчивая к макролидам Mycoplasma pneumoniae: характеристики изолятов и клинические аспекты внебольничной пневмонии. J Заразить Chemother . апрель 2010 г. 16(2):78-86.

  • Принципи Н., Эспозито С.Устойчивая к макролидам Mycoplasma pneumoniae: ее роль в респираторной инфекции. J Антимикроб Химический . 2013 март 68 (3): 506-11.

  • Ли Х, Аткинсон Т.П., Хагуд Дж., Макрис С., Даффи Л.Б., Уэйтс К.Б. Возникающая устойчивость к макролидам у Mycoplasma pneumoniae у детей: обнаружение и характеристика устойчивых изолятов. Pediatr Infect Dis J . август 2009 г. 28(8):693-6.

  • Чжэн С., Ли С., Селваранган Р., Цинь С., Тан Ю.В., Стайлз Дж. и др.Устойчивая к макролидам Mycoplasma pneumoniae, США 1 . Внезапное заражение Dis . 2015 авг. 21 (8): 1470-1472. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Chambert-Loir C, Ouachee M, Collins K, Evrard P, Servais L. Немедленное облегчение симптомов энцефалита Mycoplasma pneumoniae после внутривенного введения иммуноглобулина. Педиатр Нейрол . ноябрь 2009 г. 41(5):375-7.

  • Ямадзаки Т., Сасаки Т., Такахата М. Активность гареноксацина в отношении чувствительных к макролидам и устойчивых к макролидам Mycoplasma pneumoniae. Антимикробные агенты Chemother . июнь 2007 г. 51(6):2278-9.

  • Mycoplasma pneumoniae pneumoniae у детей

    Корейский J Pediatr. 2012 февраль; 55(2): 42–47.

    , MD и , MD

    You-Sook Youn

    Кафедра педиатрии, Медицинский колледж, Католический университет Кореи, Сеул, Корея.

    Kyung-Yil Lee

    Кафедра педиатрии, Медицинский колледж, Корейский католический университет, Сеул, Корея.

    Кафедра педиатрии, Медицинский колледж, Корейский католический университет, Сеул, Корея.

    Автор, ответственный за переписку. Автор, ответственный за переписку: Kyung-Yil Lee, MD. Кафедра педиатрии, Корейский католический университет, Больница Святой Марии в Тэджоне, 64 Тэхын-ро, Чон-гу, Тэджон 301-723, Корея. Тел.: +82-42-220-9541, факс: +82-42-221-2925, [email protected]

    Поступила в редакцию 15 декабря 2011 г.; Принято 11 января 2012 г.

    Copyright © 2012 Корейского педиатрического общества.org/licenses/by-nc/3.0/), который разрешает неограниченное некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

    Abstract

    Mycoplasma pneumoniae (MP), мельчайшая самовоспроизводящаяся биологическая система, является частой причиной инфекций верхних и нижних дыхательных путей, приводящих к широкому спектру легочных и внелегочных проявлений. MP-пневмония регистрируется в 10-40% случаев внебольничной пневмонии и еще выше во время эпидемий.Инфекция МП эндемична в крупных сообществах мира с циклическими эпидемиями каждые 3–7 лет. В Корее с середины 1980-х годов по настоящее время наблюдаются 3–4-летние циклы. Хотя для диагностики МП-инфекции доступны различные серологические анализы и методы полимеразной цепной реакции (ПЦР), ранняя диагностика МП-пневмонии ограничена отсутствием антител к иммуноглобулину (Ig) М и изменчивыми результатами ПЦР на ранних стадиях инфекции. инфекционное заболевание. Таким образом, краткосрочные парные серологические тесты IgM могут быть обязательными для раннего и окончательного диагноза.Инфекция МП обычно представляет собой легкое и самоограничивающееся заболевание без специфического лечения, и при необходимости макролиды обычно используются в качестве препаратов первого выбора для детей. Недавно во всем мире были зарегистрированы устойчивые к макролидам штаммы MP. Однако имеется несколько сообщений о явной неэффективности лечения, например о прогрессировании пневмонии до острого респираторного дистресс-синдрома, несмотря на лечение макролидами. Иммунопатогенез MP-пневмонии, как полагают, представляет собой гипериммунную реакцию хозяина на повреждения, вызванные MP-инфекцией, включая гиперпродукцию цитокинов и активацию иммунных клеток (Т-клеток).В этом контексте иммуномодулирующее лечение (кортикостероиды и/или внутривенные Ig) в дополнение к лечению антибиотиками может быть рассмотрено для пациентов с тяжелой инфекцией.

    Ключевые слова: Mycoplasma pneumoniae , пневмония, макролиды, лекарственная устойчивость, дети, кортикостероиды . Хотя на сегодняшний день у животных и человека обнаружено более 200 видов микоплазм, МП является наиболее признанным патогеном человека среди них.Инфекция МП характеризуется разнообразием клинических проявлений, начиная от бессимптомной инфекции и заканчивая фатальной пневмонией или внелегочными заболеваниями. МП-пневмония регистрируется в 10–40% случаев внебольничной пневмонии, и дети являются наиболее восприимчивой группой к МП-инфекции1,2). С лета 2011 г. по всей Корее распространяется новая эпидемия МП. Эта эпидемия имеет некоторые клинические и лабораторные характеристики, которые, по-видимому, отличаются от характеристик предыдущих эпидемий, хотя подтипы штаммов в этой эпидемии еще не идентифицированы.В этом обзоре мы кратко даем обзор патогенеза, эпидемиологии, клинических проявлений, диагностики и лечения инфекции МП, в том числе резистентной к макролидам МП (MRMP).

    Биологическая характеристика и иммунопатогенез

    МП является исключительно мелким прокариотом, который, как и вирусы, может проходить через фильтровальную бумагу. Из-за отсутствия клеточной стенки этот микроорганизм нечувствителен к бета-лактамным антибиотикам и не окрашивается по Граму. Кроме того, MP имеет чрезвычайно маленький геном, что делает ее прихотливо растущей бактерией, требующей присутствия множества веществ, включая нуклеотиды и стеролы, для ее репликации как внутри хозяина, так и в культуральных системах in vitro 3).MP является внеклеточным патогеном слизистых оболочек, а не внутриклеточным патогеном, как вирусы, и не оказывает цитопатического действия на другие системы культивирования клеток, за исключением респираторного реснитчатого эпителия4). Считалось, что размножающиеся агенты МП распространяются на клетки нижних дыхательных путей и вызывают пневмонию. В этом контексте выживание МП изначально зависит от цитоадгезии к респираторному эпителию хозяина. МП имеет кончик прикрепления, в котором локализован комплекс адгезивных и взаимодействующих адгезивно-акцессорных белков.После прикрепления MP может потребоваться размножение, чтобы установить инфекцию, включая колонизацию и дальнейшее воспаление других тканей5). Исследования in vitro показали, что виды микоплазм предпочтительно прикрепляются к реснитчатым респираторным эпителиальным клеткам и вызывают цитопатический эффект, вызванный перекисью водорода или другими токсинами (например, АДФ-рибозилирующим и вакуолизирующим цитотоксином), а также скользящей подвижностью6,7). С другой стороны, при быстро растущем характере МП показания возбудителей МП в патологических тканях ограничены.МП не обнаруживаются ни под, ни внутри клеток респираторного эпителия в моделях на животных, а электронное микроскопическое исследование образцов от пациентов с тяжелой МП пневмонией и анализ методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) образцов аспирата легких детей с внебольничной пневмонией также не эффективны. для поиска агентов MP8,9).

    Поскольку инфекция МП, как и другие инфекции, контролируется иммунной системой хозяина, а большинство пациентов, инфицированных МП, выздоравливают от болезни без пневмонии, возможно, что острое повреждение легких у пораженных пациентов связано с иммунодефицитом пациента. отклик.При инфекции МП врожденная и адаптивная иммунная система хозяина работают вместе против повреждений, вызванных инфекцией. Медиаторы (белки) врожденной иммунной реакции могут влиять на адаптивную иммунную реакцию. Толл-подобные рецепторы (TLR) и, возможно, внутриклеточные сенсоры в инфицированных клетках и макрофагах, которые распознают компоненты MP, индуцируют антипатогенные белки и другие белки, включая провоспалительные цитокины10,11). Эти белки могут воздействовать на клетки адаптивной иммунной системы.Сообщалось, что липопротеины, полученные из микоплазм, такие как липопептид 2, активирующий макрофаги, индуцируют цитокины и хемокины из макрофагов через TLR12,13). Эти цитокины привлекают иммунные клетки, включая Т-клетки, что приводит к дальнейшей продукции цитокинов и может быть вовлечено в воспалительные реакции на инфекцию МП.

    Многие иммунологические исследования показали, что различные цитокины, включая интерлейкин (IL)-2, IL-8 и IL-18; другие реактивные вещества; и иммунные клетки, включая антигенпрезентирующие клетки и Т-клетки, участвуют в иммунной реакции на MP14-16).Поскольку считается, что основные провоспалительные цитокины, индуцируемые МП-инфекцией, являются важными медиаторами защиты легких и повреждения легких, дисбаланс цитокинов может быть ответственным за повреждение легких при этой инфекции.

    Т-клетки могут играть решающую роль в остром повреждении легких, вызванном инфекцией MP, а также другими вирусными инфекциями, такими как инфекция, вызванная вирусом гриппа. Предыдущие отчеты об этих инфекциях показали, что у мышей с дефицитом Т-клеток или у мышей с депрессией Т-клеток и иммунодепрессантами была менее тяжелая пневмония с увеличенным временем выживания и незначительными патологическими изменениями по сравнению с контрольными мышами17-19).Кроме того, некоторые клинические характеристики МП-пневмонии также помогают предположить патогенез повреждения легких, вызванного МП. Ранее мы обнаружили, что тяжесть пневмонии коррелировала с количеством лимфоцитов при поступлении, а раннее введение иммуномодуляторов (кортикостероидов) вызывало быстрое восстановление тяжелых легочных консолидаций в течение нескольких дней20,21).

    Наконец, неизвестно, вызывает ли иммунологическое воспаление при поражениях легких весь агент МП сам по себе или другие вещества (компоненты МП или медиаторы хозяина).В этом выпуске мы вводим новую концепцию иммунопатогенеза острого повреждения легких при МП или инфекциях, вызванных вирусом гриппа, используя гипотезу, включающую «систему белкового гомеостаза» хозяина2,19). Вкратце, мы постулировали, что адаптивная иммунная система является одной из систем белкового гомеостаза in vivo . В-клетки контролируют белки, за исключением малых белков, через антитела, а Т-клетки контролируют малые белки (пептиды) посредством продукции цитокинов или посредством их воздействия на связанные с клеткой патогенные белки или через рецепторы Т-клеток.В инкубационный период МП-инфекции вещества, в том числе патогенные белки, продуцируются в очаге (возможно, вторичном иммунном органе вблизи очагов первичной инфекции). Вещества распространяются и достигают клеток легких как основных клеток-мишеней, а при внелегочных проявлениях — различных тканей через системный кровоток. Иммунные клетки начинают контролировать эти вещества, и начинают проявляться клинические симптомы и признаки. Патогенные белки связываются с клетками нижних дыхательных путей, рецепторы которых имеют к ним сродство, и этот процесс вызывает повреждение клеток и/или продукцию других белков через сигнальные пути к ядру пораженных клеток.Иммунные клетки привлекаются к очагам поражения, чтобы контролировать действие патогенных белков и белков из поврежденных клеток. Первоначально в эту реакцию вовлекаются неспецифические Т-клетки и неспецифические антитела. Во время этого процесса гиперактивированные иммунные клетки (в основном Т-клетки) продуцируют воспалительные цитокины и противовоспалительные цитокины, что приводит к дисбалансу цитокинов, связанному с дальнейшим повреждением клеток легких. После появления специфических клонов Т-клеток и специфических антител, которые эффективно контролируют патогенные белки, повреждение тканей прекращается и начинается реакция восстановления с участием иммунных клеток.

    Эпидемиология

    Инфекция МП эндемична в больших сообществах мира, но эпидемии продолжительностью от нескольких месяцев до лет периодически возникают каждые 3-7 лет. В Корее с середины 1980-х годов по настоящее время наблюдаются 3–4-летние циклы MP-пневмонии. Пик заболеваемости пневмонией в основном приходится на осенний или зимний периоды, а эпидемии длятся примерно от 12 до 18 месяцев22,23). Иногда сообщалось о локальных вспышках в местах тесного контакта, например, в школах, военных казармах и стационарных учреждениях.

    Эпидемиологические и клинические характеристики инфекции МП, такие как появление циклической эпидемии и лимфопении, аналогичны другим системным вирусным инфекциям, включая корь и грипп2). Восприимчивое население к МП, особенно молодая возрастная группа, будет увеличиваться в течение 3-4 лет межэпидемического периода, и эта возрастная группа может служить резервуаром эпидемий. Восприимчивая группа перейдет к более молодому поколению, и большая часть взрослого поколения со временем приобретет иммунитет к МП.Сероэпидемиологические исследования инфекции МП подтвердили этот вывод: серопозитивность антител иммуноглобулина (Ig) G против МП прогрессивно возрастает с возрастом24), а у лиц старше 40 лет уровень серопозитивности может достигать почти 100%. Хотя известно, что МП-пневмония преобладает у детей школьного возраста, в Корее возрастная группа от 4 до 6 лет была наиболее распространенной группой, а возраст детей, среди которых преобладала МП-инфекция, стал моложе, с низкой частотой инфекции во взрослой группе во время недавних эпидемий МП22,23).

    Точный уровень заражения населения во время эпидемии МП неизвестен. Однако серологические исследования позволяют предположить, что во время эпидемии значительная часть восприимчивого населения (>50%) может быть инфицирована, проявляя бессимптомные или легкие фенотипы, хотя доля больных МП пневмонией может быть очень низкой.

    Считается, что подтипы МП различны в каждой эпидемии, как и при сезонном (межпандемическом) гриппе, хотя исследований, посвященных генам, отличным от гена P1, немного.В предыдущем отчете было обнаружено, что в эпидемии преобладает один подтип МП P1; однако в других эпидемиях может преобладать другой подтип P125). Недавно штаммы MRMP были идентифицированы при эпидемиях в странах Дальнего Востока Азии, включая Японию, Китай, Корею и другие страны26-29). Штаммы мутировали в основном в нуклеиновых последовательностях 23S рРНК или рибосомных белках. В Корее исследовательская группа обнаружила, что во время эпидемии 2011 г. более 50% выделенных штаммов MP были штаммами MRMP30).Хотя сообщалось, что у пациентов, инфицированных MRMP, продолжительность лихорадки была увеличена по сравнению с пациентами, инфицированными чувствительными к макролидам штаммами, в нескольких случаях наблюдалась неэффективность лечения макролидами31,32). Учитывая, что MP-пневмония является иммуноопосредованным и самокупирующимся заболеванием, клинические последствия альтернативного лечения антибиотиками у пациентов со штаммами MRMP требуют дальнейшей оценки. Кроме того, Нарита недавно предложил интересный постулат о том, что штаммы MRMP могут демонстрировать менее эффективный синтез белка из-за рибосомных мутаций и что лекарственная устойчивость MP сама по себе не приводит непосредственно к клинической тяжести33).Мы обнаружили, что во время эпидемии 2011 года частота положительных результатов ПЦР была намного ниже, а первоначальная частота отрицательных результатов IgM-антител при поступлении была выше, чем во время эпидемии 2006–2007 годов (неопубликованные наблюдения).

    Клинические проявления

    Наиболее частым клиническим проявлением инфекции МП является пневмония. Также наблюдаются другие респираторные симптомы, такие как фарингит, средний отит, бронхит, синусит, круп и бронхиолит. Инкубационный период МП пневмонии составляет от 1 до 3 недель.Больные МП пневмонией проявляют острое начало лихорадки, боли в горле, недомогания и головной боли; однако насморк не является обычным, как при гриппе. Через 3–7 дней появляются конституциональные симптомы, кашель и рентгенологические признаки пневмонии. Обычно наблюдается лихорадка от 38℃ до 39,5℃. Клинические симптомы и физические признаки подозрения на пневмонию часто плохо коррелируют с рентгенологическими признаками пневмонии (ходячая пневмония). Клиническое течение у нелеченных пациентов вариабельно, но большинство симптомов разрешается в течение 2–4 недель, даже при прогрессирующей пневмонии, не отвечающей на антибиотики20).

    Рентгенологические признаки МП пневмонии плеоморфны. Обычны интерстициальные и бронхопневмонические модели, а сегментарная и/или долевая пневмония с плевральными выпотами не является редкостью. Ранее мы обнаружили, что дети старшего возраста (> 6 лет), которые имеют более зрелую иммунную систему, имели более длительную продолжительность лихорадки, более высокий уровень С-реактивного белка и более тяжелые поражения легких и более низкое количество лейкоцитов с дифференциацией лимфоцитов, чем младшая группа (< 5 лет)21).

    Инфекция MP показала связь с астмой.Инфекция может предшествовать возникновению астмы, усугублять течение астмы или играть роль в хронизации астмы у некоторых детей и взрослых1,34). Внелегочное вовлечение при инфекции МП было выявлено при неврологических, дерматологических, гематологических и других иммунологических нарушениях. Кожная сыпь является наиболее частым проявлением, а осложнения со стороны центральной нервной системы, такие как менингоэнцефалит и синдром Гийена-Барре, наблюдаются редко. МП является основной причиной детского энцефалита. Известно, что во внелегочные проявления МП35 вовлечены иммунопатогенетические механизмы.

    Диагностика

    Несмотря на то, что для диагностики МП-инфекции использовались различные серологические анализы и методы ПЦР, методы ранней диагностики МП-пневмонии ограничены из-за отсутствия IgM-антител и различной степени обнаружения продуктов ПЦР в ранние стадии инфекции1,2).

    Серологические анализы, включая анализ связывания комплемента, анализ агглютинации микрочастиц, иммуноферментный анализ и иммуноферментный анализ, требуют парных образцов сыворотки для окончательного диагноза, демонстрирующего сероконверсию или 4-кратное увеличение титра.Известно, что чувствительность серологических анализов для обнаружения антител к MP варьирует36,37). Ранее мы сообщали, что более 45% пациентов с МП-пневмонией были сероконвертерами, чьи IgM-антитела были отрицательными на ранней стадии МП-инфекции20,21). Таким образом, краткосрочные парные серологические тесты IgM могут быть обязательными для ранней и окончательной диагностики у пациентов с тяжелой пневмонией2,21).

    В последнее время для раннего выявления инфекции MP применяется ПЦР. ПЦР является привлекательным альтернативным тестом для культуры МП.Было использовано несколько генов-мишеней, включая ген P1 и ген 16S рРНК37). Результаты исследований ПЦР показали различную чувствительность и специфичность между группами детей и взрослых по сравнению с серологическими результатами38,39). На результаты ПЦР могут влиять материалы, полученные из разных отделов дыхательных путей, стадия заболевания и различные технические ошибки. В наших исследованиях уровень обнаружения ПЦР-тестов во время эпидемии с 2006 по 2007 год составлял от 12 до 30%21,40), но во время эпидемии 2011 года он был менее 5%.Неизвестно, плохо ли штаммы MRMP колонизируются в верхних дыхательных путях по сравнению с другими штаммами. Кроме того, МП может длительное время оставаться в дыхательных путях бессимптомно, особенно у детей младшего возраста после первичного инфицирования41). Таким образом, одного ПЦР-исследования недостаточно для окончательного диагноза инфекции МП. Использование комбинации серологических анализов и ПЦР может быть идеальным методом диагностики инфекции МП.

    Лечение

    МП инфекция обычно протекает в легкой форме и проходит самостоятельно, не требуя специального лечения.Поскольку МП не имеет клеточной стенки, для лечения МП пневмонии используются антибиотики, такие как макролиды, тетрациклины и хинолоны. Для детей используются только макролиды (эритромицин, кларитромицин, рокситромицин и азитромицин) из-за потенциальных побочных эффектов альтернативных препаратов (тетрациклин и фторхинолоны). Хотя в более ранних исследованиях сообщалось, что антибиотикотерапия у молодых взрослых пациентов вызывала более быстрое разрешение лихорадки и кашля52,43, эта терапия не могла предотвратить прогрессирование тяжелой пневмонии у некоторых пациентов, а также связанные с ней внелегочные заболевания.Пациенты, инфицированные штаммами MRMP, имеют длительную лихорадку; однако в целом прогрессирования заболевания при лечении макролидами не наблюдалось31,32). Эти данные свидетельствуют о том, что при инфекции МП вещества, вызывающие лихорадку, и вещества, вызывающие пневмонию, могут отличаться in vivo . Более того, эффекты лечения антибиотиками МП пневмонии у детей до сих пор остаются спорными44).

    Некоторые исследователи сообщают, что смена антибиотиков показала хорошие результаты у пациентов, инфицированных MRMP45,46).Однако другие сообщают, что у пациентов, получавших правильное лечение антибиотиками, наблюдалась прогрессирующая пневмония47,48). Многие исследователи сообщают об эффективности дополнительных кортикостероидов у детей и взрослых, которые не реагировали на антибиотики и у которых наблюдалось прогрессирование заболевания, в том числе с MRMP, особенно у пациентов с тяжелой MP пневмонией20,47-51). Кроме того, в экспериментальных исследованиях также сообщалось о благотворном влиянии кортикостероидов на инфекции MP52,53). Ранее мы сообщали, что использование иммуномодуляторов (преднизолона) у пациентов с невосприимчивой к антибиотикам МП пневмонией было эффективным для улучшения клинических и рентгенологических результатов20,21).Во время этой эпидемии 2011 г. мы использовали преднизолон (1 мг/кг) на ранней стадии вместе с макролидом (хларитромицином) или/и немакролидным антибиотиком (амоксициллин/клавуланат или цефуроксим) у пациентов с МП пневмонией, у которых сохранялась лихорадка в течение >48 часов после допуск. У большинства пациентов лихорадка снижалась без прогрессирования заболевания в течение 24–48 часов, даже у тех, кто получал только немакролидный антибиотик. Небольшая группа пациентов, не ответивших на эту терапию, получала метилпреднизон внутривенно (10 мг/кг в течение 2–3 дней, постепенное снижение дозы в течение недели) или внутривенно Ig (1 г/кг/день, 1–2 дозы), и все состояние пациентов улучшилось клинически и рентгенологически в течение нескольких дней без побочных эффектов (неопубликованное наблюдение).Эти данные могут еще раз подтвердить представление об иммуноопосредованном патогенезе пневмонии при МП-инфекции2). Тем не менее необходимы дальнейшие контролируемые клинические исследования кортикостероидов и антибиотиков-кандидатов (хинолонов и тетрациклинов) у детей с MRMP-инфекцией.

    Ссылки

    1. Аткинсон Т.П., Балиш М.Ф., Уэйтс К.Б. Эпидемиология, клиника, патогенез и лабораторная диагностика микоплазменной пневмонии. FEMS Microbiol Rev. 2008; 32:956–973.[PubMed] [Google Scholar]2. Ли КЙ. Детские респираторные инфекции Mycoplasma pneumoniae. Expert Rev Anti Infect Ther. 2008; 6: 509–521. [PubMed] [Google Scholar]4. Денни Ф.В., Клайд В.А., младший, Глезен В.П. Заболевание Mycoplasma pneumoniae: клинический спектр, патофизиология, эпидемиология и контроль. J заразить дис. 1971; 123: 74–92. [PubMed] [Google Scholar]5. Shimizu T, Kida Y, Kuwano K. Цитоадгезивно-зависимая индукция воспалительных реакций Mycoplasma pneumoniae. Иммунология. 2011; 133:51–61. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]6.Techasaensiri C, Tagliabue C, Cagle M, Iranpour P, Katz K, Kannan TR, et al. Различия в колонизации, АДФ-рибозилировании и вакуолизирующем цитотоксине, а также тяжести заболевания легких среди штаммов микоплазмы пневмонии. Am J Respir Crit Care Med. 2010; 182:797–804. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]7. Чанг Х.И., Джордан Дж.Л., Краузе Д.К. Анализ домена белка Р30 в цитоадгезивной и скользящей подвижности Mycoplasma pneumoniae. J Бактериол. 2011;193:1726–1733. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]8.Роллинз С., Колби Т., Клейтон Ф. Открытая биопсия легкого при пневмонии, вызванной Mycoplasma pneumoniae. Arch Pathol Lab Med. 1986; 110:34–41. [PubMed] [Google Scholar]9. Вуори-Холопайнен Э., Сало Э., Саксен Х., Хедман К., Хююпия Т., Лахденпера Р. и др. Этиологическая диагностика детской пневмонии с использованием трансторакальной игольной аспирации и современных микробиологических методов. Клин Инфекция Дис. 2002; 34: 583–590. [PubMed] [Google Scholar] 11. Кумар Х., Каваи Т., Акира С. Распознавание патогенов врожденной иммунной системой. Int Rev Immunol.2011;30:16–34. [PubMed] [Google Scholar] 12. Mühlradt PF, Kiess M, Meyer H, Süssmuth R, Jung G. Выделение, выяснение структуры и синтез липопептида, стимулирующего макрофаги, из Mycoplasma fermentans, действующего при пикомолярной концентрации. J Эксперт Мед. 1997; 185:1951–1958. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]14. Нарита М., Танака Х., Ямада С., Абэ С., Арига Т., Сакияма Ю. Значительная роль интерлейкина-8 в патогенезе легочных заболеваний, вызванных инфекцией Mycoplasma pneumoniae. Клин Диагн Лаб Иммунол.2001; 8: 1028–1030. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]15. Харди Р.Д., Джафри Х.С., Олсен К., Вордеманн М., Хэтфилд Дж., Роджерс Б.Б. и др. Повышенные уровни цитокинов и хемокинов и длительное сопротивление легочному воздушному потоку в мышиной модели пневмонии Mycoplasma pneumoniae: микробиологический, гистологический, иммунологический и респираторный плетизмографический профиль. Заразить иммун. 2001; 69: 3869–3876. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]16. Yang J, Hooper WC, Phillips DJ, Talkington DF. Цитокины при инфекциях Mycoplasma pneumoniae.Цитокиновый фактор роста, ред. 2004; 15:157–168. [PubMed] [Google Scholar] 17. Денни Ф.В., Тейлор-Робинсон Д., Эллисон А.С. Роль тимусзависимого иммунитета при инфицировании мышей Mycoplasma pulmonis. J Med Microbiol. 1972; 5: 327–336. [PubMed] [Google Scholar] 18. Танака Х., Хонма С., Абэ С., Тамура Х. Влияние интерлейкина-2 и циклоспорина А на патологические особенности микоплазменной пневмонии. Am J Respir Crit Care Med. 1996; 154 (6 ч. 1): 1908–1912. [PubMed] [Google Scholar] 19. Ли К.И., Рим Д.В., Канг Д.Х. Гиперактивные иммунные клетки (Т-клетки) могут быть ответственны за острое повреждение легких при инфекциях, вызванных вирусом гриппа: в тяжелых случаях требуется раннее введение иммуномодуляторов.Мед Гипотезы. 2011;76:64–69. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]20. Ли К.И., Ли Х.С., Хонг Дж.Х., Ли М.Х., Ли Дж.С., Бургнер Д. и др. Роль лечения преднизолоном при тяжелой микоплазменной пневмонии у детей. Педиатр Пульмонол. 2006; 41: 263–268. [PubMed] [Google Scholar] 21. Юн Й.С., Ли К.И., Хван Дж.И., Рим Дж.В., Кан Дж.Х., Ли Дж.С. и др. Различие клинических признаков микоплазменной пневмонии у детей. БМС Педиатр. 2010;10:48. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]22.Kim JW, Seo HK, Yoo EG, Park SJ, Yoon SH, Jung HY и др. Mycoplasma pneumoniae pneumoniae у корейских детей с 1979 по 2006 год — метаанализ. Корейский J Педиатр. 2009;52:315–323. [Google Академия] 23. Ли С.Х., Но С.М., Ли К.И., Ли Х.С., Хонг Д.Х., Ли М.Х. и др. Клинико-эпидемиологическое исследование пневмонии, вызванной Mycoplasma pneumoniae (1993–2003 гг.) Korean J Pediatr. 2005; 48: 154–157. [Google Академия] 24. Бруннер Х., Прескотт Б., Гринберг Х., Джеймс В.Д., Хорсвуд Р.Л., Чанок Р.М. Неожиданно высокая частота антител к Mycoplasma pneumoniae в сыворотке крови человека, измеренная с помощью чувствительных методов.J заразить дис. 1977; 135: 524–530. [PubMed] [Google Scholar] 25. Сасаки Т., Кенри Т., Окадзаки Н., Исеки М., Ямасита Р., Шинтани М. и др. Эпидемиологическое исследование инфекций Mycoplasma pneumoniae в Японии на основе полиморфизма длины ПЦР-рестрикционных фрагментов гена цитадгезина P1. Дж. Клин Микробиол. 1996; 34: 447–449. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]26. Morozumi M, Takahashi T, Ubukata K. Устойчивая к макролидам Mycoplasma pneumoniae: характеристики изолятов и клинические аспекты внебольничной пневмонии.J заразить Chemother. 2010; 16:78–86. [PubMed] [Google Scholar] 27. Liu Y, Ye X, Zhang H, Xu X, Li W, Zhu D и др. Характеристика устойчивости к макролидам Mycoplasma pneumoniae, выделенной от детей в Шанхае, Китай. Диагностика Microbiol Infect Dis. 2010;67:355–358. [PubMed] [Google Scholar] 28. Думке Р., фон Баум Х., Люк П.С., Якобс Э. Возникновение устойчивых к макролидам штаммов Mycoplasma pneumoniae в Германии. Клин Микробиол Инфект. 2010;16:613–616. [PubMed] [Google Scholar] 29. О CE, Choi EH, Lee HJ.Выявление генетических мутаций, связанных с устойчивостью Mycoplasma pneumoniae к макролидам. Корейский J Педиатр. 2010;53:178–183. [Google Академия] 30. Хонг К.Б., Ли С.И., Чой Э.Х., Ли Дж., Ан Ю.М., Ли Х.Дж. Распространенность генетических мутаций, связанных с устойчивостью Mycoplasma pneumoniae к макролидам в Корее; Программа и тезисы осеннего собрания Корейского общества детских инфекционных заболеваний 2011 г.; 2011 12 ноября; Сеул: Корейское общество детских инфекционных заболеваний; 2011. 7 стр. [Google Scholar]31.Судзуки С., Ямадзаки Т., Нарита М., Окадзаки Н., Судзуки И., Андох Т. и др. Клиническая оценка устойчивости к макролидам Mycoplasma pneumoniae. Противомикробные агенты Chemother. 2006; 50: 709–712. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]32. Мацубара К., Морозуми М., Окада Т., Мацусима Т., Комияма О., Сёдзи М. и др. Сравнительное клиническое исследование чувствительных к макролидам и резистентных к макролидам инфекций Mycoplasma pneumoniae у педиатрических пациентов. J заразить Chemother. 2009; 15: 380–383. [PubMed] [Google Scholar] 33.Нарита М. Два неожиданных явления в инфекции Mycoplasma pneumoniae, устойчивой к макролидам, в Японии и уникальные биологические характеристики Mycoplasma pneumoniae. J заразить Chemother. 2011; 17: 735–736. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]34. Сазерленд Э.Р., Мартин Р.Дж. Бронхиальная астма и атипичная бактериальная инфекция. Грудь. 2007; 132:1962–1966. [PubMed] [Google Scholar] 35. Нарита М. Патогенез внелегочных проявлений инфекции Mycoplasma pneumoniae с особым упором на пневмонию.J заразить Chemother. 2010;16:162–169. [PubMed] [Google Scholar] 36. Beersma MF, Dirven K, van Dam AP, Templeton KE, Claas EC, Goossens H. Оценка 12 коммерческих тестов и теста фиксации комплемента для Mycoplasma pneumoniae, специфичного для иммуноглобулина G (IgG) и антител IgM, с использованием ПЦР в качестве «золотого» стандарт». Дж. Клин Микробиол. 2005;43:2277–2285. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37. Loens K, Goossens H, Ieven M. Острая респираторная инфекция, вызванная Mycoplasma pneumoniae: текущее состояние методов диагностики.Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2010;29:1055–1069. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]38. Мартинес М.А., Руис М., Зунино Э., Лучсингер В., Авенданьо Л.Ф. Выявление Mycoplasma pneumoniae при внебольничной пневмонии у взрослых с помощью ПЦР и серологии. J Med Microbiol. 2008; 57 (часть 12): 1491–1495. [PubMed] [Google Scholar] 39. Zhang L, Zong ZY, Liu YB, Ye H, Lv XJ. ПЦР в сравнении с серологией для диагностики инфекции Mycoplasma pneumoniae: систематический обзор и метаанализ. Индийская J Med Res. 2011; 134: 270–280.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]40. Юн Й.С., Ли К.И., Хван Дж.И., Йим Дж.В., Кан Дж.Х., Ли Дж.С. Сравнение методов диагностики и изменений подклассов IgG у детей с микоплазменной пневмонией. Pediatr Allergy Respir Dis. 2009; 19: 137–145. [Google Академия] 41. Dorigo-Zetsma JW, Wilbrink B, van der Nat H, Bartelds AI, Heijnen ML, Dankert J. Результаты молекулярного выявления Mycoplasma pneumoniae среди больных острой респираторной инфекцией и в их бытовых контактах выявляют детей как резервуары человека.J заразить дис. 2001; 183: 675–678. [PubMed] [Google Scholar]42. Shames JM, George RB, Holliday WB, Rasch JR, Mogabgab WJ. Сравнение антибиотиков при лечении микоплазменной пневмонии. Arch Intern Med. 1970; 125: 680–684. [PubMed] [Google Scholar]43. McCracken GH., Jr Текущее состояние лечения антибиотиками инфекций Mycoplasma pneumoniae. Педиатр Infect Dis. 1986; 5: 167–171. [PubMed] [Google Scholar]44. Малхолланд С., Гавранич Д.Б., Чанг А.Б. Антибиотики при внебольничных инфекциях нижних дыхательных путей, вторичных по отношению к Mycoplasma pneumoniae, у детей.Cochrane Database Syst Rev. 2010;(7):CD004875. [PubMed] [Google Scholar]45. Мияшита Н., Маруяма Т., Кобаяши Т., Кобаяши Х., Тагучи О., Каваи Ю. и др. Внебольничная резистентная к макролидам пневмония Mycoplasma pneumoniae у пациентов старше 18 лет. J заразить Chemother. 2011;17:114–118. [PubMed] [Google Scholar]46. Авербух Д., Идальго-Грасс С., Мозес А.Е., Энгельхард Д., Нир-Пас Р. Устойчивость к макролидам у Mycoplasma pneumoniae, Израиль, 2010. Emerg Infect Dis. 2011;17:1079–1082. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]47.Косуги Ю., Кацура Х. Случай молниеносной пневмонии, вызванной Mycoplasma pneumoniae, несмотря на адекватное лечение антибиотиками. Нихон Кокюки Гаккай Дзаси. 2009; 47: 471–475. [PubMed] [Google Scholar]48. Kim DH, Lee KY, Kim MS, Youn YS, Hwang JY, Rhim JW и др. Лечение кортикостероидами братьев и сестер с тяжелой пневмонией, вызванной Mycoplasma pneumoniae. Заразить Чематер. 2009;41:190–195. [Google Академия] 49. Тамура А., Мацубара К., Танака Т., Нигами Х., Юра К., Фукая Т. Импульсная терапия метилпреднизолоном при рефрактерной пневмонии, вызванной Mycoplasma pneumoniae, у детей.J заразить. 2008; 57: 223–228. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]50. Мияшита Н., Обасе Ю., Оучи К., Кавасаки К., Каваи Ю., Кобаши Ю. и др. Клинические особенности тяжелой микоплазменной пневмонии у взрослых, госпитализированных в отделение интенсивной терапии. J Med Microbiol. 2007; 56 (часть 12): 1625–1629. [PubMed] [Google Scholar]51. Лу А., Ван Л., Чжан С., Чжан М. Комбинированное лечение рефрактерной к Mycoplasma pneumoniae пневмонии у детей ципрофлоксацином и глюкокортикоидом. Педиатр Пульмонол. 2011;46:1093–1097.[PubMed] [Google Scholar]52. Tagliabue C, Salvatore CM, Techasaensiri C, Mejias A, Torres JP, Katz K, et al. Влияние стероидов на фоне терапии макролидами на экспериментальную респираторную инфекцию Mycoplasma pneumoniae. J заразить дис. 2008; 198:1180–1188. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]53. Хирао С., Вада Х., Накагаки К., Сарая Т., Кураи Д., Микура С. и др. Воспаление, вызванное экстрактом Mycoplasma pneumoniae: последствия комбинированного лечения кларитромицином и дексаметазоном.FEMS Immunol Med Microbiol. 2011;62:182–189. [PubMed] [Google Scholar]

    Клинические проявления у младенцев и детей с инфекцией Mycoplasma pneumoniae

    PLoS One. 2018; 13(4): e0195288.

    , Курирование данных, Формальный анализ, Исследование, Написание – первоначальный проект, 1, * , Исследование, Методология, Проверка, Написание – обзор и редактирование, 2 , Концептуализация, Методология, Надзор, Написание – обзор и редактирование , 2 и , Концептуализация, Методология, Управление проектом, Надзор, Написание – проверка и редактирование 1

    Миа Йоханна Сёндергаард

    1 Отделение педиатрии, больница Nordsjællands, Hillerød, Дания

    Martin Barfred Friis

    2 Отделение клинической микробиологии, больница Херлев, Херлев, Дания

    Dennis Schrøder Hansen

    2 Отделение клинической микробиологии, больница Херлев, Херлев, Дания

    Inger Merete Jørgensen

    1 Отделение педиатрии, больница Nordsjællands, Hillerød, Дания

    Oliver Schildgen, редактор

    1 Отделение педиатрии, больница Нордселландс, Хиллерёд, Дания

    2 Отделение клинической микробиологии, больница Херлев, Херлев, Дания

    Kliniken der Stadt Köln gGmbH, ГЕРМАНИЯ

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Поступила в редакцию 21.10.2016 г.; Принято 14 февраля 2018 г.

    Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.Эта статья была процитирована. по другим статьям в PMC.

    Abstract

    История вопроса

    Mycoplasma pneumoniae является частой причиной внебольничной пневмонии у детей старшего возраста.Легочные и внелегочные симптомы, связанные с М . Зарегистрировано пневмонии инфекций. М . pneumoniae носит в основном эпидемический характер в Дании с рецидивами каждые 4-7 -го года.

    Цели

    Ретроспективно описать эпидемиологию и клинические особенности у младенцев и детей в течение M . pneumoniae эпидемия в 2010 и 2011 гг.Включено pneumoniae за период 01.02.2010–31.01.2012. Медицинские карты, а также рентгенологические данные были рассмотрены для всех детей с М . пневмонии . Для части когорты был проведен ретроспективный анализ вирусных коинфекций.

    Результаты

    134 из 746 детей дали положительный результат на М . pneumoniae с помощью ПЦР или серологии. Положительные тесты были обнаружены у 65% детей 7 лет и старше, у 30% детей 2-6 лет и у 4% детей грудного возраста (до двух лет).Вирусная коинфекция была обнаружена в 27% протестированных образцов. Клиническими проявлениями были кашель, астматические симптомы и субфебрильная температура. Внелегочные симптомы были частыми и проявлялись тошнотой/рвотой у 33% детей и кожными проявлениями у 25%. 84% детей сделали рентген грудной клетки, и у 94% из них были положительные результаты рентгенологического исследования.

    Заключение

    М . pneumoniae также поражала младенцев и детей младшего возраста, и симптомы были похожи на инфекции респираторными вирусами, но также наблюдались тяжелые ИНДП.Во время надвигающейся эпидемии оценка внелегочных проявлений может быть полезной при диагностике M . пневмонии инфекций.

    Введение

    Mycoplasma pneumoniae ( M . pneumoniae ) является важной причиной инфекций дыхательных путей, особенно у детей и молодых людей, и, по оценкам, на нее приходится до 30–40% внебольничных инфекций. пневмонии (ВП) [1–4]. Легочные проявления обычно представляют собой трахеобронхит и пневмонию, сопровождающиеся кашлем, а также хрипами.Маленькие дети считаются менее восприимчивыми к M . pneumoniae у детей школьного возраста [5,6]. В Дании M . pneumoniae носит преимущественно эпидемический характер с частотой рецидивов каждые 4-7 лет [7].

    Дания столкнулась с M . Эпидемия pneumoniae с пиком осенью 2010 г. и снова осенью 2011 г. Statens Serum Institut (SSI), отвечающий за национальную систему эпиднадзора в Дании, описал ее как две волны одной и той же эпидемии [7].

    Осознание того, что дети дошкольного возраста и даже младенцы могут быть восприимчивы и иметь клинические симптомы от M . Инфекция pneumoniae развилась в последние годы и была зарегистрирована в исследованиях, проведенных в Европе и Австралии [8–14]. С клинической точки зрения важно установить, является ли M . pneumoniae играет важную дифференциальную роль в инфекциях нижних дыхательных путей и астмоподобных обострениях у детей раннего возраста и младенцев.В последние годы актуален вопрос о коинфекциях и бессимптомном носительстве M . pneumoniae и, следовательно, гипердиагностика M . pneumoniae с помощью ПЦР обсуждался [15].

    Целью данного исследования было описание и характеристика M . эпидемии pneumoniae в условиях стационара, а также для оценки возможных возрастных клинических признаков у младенцев, детей младшего возраста и детей старшего возраста, госпитализированных с диагнозом M . пневмония инфекция. Исследование было начато, так как мы испытали сдвиг в клинической картине нашего M . пневмонии больных во время эпидемии. Литература в этой области обширна и содержит различные мнения, как уже упоминалось, о патогенности бактерий и показаниях к лечению, а также о значении инфекций у детей дошкольного возраста. Наш отчет — еще один кирпичик в понимании этого патогена.

    Материалы и методы

    Мы разработали ретроспективный анализ всех детей в возрасте до 16 лет, поступивших в педиатрическое отделение больницы Нордселландс, Хиллерёд, Дания, которые были исследованы на М . pneumoniae либо с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР), либо с помощью серологии (тест на антитела M . pneumoniae и тест холодовой агглютинации). Период исследования: с 01.02.2010 по 31.01.2012. Мы собрали результаты ПЦР и результаты образцов крови как в нашей местной микробиологической лаборатории (ПЦР), так и в SSI (ПЦР и серология). Данные были сопоставлены по номеру социального страхования, чтобы избежать двойной выборки. ПЦР проводили на мазках из ротоглотки, которые хранили и транспортировали в лабораторию в охлажденном виде.Диагностика М . pneumoniae был основан на коммерчески доступном наборе для ПЦР в реальном времени (RT-PCR) (Minerva Biolabs Venor R Mp Mycoplasma pneumoniae -Diagnostic Kit for qPCR type I), нацеленном на ген цитоадгезии P1. ПЦР представлял собой мультиплексный анализ, также нацеленный на Chlamydophila pneumoniae/psittaci . Анализ проводили в соответствии с описанием производителя. Короче говоря, 10 мкл образца добавляли к 14,4 мкл мастермикса, содержащего 14 мкл буфера, 0.2 мкл Taq-полимеразы и 0,2 мкл урацил-N-гликозилазы. ОТ-ПЦР проводили при следующих условиях на машине Stratagene Mx 3005P RT-PCR: 10 мин при 95°C, затем 45 циклов по 30 с при 95°C, 30 с при 55°C и 30 с при 60°C. . М . В фильтре FAM было обнаружено pneumoniae .

    Серологические тесты были выполнены внешним коммерческим поставщиком (SSI) и основаны на M . pneumoniae специфические антитела IgM (MPT) вместе с холодовыми агглютининами (KAT).Титр как МФТ, так и КАТ выше или равный 64 считался положительным тестом. Поскольку титры КАТ падают быстрее после перенесенной инфекции, ее использовали для повышения вероятности продолжающейся инфекции. Подсчитано, что 95% лиц моложе 20 лет имеют положительные титры КАТ в ответ на введение М . Инфекция pneumoniae (тест-информация об ИОХВ).

    Дети с двумя или более положительными ПЦР-тестами в течение трех месяцев рассматривались как один и тот же инфекционный эпизод и включались только один раз.

    Детей направили врачи общей практики или отделение неотложной помощи больницы. Дежурный врач заказал М . pneumoniae отбор образцов в соответствии с клинической оценкой.

    Были собраны демографические и клинические данные о 134 детях с положительным тестом на M . pneumoniae , по данным медицинской карты. Карты 612 детей с отрицательными тестами не проверены. Медицинский анамнез систематически анализировался с использованием компьютеризированных медицинских карт, радиологических отчетов и лабораторных отчетов.Анализируемые характеристики включали демографические данные (возраст, пол, история болезни до поступления), клиническую картину (легочные и внелегочные симптомы, клиническое обследование, частота дыхания, аускультация, температура, сатурация кислорода), рентгенологические данные, биохимию (С-реактивный белок ( СРБ), количество лейкоцитов при поступлении) сопутствующие инфекции, осложнения и медикаментозное лечение. Для анализа данных дети были разделены на возрастные группы: до двух лет (в тексте — младенцы), 2–6 лет и 7–15 лет (дети школьного возраста).

    Для дальнейшего ответа на вопрос о вирусных коинфекциях, апостериорный анализ исходного замороженного образца ротоглоточного мазка из 49 из M . pneumoniae положительных когорт были протестированы с помощью ПЦР с использованием имеющегося в продаже набора (линейка Biomerieux Respiratory MWS R-Gene) на широкий спектр респираторных вирусов (включая респираторно-синцитиальный вирус (RSV), грипп A и B, метапневмовирус человека, риновирус , вирус парагриппа, коронавирус, бокавирус и аденовирус).Короче говоря, ПЦР проводили в четырех двойных комплексах; 10 мкл образца добавляли к 15 мкл мастер-микса, содержащего буфер, обратную транскриптазу и смесь праймер/зонд. ОТ-ПЦР проводили при следующих условиях на приборе Stratagene Mx 3005P для ОТ-ПЦР: 5 мин при 50°С, 15 мин при 95°С, затем 45 циклов по 10 с при 95°С, 40 с при 60°С. °С и 25 сек при 72°С. Цели Al были обнаружены либо в фильтре FAM, либо в фильтре HEX.

    Положительные образцы после более чем 35 Ct-циклов были повторно оценены для подтверждения действительно положительного результата.

    Комитет по этике региона Ховедстаден (номер протокола: H-2-2012-132), а также Датское агентство по защите данных одобрили исследование. Это одобрение включало согласие на просмотр медицинских записей без информированного согласия пациентов.

    Статистический анализ выполнен в STATA 10.0, программных пакетах SPSS версии 22 и Microsoft Excell. Chi 2 -критерий, точный критерий Фишера или Z-критерий использовали для анализа категорийных данных и двухвыборочный Т-критерий для числовых данных.Значение p <0,05 считалось значимым.

    Результаты

    Эпидемиологические данные

    Из 885 пациентов протестированы на М . pneumoniae за период исследования, 139 были исключены из-за возраста (старше 15 лет), двойного отбора проб или повторных проб в течение трех месяцев. Всего в исследование было включено 746 детей с инфекцией дыхательных путей (ИРТ), у 134 из которых был положительный тест на M . пневмонии . Из 740 М . pneumoniae Включено анализов ПЦР, 132 из которых были положительными, а из 20 серологических тестов 3 были положительными. Четырнадцать детей были протестированы как с помощью ПЦР в реальном времени, так и с помощью серологии.

    показывает количество детей, протестированных на М . pneumoniae и число положительных случаев по месяцам. Эпидемия достигла пика в октябре 2010 г. и снова в октябре-декабре 2011 г. Численность М . pneumoniae положительных случаев составило 50 (из 386) в первый эпидемический сезон и 84 (из 360) во второй период эпидемии, при значительно более высоком показателе (0,13 против 0,23) положительных случаев в более позднем (р = 0,0002, хи 2 — тест).В целом у 18% детей, протестированных на M. pneumonia, был положительный образец.

    Количество положительных и отрицательных M . пневмонии тестов по годам и месяцам.

    Высшая скорость M . pneumoniae положительных образцов было выявлено у детей школьного возраста (65%), но особенно у детей дошкольного возраста (30%), и даже у шести детей в возрасте до двух лет (4%) было выявлено M . пневмонии положительных тестов.

    Клиническая картина, рентгенологические данные и лабораторные исследования

    Характеристики пациентов, стратифицированные по возрастным группам, представлены в .

    Таблица 1

    Симптомы, внелегочные симптомы, объективные признаки, биохимические и рентгенологические данные у детей с Mycoplasma pneumoniae.

    90 843 9 0871 33 0 9 9 9 9
    <2 Y 2-6 Y 7-15 Y 7-15 Y Всего <2 Y 2-6 Y 7-15 Y Всего
    Объективные признаки:
    Количество детей 6 40 88 134 Тахипноэ, ( %) W 0 52 57 57 52 52 52
    мужчины (%) 67 60846 53 53 56 температура ° C (Median [IQR]) 38.5 [37.4: 39.4] 37.8 [37.3: 38.5] 37.9 [37.5: 38.8] 37.9 [37.4: 38.8]
    Симптоматические дни до приема (среднее) * 4 12 10 10 10 10 auscultation-hheezing (%) 3 24 23 24 24
    дней приема (среднее) ** 2 1,8 2,3 2,2 2,2 2,2 Auscultation-Trackles / Снижение звуки дыхания (%) 47 47 47 57 56
    симптомы: Лабораторные испытания: Y
    Chough (%) 100 100 99 99 99 1 99 CRP, MG / L (Median [IQR]) 33 [тоже несколько] 28.5 [17.5: 40.3] 25 [16.5: 32.5] 28 [16.3: 39.3]
    хрипы (%) 50 17 16 17 Количество лейкоцитов (Median [IQR ]) 17.0 [Слишком мало] 8.1 [5.8: 11.9] 10.3 [8.3: 12.7] 9.3 [6.2: 12.2]
    Rhinorrhoea (%) 40 11 15 Количество нейтрофилов (медиана [IQR]) 9,6 [слишком мало] 5.3 [3.9: 9.3] 6.6 [5.1: 8.3] 5.8 [4.0: 8.9]
    Боль в горле (%) 0 18 26 22 Количество лимфоцитов (Median [ IQR]) 5.2 [Слишком мало] 1.5 [1.1: 1.8] 2.2 [1.7: 2.9] 1.7 [1.3: 2.5]
    симптомы крупных кругов (%) 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 5 3
    внелегочного симптомы: Рентгенологически: Z
    Лихорадка ≥ 38 ° C (%) 83 94 94 9 91 91 91 91 91 91 91 HiLar Adenopathy (исключительно) (%) 13 13 5 8
    Кожный манифель (ALL) Х (%) 18 18 24 23 23 INFiltration Lobar (%) 81 81 82 80846
    Urticarial Rash (%) 17 0 13 9 9 9
    0 16 19 18 18
    Стивен Джонсон Синдром (NO) 0 0 2 2 (%) 0 9 9 9 9 9 9 9 9
    Тошнота и / или рвота (%) 33 33 30 3 9 Empeema (NO) 0 0 1 1

    Дети в возрасте до двух лет были госпитализированы значительно раньше после появления симптомов, чем дети старшего возраста (p = 0.01, двухвыборочный t-критерий). 61% детей были выписаны из стационара в день поступления.

    Наиболее частым респираторным проявлением был кашель (100%) вместе с возрастной степенью хрипов (). При поступлении в стационар у 92% младенцев и детей был диагностирован эпизод неприятных симптомов со стороны легких продолжительностью не менее трех дней. Значительно больше детей младшего возраста (до трех лет) имели объективные хрипы и кашель (астмоподобные симптомы), чем дети старшего возраста (p = 0.01, Z-критерий). Предшествующее и клинически значимое хроническое заболевание диагностировано у 10% детей. Из них 4/13 (31%) имели ранее диагностированную и текущую астму, а также имели тяжелые обострения в течение М . пневмония инфекция.

    Большинству пациентов (84%) была сделана рентгенограмма грудной клетки, и у 96% из них рентгенологические результаты были положительными (). Среди детей грудного и раннего возраста чаще встречалась эксклюзивная внутригрудная лимфаденопатия, в то время как у детей более старшего возраста обычно выявлялась значительная периферическая инфильтрация на рентгенограмме органов грудной клетки (10).Дети с ателектазом имели значительно большую продолжительность пребывания в стационаре; более трех дней (35% против 25%; p = 0,05). Частота легочных осложнений была одинаковой для детей с СРБ выше 50 мг/л (POCT (тестирование в месте оказания медицинской помощи), часть определения тяжелой пневмонии у взрослых) и ниже 50 мг/л (18% против 19%, p > 0,05). В возрастной группе до двух лет не было зарегистрировано легочных осложнений. Количество тяжелых проявлений пневмонии было одинаковым в возрастных группах; 2–6 лет и 7–15 лет (таблица).В целом 20% детей имели повышенный уровень СРБ более 50 мг/л, и все они были старше трех лет.

    Лечение антибиотиками получили 120 детей. Большинство пациентов лечились кларитромицином в соответствии с местными рекомендациями. 64 пациента, или 46%, лечились по подозрению. Из них 53% получали другие антибиотики (бета-лактам) до М . пневмония тестирование. Лечение было начато 56 больным (42%) после получения положительного результата теста.Только шесть детей лечили макролидными антибиотиками дважды из-за подозрения на рецидив или неэффективность лечения. Один образец был протестирован на устойчивость к макролидам и показал отрицательный результат.

    Наиболее частым внелегочным проявлением была тошнота с рвотой или без нее, о которой сообщала треть всех детей. У 23% всех детей была сыпь в той или иной форме, а у 9% была крапивница. У детей раннего возраста кожные проявления были в 33% случаев. У двух детей развился синдром Стивена Джонсона (ССД) с симптомами поражения слизистых оболочек, возникшими до или одновременно с началом лечения антибиотиками.

    Одновременно проведено исследование посевов мокроты на другие бактериальные возбудители у 37 детей. У 41% из них была диагностирована коинфекция. Наиболее распространенными бактериями были Moraxella catarrhalis , Haemophilus influenzae и S . пневмония . Из-за методологической установки все дети были протестированы на Chlamydophila pneumoniae ни один из них не оказался положительным.

    Только двое детей были протестированы на вирусные инфекции во время клинической подготовки.Апостериорный анализ 49 мазков из ротоглотки показал, что 27% из них имели одиночную или смешанную вирусную коинфекцию (РСВ (1 ребенок), грипп А (2), метапневмовирус человека (1), риновирус (2), коронавирус). (3), бокавирус (2) и аденовирус (5)). Четверо детей оказались положительными с помощью ПЦР на два вируса, а также на М . пневмонии . показывает, по аналогии с , клинические характеристики детей с неизвестной вирусной инфекцией, без нее и с неизвестной вирусной инфекцией. Полученные данные свидетельствуют о том, что значительно чаще детей с микст-инфекцией М . pneumoniae и респираторный вирус имели ринорею (p = 0,02) и хрипы (тенденция, p = 0,07) по сравнению с теми, кто был положительным только на М . пневмонии . Мы не смогли выявить других различий между двумя группами, включая отсутствие рентгенологических расхождений.

    Таблица 2

    Симптомы, внелегочные симптомы, объективные признаки и рентгенологические данные у детей с Mycoplasma pneumoniae с вирусной коинфекцией или без нее.

    9082 38,2 37,9 908 71 — 9 9 9 0
    MP положительный и вирус положительный MP положительный и вирус отрицательный MP положительный и вирус неизвестен
    <2 Y 2-15 y 2 -15 Y <2 Y 2-15 Y 2-15 Y
    Количество детей 3 10 0 36 3 82 82
    Мужской (%) 39 50 50 64 100 51 51 51
    Симптоматические дни до приема (среднего) 4 16 9.1 2,7 9,8
    Дни приема (средние) 1,8 2,5 2,4 1,7 2,2
    Симптомы :
    Кашель (%) 100 90 100 100 100
    Одышка (%) 50 50 * * 19 * 50 10
    Rhinorrehea (%) 0 44 ** 7 ** 67 14 14 9
    Боль в горле (%) Na 22 27 0 20
    крупе симптомы (%) 0 0 0 0 7
    91 383
    внелегочного симптомы :
    Лихорадка ≥ 38 ° C (%) 70846 70846 97 67 93
    Кожный манифель (All) x (%) 67 0 14 0 29
    крапивницы сыпь (%) 33 0 3 0 12
    Стивен Джонсон синдром (нет) 0 0 1 0 1
    71 11 39 67 31
    +
    Объективные признаки : +
    Тахипноэ Вт (%) 0 44 53 0 57
    4 38,1 — 38,2
    Аускультация-хрипы (%) 33 20 24 0 27
    Auscultation- хрипы / уменьшились дыхание звуки (%) 100 60 52 67 44
    Рентгенологически :
    внутригрудной лимфаденопатией (исключительно) (%) 50 13 7 Н.А. 7
    Лобар инфильтрации (%) 50 63 86 NA 85
    Ателектаз (%) 0 13 25 25 Na 19
    0 11 Na 7
    Empeema (No) 0 0 0 NA 1

    Обсуждение

    Мы представляем данные из большой группы детей с M . пневмония инфекция. Все включенные в исследование дети были направлены из системы первичной медико-санитарной помощи на госпитализацию в связи с характером и тяжестью симптомов. Большинство M . pneumoniae детей с положительным результатом ПЦР имели ИНДП, что мы подтверждали высокой частотой рентгенологических находок (94%).

    Мы обнаружили более высокую частоту положительных проб на поздней волне эпидемии в 2010 и 2011 годах. Дети школьного возраста чаще M . pneumoniae положительных (65%), чем у детей младшего возраста, но даже среди детей в возрасте от 2 до 6 лет 30% были М . pneumoniae положительный результат, подтверждающий наше первоначальное подозрение, что M . pneumoniae также поражает маленьких детей. Даже небольшое количество младенцев; 6 из 276 были диагностированы.

    Это исследование проводилось как ретроспективное картографическое исследование. Врач по вызову решил, кого проверить на М . пневмонии . Дети с М . Инфекция pneumoniae могла быть недодиагностирована, если у них были незначительные респираторные симптомы, особенно во время первой волны эпидемического периода.Из-за общепринятых концепций эпидемиологии ВП, первоначально основанных на долгосрочном исследовании, проведенном в учреждениях первичной медико-санитарной помощи с 1963 по 1975 г., мы ожидаем, что младенцы и дети младшего возраста будут недодиагностированы из-за систематической ошибки отбора [6].

    Даже очень маленькие дети могут заболеть от M . pneumoniae , хотя встречается реже. Необходимо учитывать дифференциальную диагностику респираторных вирусных инфекций и обострения астмоподобных симптомов. Клиническая картина с кашлем, свистящими хрипами, субфебрилитетом, СРБ ниже 50 мг/л и хрипами при аускультации у 33% детей раннего возраста также может быть расценена как обострение астмы детского возраста, в первую очередь за счет вирусной инфекции в дети дошкольного возраста.Действительно, у нас также была незначительная степень смешанных вирусных коинфекций, обнаруженных в нашем апостериорном анализе. Можно только предполагать, какой возбудитель явился первопричиной заболевания в этих случаях. В связи с нашими постфактум выводами, мы бы посоветовали маленьким детям с хрипами и ринореей пройти тест на оба M . pneumoniae и респираторно-вирусные инфекции одновременно. За норвежский М . pneumoniae эпидемия, Inchly et al. описали аналогичное относительное количество вирусных коинфекций [14].

    В голландском детстве этюд перевозки M . pneumoniae в верхних дыхательных путях (ВДП), сезон и год включения влияли на распространенность бессимптомного носительства в пределах от 3% до 52% [17]. В нашем исследовании часть детей, выписанных из палаты в тот же день, что и госпитализированные, могли быть носителями М . пневмонии . Тем не менее, некоторые из этих детей получали антибиотики первой линии до поступления и были направлены в наше отделение из-за недостаточного ответа на лечение бета-лактамными антибиотиками.

    Кроппи и др. [18] установили, что у 50% детей с ИНДП, вызванными М . pneumoniae были коинфицированы преимущественно S . pneumoniae или Chlamydiae spp. . Только небольшая часть этой когорты была проверена на бактериальную коинфекцию, но мы не считали это серьезной проблемой. Следует еще раз отметить, что 59% детей до обследования на М лечились бета-лактамным антибиотиком. pneumoniae без улучшения инфекции.

    В отдельные периоды эпидемии в Дании (2010–2011 гг.) Stockholm et al. выявили влияние азитромицина (антибиотик из группы макролидов) на продолжительность эпизода астмоподобных симптомов у детей младшего возраста. Нет исследований для M . Было выполнено pneumoniae , и критерии исключения частоты дыхания более 50/мин, температуры более 39°C и СРБ более 50 мг/л не исключали всех детей с возможным М . инфекция pneumoniae [19–21]. Два недавно опубликованных норвежских исследования описали несоответствие частоты клинических симптомов M . pneumoniae инфекций у детей дошкольного возраста между эпидемическим и эндемическим периодами [14,21]. Рандомизированные контролируемые исследования, касающиеся эффективности макролидов при астмоподобных симптомах, следует проводить в периоды эндемии или лучше контролировать в течение M . pneumoniae инфекций, особенно у детей раннего возраста, родившихся после эпидемического периода. Противовоспалительный эффект макролидов требует дальнейшего изучения [22].

    10% этой когорты страдали хроническими заболеваниями, в основном тяжелыми респираторными заболеваниями.У нынешних астматиков диагностированы тяжелые обострения бронхиальной астмы.

    Дети более старшего возраста, как правило, обращались за медицинской помощью позже после появления симптомов и были ответственны за более длительную госпитализацию. Это может указывать на то, что у детей более старшего возраста были более тяжелые инфекции или что задержка с госпитализацией привела к более тяжелому заболеванию и, следовательно, к более длительному периоду реабилитации. Несмотря на это, мы также выявили тяжелую пневмонию по рентгенологическим данным (ателектаз, плевральный выпот) у детей 2-6 лет.С поправкой на численность населения у этих дошкольников был повышенный риск развития тяжелой пневмонии по сравнению со школьниками во время этой эпидемии. Инчли и др. показали одинаковую картину, даже если их определение тяжелой пневмонии различалось [14]. Раннее лечение инфекций может снизить тяжелую заболеваемость и продолжительность пребывания в больнице.

    Обработка M . pneumoniae инфекций, вызванных антибиотиками-макролидами, является спорным, поскольку в Кокрейновском обзоре сделан вывод о недостаточности доказательств, чтобы делать какие-либо конкретные выводы об эффективности антибиотиков в M . пневмонии инфекций у детей [17,22]. Эффективность лечения антибиотиками следует обсуждать в свете правильного диагностического теста [15]. Бессимптомные носители М . pneumoniae необходимо дифференцировать от детей, страдающих симптомными инфекциями, ИНДП, вызванными М . pneumoniae [23]. Гардинер и др. подчеркивают необходимость проведения РКИ по этой теме [17]. В Дании SSI по-прежнему рекомендует лечение М . pneumoniae положительных ИДНД у детей [24].Резистентность к макролидам является растущей проблемой во всем мире. В Дании частота оценивается в 2% [25]. Резистентности к макролидам в нашей группе детей выявлено не было.

    Мы обнаружили рентгенологические изменения в 94% рентгенограмм грудной клетки, сделанных в этом исследовании. Рентгенологические данные были весьма разнообразны, но примечательно, что более 80% детей старше двух лет имели лобарную инфильтрацию, в то время как у детей младшего возраста были значительно более тонкие признаки. Это соответствовало итальянскому проспективному исследованию детского возраста [9].

    Даже у детей старшего возраста симптомы нельзя было отличить от ВП, вызванной другими возбудителями. Рентгенологические заключения в М . pneumoniae pneumoniae в целом не отличались от ВП.

    Почти у 25% всех детей во время болезни была какая-либо сыпь (эритема/крапивница), а у 33% были желудочно-кишечные симптомы, такие как тошнота и/или рвота. Тяжелые внелегочные проявления, сопровождающие респираторные инфекции, вызванные М . Ожидается появление пневмоний [26].Двум детям из нашей когорты был поставлен диагноз SJS, который является известным осложнением M . pneumoniae [27]. Очаги М . Недавно сообщалось о pneumoniae -ассоциированном ССД у детей [28]. Мы не видели детей с неврологическими симптомами в этой когорте, чего можно было бы ожидать.

    Заключение

    М . pneumoniae является серьезной причиной ИНДП у детей и может вызывать инфекции, которые трудно отличить от ВП, вызванных другими респираторными патогенами. М . pneumoniae также поражает младенцев и детей раннего возраста в периоды эпидемий, и мы полагаем, что M . pneumoniae следует рассматривать как дифференциальный диагноз с респираторными вирусными инфекциями и как причину проблемных симптомов со стороны легких и пневмонии у младенцев и детей. Рентгенограммы органов грудной клетки не имели патогномоничных признаков ВП. Во время надвигающейся эпидемии оценка внелегочных проявлений, особенно иммунологических кожных реакций, может быть полезной при диагностике M . пневмонии инфекций.

    Вспомогательная информация

    Набор данных S1
    Анонимная версия базы данных.

    (XLSX)

    Заявление о финансировании

    Участвующие отделения (отделение педиатрии, больница Нордселландс, Хиллерёд, Дания и отделение клинической микробиологии, больница Херлев, Херлев, Дания) спонсировали это исследование, финансируя дополнительные микробиологические анализы. на клинические исследования и на заработную плату MJS, MBF, DSH и IMJ.Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Доступность данных

    Все соответствующие данные содержатся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

    Литература

    2. Hornsleth A. Вирусология острых инфекций дыхательных путей. 1. Обследование этиологии у детей]. Угескр Лаегер. 1967; 129: 1253–1258. [PubMed] [Google Scholar]3. Хорнслет А. Вирусология острых инфекций дыхательных путей.2. Выделение вирусов у госпитализированных детей. Угескр Лаегер. 1967; 129: 1259–1265. [PubMed] [Google Scholar]4. Харрис М., Кларк Дж., Кут Н., Флетчер П., Харнден А., Маккин М. и др. Рекомендации Британского торакального общества по лечению внебольничной пневмонии у детей: обновление 2011 г. Thorax. 2011;66 Приложение 2: II1–23. doi: 10.1136/thoraxjnl-2011-200598 [PubMed] [Google Scholar]

    5. Залензинк Д., Вальехо Дж. Инфекция микоплазменной пневмонии у детей. 2009-е изд. До настоящего времени.

    6. Glezen WP, Loda FA, Clyde WA, Senior RJ, Sheaffer CI, Conley WG, et al.Эпидемиологическая картина острых заболеваний нижних дыхательных путей у детей в педиатрической групповой практике. J Педиатр. 1971; 78: 397–406. дои: 10.1016/S0022-3476(71)80218-4 [PubMed] [Google Scholar]7. Uldum SA, Bangsborg JM, Gahrn-Hansen B, Ljung R, Mølvadgaard M, Føns Petersen R, et al. Эпидемия инфекции Mycoplasma pneumoniae в Дании, 2010 и 2011 гг. Euro Surveill Bull Eur Sur Mal Transm Eur Commun Dis Bull. 2012;17. [Google Академия]8. Sørensen CM, Schønning K, Rosenfeldt V. Клинические характеристики детей с инфекцией Mycoplasma pneumoniae, госпитализированных во время эпидемии в Дании 2010–2012 гг.Дэн Мед Дж. 2013; 60: A4632 [PubMed] [Google Scholar]9. Дефилиппи А., Сильвестри М., Такчелла А., Джаккино Р., Мелиоли Г., Ди Марко Э. и др. Эпидемиология и клинические особенности микоплазменной пневмонии у детей. Респир Мед. 2008; 102: 1762–1768. doi: 10.1016/j.rmed.2008.06.022 [PubMed] [Google Scholar] 10. Gadsby NJ, Reynolds AJ, McMenamin J, Gunson RN, McDonagh S, Molyneaux PJ, et al. Увеличение количества сообщений о Mycoplasma pneumoniae из лабораторий в Шотландии в 2010 и 2011 годах — влияние эпидемии на младенцев.Euro Surveill Bull Eur Sur Mal Transm Eur Commun Dis Bull. 2012;17. [PubMed] [Google Scholar] 12. Чалкер В., Стоки Т., Литт Д., Бермингем А., Уотсон Дж., Флеминг Д. и др. Рост выявления инфекции Mycoplasma pneumoniae у детей в Англии и Уэльсе, октябрь 2011 г. – январь 2012 г. Euro Surveill Bull Eur Sur Mal Transm Eur Commun Dis Bull. 2012;17. [PubMed] [Google Scholar] 13. Алмасри М., Диза Э., Папа А., Эбориаду М., Сулиу Э. Инфекции дыхательных путей Mycoplasma pneumoniae среди греческих детей.Гиппократия. 2011; 15: 147–152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]14. Инчли К.С., Берг А.С., Вахдани Бенам А., Квиссел А.К., Лигаард Т.М., Накстад Б. Mycoplasma Pneumoniae: перекрестное популяционное сравнение тяжести заболевания у детей дошкольного и школьного возраста. Pediatr Infect Dis J. 2017; 36: 930–936. дои: 10.1097/INF.0000000000001628 [PubMed] [Google Scholar] 15. Spuesens EBM, Fraaij PLA, Visser EG, Hoogenboezem T, Hop WCJ, van Adrichem LNA и др. Носительство Mycoplasma pneumoniae в верхних дыхательных путях симптомных и бессимптомных детей: обсервационное исследование.ПЛОС Мед. 2013;10: e1001444 doi: 10.1371/journal.pmed.1001444 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]16. Флеминг С., Томпсон М., Стивенс Р., Хенеган С., Плюддеманн А., Маконочи И. и др. Нормальные диапазоны частоты сердечных сокращений и частоты дыхания у детей от рождения до 18 лет: систематический обзор обсервационных исследований. Ланцет. 2011; 377: 1011–1018. дои: 10.1016/S0140-6736(10)62226-X [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]17. Гардинер С.Дж., Гавранич Дж.Б., Чанг А.Б. Антибиотики при внебольничных инфекциях нижних дыхательных путей, вторичных по отношению к Mycoplasma pneumoniae, у детей В: The Cochrane Collaboration, редактор.Кокрановская база данных систематических обзоров. Чичестер, Великобритания: John Wiley & Sons, Ltd; 2015. дои: 10.1002/14651858.CD004875.pub5 [PubMed] [Google Scholar] 18. Корппи М., Хейсканен-Косма Т., Клеемола М. Заболеваемость внебольничной пневмонией у детей, вызванной Mycoplasma pneumoniae: серологические результаты проспективного популяционного исследования в первичной медико-санитарной помощи. Респирол Карлтон Вик. 2004; 9: 109–114. doi: 10.1111/j.1440-1843.2003.00522.x [PubMed] [Google Scholar] 19. Stokholm J, Chawes BL, Vissing NH, Bjarnadóttir E, Pedersen TM, Vinding RK, et al.Азитромицин при эпизодах с астмоподобными симптомами у детей младшего возраста в возрасте 1–3 лет: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Ланцет Респир Мед. 2016;4: 19–26. дои: 10.1016/S2213-2600(15)00500-7 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]20. Stokholm J, Bisgaard H. Хроническая инфекция легких Chlamydia pneumoniae: забытое объяснение эффектов макролидов при хрипах и астме? – Ответ авторов. Ланцет Респир Мед. 2016;4: е8–е9. doi: 10.1016/S2213-2600(16)00050-3 [PubMed] [Google Scholar]21.Берг А.С., Инчли К.С., Аасэ А., Фьерли Х.О., Булл Р., Ааберге И. и др. Этиология пневмонии у детей с высоким охватом пневмококковой вакциной: проспективное исследование. Pediatr Infect Dis J. 2016; 35: e69–75. дои: 10.1097/INF.0000000000001009 [PubMed] [Google Scholar] 22. Малхолланд С., Гавранич Д.Б., Гиллис М.Б., Чанг А.Б. Антибиотики при внебольничных инфекциях нижних дыхательных путей, вторичных по отношению к Mycoplasma pneumoniae, у детей. Cochrane Database Syst Rev. 2012;9: CD004875 дои: 10.1002/14651858.CD004875.pub4 [PubMed] [Google Scholar] 25. Ульдум С.А., Амберг П., Дженсен Дж.С. [Резистентность к макролидам у Mycoplasma pneumoniae при рецидивах и продолжительных заболеваниях]. Угескр Лаегер. 2012; 174: 730–731. [PubMed] [Google Scholar] 26. Бьёрн А-МБ, Лебех А-МК. Внелегочные осложнения микоплазменной пневмонии. Угескр Лаегер. 2002; 164: 1805–1809 гг. [PubMed] [Google Scholar]

    Влияние вирусной коинфекции и инфекции, вызванной резистентной к макролидам микоплазмой, у детей с рефрактерной пневмонией, вызванной Mycoplasma pneumoniae | BMC Infectious Diseases

    MP — распространенный патоген, вызывающий внебольничную пневмонию у детей [1].Доля пневмоний, вызванных МП, в разных исследованиях колебалась от 20 до 40% [14]. В настоящем исследовании уровень инфицирования МП составил 10,63%. Кроме того, согласно исследованию Ли [12], частота инфицирования МП может увеличиваться с возрастом. MP-IgM может не обнаруживаться на самой ранней стадии заболевания, что может объяснить, почему в настоящем исследовании только 83 пациента были положительными на MP-IgM. Этот результат свидетельствует о том, что сочетание MP-IgM и ОТ-ПЦР может повысить точность диагностики микоплазменной инфекции у детей, аналогично результатам исследования Биляны Меджо [15].В целом частота вирусной коинфекции у детей с МПП колебалась от 10 до 30% [16,17,18,19,20]. В настоящем исследовании 56,07% пациентов были коинфицированы как минимум одним типом вируса, что выше, чем в других исследованиях, возможно, из-за различий в климате и расах. Кроме того, чувствительность и точность панели респираторных патогенов FilmArray также способствовали более высокому показателю положительных результатов. Вирусные коинфекции чаще обнаруживались у детей относительно младшего возраста, особенно в возрасте до 3 лет, что сходно с результатами исследования Zhang [7].

    Следует отметить, что коинфекция ADV и резистентная к лекарственным препаратам инфекция MP чаще встречались в группе RMPP, чем в группе GMPP. Предыдущее исследование показало, что по сравнению с детьми с РМПП без коинфекций у тех, кто был коинфицирован вирусами и бактериями, заболевание было более тяжелым [20]. Таким образом, респираторно-вирусная инфекция может привести к развитию РМПП, а коинфекция — к дальнейшему прогрессированию заболевания. Однако в этом исследовании не наблюдалось заметных различий в клинических характеристиках между пациентами с коинфекцией и без нее, за исключением пациентов с коинфекцией ADV.

    Инфекция ADV может вызывать тяжелое заболевание, требующее госпитализации в отделение интенсивной терапии и искусственной вентиляции легких [21]. Тяжесть пневмонии при коинфекции АДВ в значительной степени связана с вирусной нагрузкой и серотипами, а у детей с генотипом 7 АДВ тяжелая пневмония развивается чаще, чем у детей с другими генотипами [22]. Однако влияние коинфекции ADV на MPP у детей остается неясным. Согласно настоящим результатам, это первое исследование, в котором сообщается, что коинфекция ADV приводит к более тяжелой тяжести заболевания у детей с MPP и увеличивает долю детей с RMPP.Кроме того, была создана прогностическая модель, включающая хрипы, консолидацию легких и внелегочные осложнения, для прогнозирования коинфекции ADV у детей с MPP. Эта модель прогнозирования может помочь клиницистам выявить тяжелое течение MPP на ранней стадии, что полезно для точного выбора лекарств.

    Лекарственная устойчивость — еще один неизбежный фактор, способствующий развитию РМПП [8]. Мутации в положении 2063 или 2064 домена V гена 23S рРНК считаются связанными с устойчивостью к макролидам [22, 23].Частота мутаций в этом исследовании составила 56,07%, из которых все были мутации A2063G. Частота лекарственно-устойчивых МП была ниже, чем в других исследованиях в Китае, где частота колеблется от почти 70 до 90% [21, 22, 24]. Это связано с тем, что точечные мутации в генах лекарственной устойчивости были обнаружены с помощью ПЦР в этом исследовании, в то время как тесты на чувствительность к лекарствам были выбраны другими исследователями. Кроме того, расовые различия также играют важную роль в лекарственно-устойчивой инфекции МП. Резистентность к макролидам менее распространена в США и странах Европы, где распространенность устойчивых к макролидам МП составляет менее 30% [23, 25, 26].Относительно высокая частота мутаций в Китае, вероятно, связана с неумеренным воздействием макролидов, поскольку они широко используются для лечения респираторных инфекций в амбулаторных условиях, особенно у детей. Поэтому срочно необходимы альтернативные лекарства.

    Исследование, проведенное в Японии, показало, что уровень устойчивости к макролидам снизился на 59,3% в 2014 г. и на 43,6% в 2015 г. по сравнению с самым высоким уровнем устойчивости к макролидам в 81,6% в 2012 г. [27]. В руководствах, опубликованных Японским обществом детской пульмонологии/Японским обществом детских инфекционных заболеваний, рекомендуется тосуфлоксацин, который был одобрен для применения у детей в Японии в 2010 г., в качестве препарата второй линии, когда у пациентов наблюдается лихорадка в течение 2–3 дней после введения препарата. макролиды [28].Следовательно, снижение уровня лекарственной устойчивости в этот период может быть связано с уменьшением использования пероральных макролидов. У детей с лекарственно-устойчивым МПП тетрациклины (доксициклин, миноциклин) показали отличную эффективность [29,30,31]. Хорошо известно, что тетрациклины вызывают побочные реакции, включая желудочно-кишечные расстройства, эзофагит, фотосенсибилизацию и изменение цвета зубов [32]. Из-за этих побочных реакций тетрациклины противопоказаны беременным женщинам и детям до 8 лет.Однако предыдущие исследования показали, что короткие циклы и ограниченные курсы лечения (менее 6 курсов по 6 дней каждый) вызывали незначительное изменение цвета зубов у детей в возрасте до 5 лет [33]. Это исследование показало, что лекарственно-устойчивая инфекция MP способствует развитию RMPP. С другой стороны, высокое число копий MP-ДНК может указывать на тяжелое течение заболевания у детей с MPP. Предыдущее исследование показало, что сниженное количество копий MP-ДНК в мокроте хорошо коррелирует с клиническими симптомами пациентов и терапевтической эффективностью антибиотиков [34].Исследования показали, что терапия левофлоксацином и миноциклином у пациентов, не отвечающих на макролиды, может уменьшить продолжительность лихорадки и привести к более быстрому снижению числа копий MP-ДНК в мокроте [35, 36]. Несмотря на эффективность фторхинолонов, клиницисты должны знать о побочных реакциях (нежелательных явлениях со стороны опорно-двигательного аппарата), а использование фторхинолонов должно основываться на активности in vitro и тяжести заболевания у детей с MPP.

    Как упоминалось выше, было обнаружено, что у пациентов, инфицированных лекарственно-устойчивыми формами МП, продолжительность лихорадки была больше, и у большей части из них лихорадка сохранялась более 2 дней после соответствующего применения макролидов.Следовательно, следует рассмотреть вопрос о смене антибиотиков, если у пациента сохраняется лихорадка после введения макролидов в течение 2 дней. Длительная лихорадка в течение 7 дней может убедительно свидетельствовать об инфицировании лекарственно-устойчивым МП, что указывает на срочную необходимость перехода на более эффективный антибиотик. В нашем отделении политика замены антибиотиков следующая: 1. если пациент инфицирован только МП или коинфицирован вирусом, на основании лабораторных анализов и клинических симптомов антибиотики не меняются до окончания первого 5-дневного курса, при условии, что пациент не является серьезно больным; 2.если у пациента коинфекция другими бактериями, мы обычно комбинируем пенициллин или цефалоспорин с макролидом. Для пациентов с лекарственно-устойчивыми инфекциями МП или состояние которых ухудшается (устойчивая лихорадка, ухудшение визуализации легких или ухудшение клинических симптомов), миноциклин является первым соображением для пациентов старше 8 лет, в то время как для детей моложе 8 лет левофлоксацин применяется только при тяжелой пневмонии.

    Тем не менее, это исследование имеет несколько ограничений.Во-первых, это исследование проводилось в одном центре, а на распространение возбудителей большое влияние оказывали регион и климат. Кроме того, размер выборки был относительно небольшим. Кроме того, в нашем исследовании не изучались иммунные состояния пациентов, и иммунитет может влиять на тяжесть МПП.

    Рациональный поэтапный подход к Mycoplasma pneumoniae pneumoniae у детей

    https://doi.org/10.1016/j.jmii.2020.10.002Get rights and content

    Abstract

    Mycoplasma pneumoniae — распространенный патоген, вызывающий внебольничную пневмонию .В прошлом M. pneumoniae были чувствительны к макролидным антибиотикам, а M. pneumoniae пневмония (MPP) обычно была доброкачественной и самокупирующейся болезнью. Однако, несмотря на использование соответствующих антибиотиков, может наблюдаться постоянная лихорадка и клиническое ухудшение, что приводит к тяжелому заболеванию. Двумя основными сложными состояниями, которые могут встречаться клинически, являются резистентный к макролидам MPP и рефрактерный MPP. Что касается эпидемий на Тайване, то до 2017 г. средний уровень устойчивости к макролидам был ниже 30%.Примечательно, что с 2018 года распространенность резистентного к макролидам MPP на Тайване быстро увеличилась. Резистентный к макролидам MPP характеризуется стойкой лихорадкой и/или отсутствием радиологической регрессии на фоне антибиотиков-макролидов и может даже прогрессировать в тяжелую и осложненную пневмонию. Тетрациклины (доксициклин или миноциклин) или фторхинолоны являются альтернативными методами лечения резистентного к макролидам MPP. Рефрактерный МПП характеризуется избыточным иммунным ответом против возбудителя. В этом контексте кортикостероиды были предложены в качестве иммуномодулятора для подавления сверхактивной иммунной реакции хозяина.Чрезмерное использование макролидов может способствовать резистентности к макролидам, а затем и увеличению резистентности к макролидам. Отсроченное эффективное антимикробное лечение связано с длительным и/или более тяжелым течением заболевания. Таким образом, важное значение имеет правильное назначение антибиотиков, а также быстрая и точная диагностика МПП. Точная начальная точка, доза и продолжительность иммуномодулятора еще не установлены. Мы обсудим эти важные вопросы в этом обзоре.

    Ключевые слова

    М.Пневмококк пневмония

    макролиды резистентность

    огнеупорного микоплазма пневмония пневмония

    кортикостероидов Сокращения

    MPP

    M. Пневмококк пневмония

    CAP

    внебольничная пневмония

    RMPP

    огнеупорных микоплазмы пневмония пневмония

    Рекомендованных статьи articlesCiting ( 0)

    © Тайваньское общество микробиологии, 2020 г. Опубликовано Elsevier Taiwan LLC.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирующие статьи

    Клинические особенности микоплазменной инфекции у детей с внебольничной пневмонией

    Реферат

    Цель: нашего исследования было выявление некоторых особенностей клинического проявления респираторной микоплазменной инфекции у детей.

    Методы: Обследовано 330 детей в возрасте 7 лет и младше с внебольничной пневмонией с хрипами. Исследуемая группа – 110 детей (67,9%:95%ДИ,60,1-75) с M.pneumoniae инфекции, 52(32,1%:95%ДИ,25-39,9) с М. .hominis ; контрольная группа – 168 больных (50,9%:95%ДИ, 45,4-56,4) без Mycoplasma . В обеих группах преобладали мужчины против женщин. Так, в M.pneumoniae положительных групп у мужчин 54,5%:95%ДИ,44,8-64,1, у женщин только 45,5%:95%ДИ,35,9-55,2.Такая же частота отмечена в группе M.hominis : 55,8%:95%ДИ,30,5-58,7 самцы против 44,2%:95%ДИ,30,5-58,7 самки, в контрольной группе 60,1%:95%ДИ, 52,3-67,6 самцов, 39,9%:95%ДИ, 32,4-47,7 самок.

    Результаты: Клинические проявления в дебюте пневмонии, вызванной M.pneumoniae или M.hominis , характеризуются сухим раздражающим кашлем (45,2% детей грудного возраста, 25,0% детей раннего возраста). Лихорадка 37,3–37,6°С была характерна для М.pneumoniae инфекция против группа M.hominis с различными типами лихорадки, такими как гипертермия, гиперпирексия, χ 2 =13,57;p<0,01. Еще одной особенностью микоплазменной инфекции является ассоциация с пневмонией и хрипами (85,8%, 95% ДИ: 79,5-90,8), более выраженная у детей грудного и раннего возраста. У детей в возрасте 1–7 лет пневмония связана с затрудненным дыханием. Микоплазменная инфекция представляет умеренный риск легочных осложнений в 1,76 раза (ОР 1,76%:95%ДИ,0,9-2,3;χ 2 =3,6;p>0,05) по сравнению с пневмония, вызванная другими микроорганизмами.

    Выводы: Инфекция Mycoplasma характеризуется клиническим полиморфизмом, индуцирует более длительное течение заболевания и является этиологическим подтверждением применения терапии макролидами.

    Частота и клиническая картина кожно-слизистых заболеваний, вызванных инфекцией Mycoplasma pneumoniae, у детей с внебольничной пневмонией | Дерматология | JAMA Дерматология

    Ключевые моменты

    Вопрос Каковы частота и клинические характеристики кожно-слизистого поражения, вызванного Mycoplasma pneumoniae , у детей с внебольничной пневмонией (ВП)?

    Выводы В этом когортном исследовании 152 детей с ВП кожно-слизистые высыпания развились у 10 из 44 пациентов (22.7%) с ВП вследствие M. pneumoniae и 3 из 108 больных (2,8%) с ВП других причин, существенная разница. Среди пациентов с инфекцией M pneumoniae кожно-слизистые заболевания были в значительной степени связаны с более длительной лихорадкой, более высоким уровнем С-реактивного белка и большей вероятностью госпитализации, использования кислорода и осложнений.

    Значение Полученные данные свидетельствуют о том, что кожно-слизистое заболевание является частым проявлением инфекции M pneumoniae у детей и связано с усилением системного воспаления, заболеваемости и более высоким риском отдаленных последствий.

    Важность Диагностика инфекции Mycoplasma pneumoniae как причины кожно-слизистого заболевания является сложной задачей, поскольку современные диагностические тесты не позволяют дифференцировать инфекцию M pneumoniae от носительства.

    Объектив Изучить частоту и клиническую картину M pneumoniae -индуцированного кожно-слизистого заболевания у детей с внебольничной пневмонией (ВП) с использованием усовершенствованной диагностики.

    Дизайн, настройка и участники Это проспективное продольное когортное исследование включало 152 ребенка в возрасте от 3 до 18 лет с ВП, включенных в исследование ВП с 1 мая 2016 г. по 30 апреля 2017 г. в Детской университетской больнице Цюриха. Дети находились на стационарном или амбулаторном лечении с клинически определенной ВП в соответствии с рекомендациями Британского торакального общества. Анализ данных проводился с 10 июля 2017 г. по 29 июня 2018 г.

    Основные результаты и меры Частота и клиническая картина M pneumoniae -индуцированного кожно-слизистого заболевания при ВП у детей. Инфекция Mycoplasma pneumoniae была диагностирована с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) образцов ротоглотки и подтверждена измерением специфических клеток, секретирующих антитела IgM периферической крови, с помощью иммуноферментного анализа для дифференциации M pneumoniae – инфицированных пациентов от носителей ВП вызванные другими возбудителями. Слизисто-кожное заболевание определяли как любое эруптивное поражение кожи и/или слизистых оболочек, возникающее во время эпизода ВП.

    Результаты Среди 152 обследованных детей с ВП (медиана [межквартильный размах] возраста 5.7 [4,3–8,9] лет; 84 [55,3%] мужчины), 44 (28,9%) дали положительный результат на M pneumoniae методом ПЦР; из них у 10 детей (22,7%) развились кожно-слизистые поражения. Все 10 пациентов с кожно-слизистыми высыпаниями дали положительный результат на клетки, секретирующие специфические IgM-антитела. Кожные проявления обнаружены в 3 случаях (2,8%) из M pneumoniae ПЦР-негативных ВП ( P  < .001). Спектр кожно-слизистых заболеваний, индуцированных M pneumoniae , включал M pneumoniae , индуцированных сыпью и мукозитом (3 случая [6.8%]), крапивница (2 случая [4,5%]) и пятнисто-папулезные высыпания на коже (5 случаев [11,4%]). У двух пациентов было поражение глаз как единственное проявление слизистой оболочки (двусторонний передний увеит и негнойный конъюнктивит). У пациентов с M pneumoniae -индуцированным кожно-слизистым заболеванием была более длительная продромальная лихорадка (медиана [межквартильный диапазон], 10,5 [8,3-11,8] против 7,0 [5,5-9,5] дней; P  = ,02) и более высокая С-реактивность уровни белка (медиана [межквартильный диапазон], 31 [22-59] против 16 [7-23] мг/л; P  = .04), чем у пациентов с ВП, вызванной М. pneumoniae без кожно-слизистых проявлений. Они также чаще нуждались в кислороде (5 [50%] против 1 [5%]; P  = .007), нуждались в госпитализации (7 [70%] против 4 [19%]; P  = . 01) и развитие долгосрочных последствий (3 [30%] против 0; P  = ,03).

    Выводы и актуальность Поражение кожи и слизистых значительно чаще встречалось у детей с ВП, вызванной M. pneumoniae , чем у детей с ВП другого генеза. Mycoplasma pneumoniae , индуцированное кожно-слизистым заболеванием, было связано с повышенным системным воспалением, заболеваемостью и более высоким риском отдаленных последствий.

    Mycoplasma pneumoniae является частой причиной внебольничной пневмонии у детей (ВП). 1 Кроме того, M. pneumoniae может вызывать внелегочное заболевание, включая кожно-слизистые проявления. 2 Эти проявления включают пятнисто-папулезные кожные высыпания, крапивницу и кожно-слизистые высыпания по спектру многоформной эритемы, синдром Стивенса-Джонсона и токсический эпидермальный некролиз. 2 Кожно-слизистые высыпания, вызванные M pneumoniae , часто сопровождающиеся выраженным мукозитом и минимальным поражением кожи или даже его отсутствием, называемые сыпью и мукозитом, индуцированными M pneumoniae (MIRM). 3 Диагностика инфекции M pneumoniae в таких случаях в основном основывается на серологических исследованиях и редко на полимеразной цепной реакции (ПЦР) образцов из верхних дыхательных путей. 2 -4 Однако ПЦР и серологическое тестирование на M pneumoniae не позволяют надежно дифференцировать инфицированных пациентов от носителей ВП, вызванной другими возбудителями. 5 ,6 M pneumoniae Носительство в верхних дыхательных путях отмечается у 56% здоровых детей. 5 -7 Таким образом, обнаружение M pneumoniae с помощью этих доступных в настоящее время диагностических тестов может привести к переоценке бремени кожно-слизистых заболеваний, индуцированных M pneumoniae .

    Недавнее проспективное продольное исследование CAP 6 среди детей показало, что измерение специфических IgM-секретирующих антител периферической крови клеток (ASC) с помощью иммуноферментного анализа (ELISpot) улучшило диагностику инфекции M pneumoniae . 6 Используя этот набор данных, мы стремились оценить частоту и клиническую картину M pneumoniae -индуцированного кожно-слизистого заболевания при ВП у детей.

    В это когортное исследование были включены пациенты, зарегистрированные в период с 1 мая 2016 г. по 30 апреля 2017 г. в Детской университетской больнице Цюриха. Первичным критерием включения была ВП, определенная в соответствии с рекомендациями Британского торакального общества 8 у ранее здоровых детей в возрасте от 3 до 18 лет. 6 Кожно-слизистая болезнь определялась как любое эруптивное поражение кожи и/или слизистых оболочек, возникающее во время эпизода ВП; MIRM определяли как поражение 2 или более участков слизистой оболочки с отсутствием или ограниченным поражением кожи. 3 Анализ данных проводился с 10 июля 2017 г. по 29 июня 2018 г. Комитет по этике Цюриха, Швейцария, одобрил протокол исследования. Письменное информированное согласие было получено от всех родителей и от детей 14 лет и старше. Все данные обезличены.

    Подходящие пациенты с ВП были протестированы на наличие ДНК M pneumoniae в образцах ротоглоточного мазка с помощью M pneumoniae -специфической ПЦР. 9 Пациенты с кожно-слизистыми заболеваниями, у которых были положительные результаты ПЦР, были протестированы с помощью анализа M pneumoniae –специфического IgM ASC ELISpot для подтверждения инфекции M pneumoniae , как описано ранее. 6 Всем детям было проведено тщательное клиническое обследование кожи и слизистых оболочек.Пациенты с подтвержденным заболеванием кожи и слизистых оболочек, вызванным M pneumoniae , наблюдались в течение 6 месяцев.

    Категориальные и непрерывные переменные сравнивались с точным критерием Фишера и критерием Манна-Уитни соответственно. Был проведен анализ случай-контроль между пациентами с ВП и кожно-слизистыми заболеваниями, которые дали положительный результат на M pneumoniae -специфический анализ IgM ASC ELISpot, и пациентами без кожно-слизистых проявлений.Двухсторонний P  < .05 считался статистически значимым. Анализы проводились с помощью программного обеспечения R версии 3.6.0 (R Foundation for Statistical Computing).

    Среди 152 зарегистрированных детей с ВП (средний [межквартильный диапазон] возраст 5,7 [4,3–8,9] года; 84 [55,3%] мальчика) 44 (28,9%) дали положительный результат на M pneumoniae с помощью ПЦР; из них у 10 детей (22,7%) (средний возраст 8,7 лет; диапазон 3,8-14,6 лет; 6 [60%] мальчиков) развились кожно-слизистые поражения (рис. 1 в Приложении).Диагноз инфекции M pneumoniae был подтвержден у всех 10 пациентов с поражением слизистых оболочек путем выявления M pneumoniae -специфических IgM ASC. Из 108 пациентов с ВП с отрицательным результатом ПЦР на M pneumoniae кожно-слизистые заболевания (макуло-папулезные кожные высыпания и конъюнктивит) наблюдались у 3 (2,8%) ( P  < .001 по сравнению с пациентами с ВП, которые дали положительный результат с помощью ПЦР). ПЦР).

    Из 44 пациентов с ВП, у которых были положительные результаты ПЦР на M pneumoniae , у 34 были мононуклеарные клетки периферической крови, доступные для M pneumoniae – специфичные IgM ASC ELISpot, и у 31 был положительный результат.Анализ случай-контроль этих 31 пациента с ВП с положительными результатами анализа M pneumoniae -специфических IgM ASC ELISpot показал, что у 10 пациентов с слизисто-кожным заболеванием была более длительная продромальная лихорадка (медиана 10,5 дней; межквартильный диапазон 8,3-11,8). дней; P  = .02) и более высокие уровни С-реактивного белка (медиана 31 мг/л; межквартильный размах 22-59 мг/л [перевести в наномоль на литр, умножить на 9,524]; P  = 0,04) и с большей вероятностью нуждались в кислороде (отношение шансов 17.6; 95% ДИ, 1,5-984,1; P  = ,007) по сравнению с 21 пациентом без кожно-слизистых проявлений (таблица 1). Пациенты с кожно-слизистым заболеванием чаще госпитализировались (отношение шансов 9,0; 95% ДИ 1,4-81,4; P  = 0,01) и имели отдаленные последствия (3 [30%] против 0; P = ,03), включая облитерирующий бронхиолит, одышку при физической нагрузке и поствоспалительные пигментные изменения.

    Среди 10 пациентов с M pneumoniae -индуцированным кожно-слизистым заболеванием 3 (6.у 8%) была диагностирована MIRM, у 2 (4,5%) — крапивница и у 5 (11,4%) — пятнисто-папулезные высыпания на коже (рис. 2–4 в Приложении). Подробная клиническая характеристика пациентов с M pneumoniae , индуцированным слизисто-кожным заболеванием, представлена ​​в таблице 2. Все пациенты с MIRM были госпитализированы (медиана 7,0 дней; диапазон 5,0-13,0 дней) и получали антибиотики против M pneumoniae и краткосрочное лечение. курс системных кортикостероидов (метилпреднизолон, 1-3 мг/кг, ежедневно в течение 3 дней).Кожно-слизистые поражения зажили без рубцевания, а поствоспалительные пигментные изменения наблюдались у 1 пациента (рис. 5 в Приложении). Рецидивов в течение 6 месяцев наблюдения не наблюдалось.

    Насколько нам известно, это первое проспективное лонгитудинальное когортное исследование для изучения M pneumoniae, индуцированного заболеванием кожи и слизистых оболочек у детей. Мы обнаружили, что M pneumoniae -индуцированное кожно-слизистое заболевание возникло у 1 из 4 детей с ВП, у которых ПЦР дал положительный результат на M pneumoniae , включая значительную часть (6.8%) с MIRM. Инфекция Mycoplasma pneumoniae была подтверждена у всех пациентов с кожно-слизистым поражением путем выявления специфических IgM ASC, что позволяет, в отличие от ПЦР и серологического тестирования IgM, дифференцировать инфекцию M pneumoniae от носительства. 6

    Наблюдаемая в нашем исследовании частота M pneumoniae -индуцированных кожно-слизистых заболеваний (22,7%) согласуется с оценками, приведенными в литературе (25,0%-33,0%), 2 -4 , но MIRM встречался в нашем исследовании чаще (6.8% против 1,0%-5,0%). 2 Хотя M. pneumoniae может нечасто вызывать обширное кожное заболевание с образованием пузырей, которое клинически неотличимо от синдрома Стивенса-Джонсона и токсического эпидермального некролиза, 2 наши данные подтверждают концепцию MIRM как специфической сущности. 3 Новая предложенная пересмотренная классификация тяжелых кожных реакций у детей предлагает термин реактивная инфекционная кожно-слизистая сыпь 10 для охвата других патогенов, которые также могут вызывать MIRM-подобные клинические проявления, такие как Chlamydophila pneumoniae . 11 Эти определения случаев имеют решающее значение для ведения пациентов, поскольку раннее распознавание кожно-слизистых заболеваний как вызванных инфекцией, а не лекарствами (синдром Стивенса-Джонсона и токсический эпидермальный некролиз) позволяет получить более конкретную информацию о лечении и прогнозе и, что наиболее важно, позволяет избежать ограничения возможного вызывающие препараты.

    Наблюдение, что M pneumoniae – индуцированное кожно-слизистое заболевание связано с более выраженным воспалением, согласуется с недавним исследованием синдрома Стивенса-Джонсона 12 , ассоциированного с M pneumoniae , и предполагает отчетливую иммунную реакцию.Редкое обнаружение M pneumoniae из поражений кожи и слизистых оболочек 3 ,4,13 также свидетельствует об иммуноопосредованном патогенезе. Предлагаемые иммунные механизмы включают повреждение сосудов, опосредованное иммунными комплексами, повреждение эпителия, опосредованное цитотоксическими Т-клетками, или заболевание, опосредованное антителами. 2 -4,14 ​​

    Не существует основанных на фактических данных руководств по лечению M pneumoniae -индуцированного кожно-слизистого заболевания. Остается неясным, имеют ли какие-либо показания антибиотики и противовоспалительное лечение, такое как системные кортикостероиды или внутривенные иммуноглобулины, при общем благоприятном течении заболевания. 3 ,15 Тем не менее, пациенты нуждаются в тщательном наблюдении для выявления ранних признаков потенциальных осложнений, таких как облитерирующий бронхиолит или последствия для слизистых оболочек. 2 ,3,12

    Это исследование может иметь уклон в сторону более тяжелого заболевания, потому что легкие случаи, возможно, не направлялись в наш центр третичной медицинской помощи. Мы не анализировали штаммов M pneumoniae на наличие генетических различий и не тестировали пациентов на наличие других патогенов.Дети младше 3 лет были исключены; следовательно, частота и клиническая картина M pneumoniae -индуцированного кожно-слизистого заболевания у детей этого возраста неизвестны. Значительная часть детей с макуло-папулезными кожными высыпаниями ранее лечилась амоксициллином (клавуланат), что затрудняет дифференциальную диагностику инфекций и высыпаний, вызванных лекарствами. Тем не менее, точный микробиологический диагноз инфекции M pneumoniae вместе с коротким периодом воздействия препарата и отсутствием зуда, слабым проявлением высыпаний в большинстве этих случаев свидетельствует в пользу инфекционной причины.

    В этом исследовании кожно-слизистые поражения значительно чаще встречались у детей с ВП, вызванной M. pneumoniae , чем у детей с ВП другого происхождения. Mycoplasma pneumoniae , индуцированное кожно-слизистым заболеванием, было связано с повышенным системным воспалением, заболеваемостью и более высоким риском отдаленных последствий. Общий прогноз заболевания кожи и слизистых оболочек, индуцированного M pneumoniae , был хорошим.Необходимы дальнейшие исследования для выяснения микробных характеристик или характеристик хозяина, которые приводят к этому значимому и потенциально тяжелому внелегочному проявлению инфекции M pneumoniae .

    Принято к публикации: 24 сентября 2019 г.

    Автор, ответственный за переписку: Патрик М. Мейер Сотер, доктор медицинских наук, отделение инфекционных болезней и госпитальной эпидемиологии, Детская больница при Университете Цюриха, Steinwiesstrasse 75, Zurich CH-8032, Швейцария (Патрик[email protected]).

    Опубликовано в Интернете: 18 декабря 2019 г. doi:10.1001/jamadermatol.2019.3602

    Вклад авторов: Д-р Мейер Сотер имел полный доступ ко всем данным исследования и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн: Meyer Sauteur, Theiler, Berger.

    Сбор, анализ или интерпретация данных: Все авторы.

    Составление рукописи: Meyer Sauteur, Theiler.

    Критическая проверка рукописи на наличие важного интеллектуального содержания: Все авторы.

    Статистический анализ: Мейер Сотер.

    Получено финансирование: Мейер Сотер, Бергер.

    Административная, техническая или материальная поддержка: Meyer Sauteur, Weibel, Berger.

    Надзор: Мейер Сотер, Вайбель, Бергер.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Meyer Sauteur сообщил о получении грантов от Европейского общества детских инфекционных заболеваний, Фонда Промедика и Международного фонда Старра, помимо представленной работы.Других раскрытий не поступало.

    Дополнительные взносы: Мы благодарим пациентов и их родителей за разрешение опубликовать эту информацию. Мы благодарим сотрудников отделения неотложной помощи и сотрудников поликлиники Детской университетской больницы Цюриха за набор участников и сотрудников лаборатории микробиологии Детской университетской больницы Цюриха за обработку образцов.

    3.Канаван Т.Н., Матес Э.Ф., Фриден Я, Синкай К. Mycoplasma pneumoniae – индуцированная сыпь и мукозит как синдром, отличный от синдрома Стивенса-Джонсона и многоформной эритемы: систематический обзор. J Am Acad Dermatol . 2015;72(2):239-245. doi:10.1016/j.jaad.2014.06.026PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Spuesens ЭБ, Фраай PL, Виссер НАПРИМЕР, и другие. Носительство Mycoplasma pneumoniae в верхних дыхательных путях симптомных и бессимптомных детей: обсервационное исследование. PLoS Med .2013;10(5):e1001444. doi:10.1371/journal.pmed.1001444PubMedGoogle Scholar8.Harris М, Кларк Джей, Кут Н, и другие; Комитет по стандартам медицинской помощи Британского торакального общества. Рекомендации Британского торакального общества по лечению внебольничной пневмонии у детей: обновление 2011 г.   Торакс . 2011;66(дополнение 2):ii1-ii23. doi:10.1136/thoraxjnl-2011-200598PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Mayor-Ibarguren А, Фейто-Родригес М, Гонсалес-Рамос Дж, и другие.Мукозит, вторичный по отношению к инфекции Chlamydia pneumoniae : расширение концепции сыпи и мукозита, вызванных Mycoplasma pneumoniae . Педиатр Дерматол . 2017;34(4):465-472. doi:10.1111/pde.13140PubMedGoogle ScholarCrossref 13.Amode R, Инген-Хауз-Оро С, Ортонн Н, и другие. Клинические и гистологические особенности мультиформной эритемы, связанной с Mycoplasma pneumoniae : одноцентровая серия из 33 случаев по сравнению со 100 случаями, вызванными другими причинами. J Am Acad Dermatol . 2018;79(1):110-117. doi:10.1016/j.jaad.2018.03.013PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Gardiner СЖ, Гавранич Джей Би, Чанг АБ. Антибиотики при внебольничных инфекциях нижних дыхательных путей, вторичных по отношению к Mycoplasma pneumoniae , у детей.  Система базы данных Cochrane, ред. . 2015;1:CD004875. doi:10.1002/14651858.CD004875.pub5PubMedGoogle Scholar .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.