Что такое герпес 6 типа у детей: Герпесвирусные инфекции у детей

Содержание

Human Herpes Virus 6, IgG

Антитела класса IgG к человеческому герпес-вирусу 6-го типа (ВГЧ-6) вырабатываются иммунной системой начиная со второй недели после заражения вирусом и сохраняются на протяжении всей жизни. Их выявление служит надежным свидетельством инфицированности ВГЧ-6.

Синонимы русские

Антитела класса IgG к ВГЧ-6, иммуноглобулины класса G к вирусу человеческого герпеса 6-го типа.

Синонимы английские

Anti-HHV-6 IgG, Human Herpes Virus type 6 IgG antibodies, Anti–Human Herpes Virus 6 IgG, HHV-6 Antibodies.

Метод исследования

Иммуноферментный анализ (ИФА).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

6-й тип герпес-вируса человека (ВГЧ-6) впервые был выделен относительно недавно, в 1986 г.

(в клетках крови пациентов, зараженных ВИЧ). К настоящему времени установлено, что инфекция ВГЧ-6 широко распространена и имеет 2 подтипа – А и В, – которые отличаются генетически и эпидемиологически: чаще встречается подтип В, а подтип А обычно обнаруживают у пациентов с иммунодефицитами. Подтип В является основной причиной внезапной экзантемы – детской болезни, сопровождающейся высокой температурой и сыпью. Кроме того, герпес-вирус может протекать бессимптомно и в виде неспецифического лихорадочного заболевания. В некоторых случаях наблюдаются осложнения со стороны центральной нервной системы (судороги на фоне высокой температуры, редко другие неврологические осложнения, включая энцефалит, менингоэнцефалит, серозный менингит).

Антитела IgG к данному вирусу выявляются у 70-90  % взрослых людей. Первичная инфекция ВГЧ-6 у взрослых встречается редко, она может быть связана с фульминантным гепатитом, с инфекционным мононуклеозом, отрицательным по вирусу Эпштейна – Барр.

Наиболее вероятный путь передачи инфекции – воздушно-капельный, со слюной, не исключена «вертикальная» передача – от матери к ребенку во время беременности. Вирус склонен поражать лимфоциты. Репликация вируса происходит главным образом в Т-лимфоцитах, но он может быть выявлен и в других клетках – моноцитах, В-лимфоцитах, – а также в ткани мозга, печени, слюнных желез, в эндотелии.

Как и другие герпес-вирусы, ВГЧ-6 после первичного инфицирования способен персистировать в организме, активируясь при угнетении иммунитета. Трансплантация стволовых клеток и пересадка внутренних органов повышает риск инфекций, вызванных ВГЧ-6 (в большинстве случаев это, видимо, обусловлено реактивацией латентной инфекции в результате угнетения иммунитета на фоне иммуносупрессивной терапии).

Анализ на ВГЧ-6, наряду с проверкой на цитомегаловирус и вирус Эпштейна – Барр, рекомендуется для как можно более раннего выявления вирус-ассоциированных заболеваний и успешности трансплантации.

В настоящее время активно исследуется возможная роль ВГЧ-6 в развитии рассеянного склероза, синдрома хронической усталости, лимфопролиферативных заболеваний, его влияние на течение ВИЧ-инфекции.

Для диагностики ВГЧ-6 широко применяется выявление вирусоспецифических антител класса IgG, которые делятся на подклассы:

1) Антитела IgG к предранним (неструктурным) белкам ВГЧ-6

Эти антитела появляются в ответ на активацию вируса в инфицированной им клетке. Они очень специфичны, поэтому при их обнаружении не наблюдается ложноположительных результатов. Наличие IgG к предранним белкам ВГЧ-6 – однозначный признак активности вируса. Они вырабатываются как при первичной острой инфекции, так и при рецидиве хронической инфекции и реинфекции ВГЧ-6.

2) Низкоавидные антитела IgG к ВГЧ-6

Через 10-14 дней после первичного заражения ВГЧ-6 у человека без иммунодефицита появляются антитела IgG с низкой авидностью (слабой силой связывания антигенов ВГЧ-6), при этом авидность антител IgG постоянно возрастает, а доля низкоавидных антител IgG уменьшается, так что они полностью исчезают через 1-3 месяца. Обнаружение среди IgG более 50  % низкоавидных IgG к ВГЧ-6 – однозначный признак первичного заражения этим вирусом.

3) Высокоавидные антитела IgG к ВГЧ-6

Начинают вырабатываться практически одновременно с низкоавидными антителами IgG и циркулируют в крови носителя ВГЧ-6 всю жизнь.

Анализ на IgG к ВГЧ-6 с классификацией их по вышеописанным подклассам, безусловно, очень информативен, однако применяется редко, поскольку требует дорогостоящих иммунодиагностических наборов. В связи с этим стандартным исследованием на IgG-антитела к ВГЧ-6 является иммуноферментный анализ (ИФА) сыворотки крови с определением диагностического титра всех вирусоспецифических IgG в целом и учет его изменений.

Первичная инфекция

Первичное заражение ВГЧ-6, как правило, происходит в детстве (до 3 лет) и в большинстве случаев (70-80  %) не приводит к острому инфекционному процессу, а переходит в латентное, бессимптомное, течение (вирусоносительство). Тем не менее иммунная система человека отвечает на вторжение вируса продукцией антител. IgG появляются на 2-й неделе после заражения в небольшой концентрации, которая непрерывно нарастает и достигает максимума через месяц.

При отсутствии активного размножения вируса достигнутый уровень специфических IgG-антител с незначительными колебаниями сохраняется в течение жизни. Из этого следует, что если при анализе не обнаружено вирусоспецифических IgG или они обнаружены в невысоком титре, то необходимо повторное исследование через 2 недели после первого.

Если после первичного заражения вирус начинает активно размножаться, развивается острая первичная ВГЧ-6-инфекция, которая в подавляющем большинстве случаев проявляется крупными высыпаниями на коже и повышением температуры. При этом вирусоспецифические антитела IgG также достигают пика через месяц, но их титр в 2-4 раза выше, чем при латентном течении. После нейтрализации активных вирусов титр вирусоспецифических IgG начинает постепенно снижаться и через 1-1,5 месяца приближается к уровню антител при латентном течении.

Вторичная инфекция

Хроническое (латентное) течение ВГЧ-6 может сопровождаться обострениями первично-латентного процесса или рецидивами первичной инфекции.

Кроме того, редко, когда в результате антивирусной терапии, эффективной иммунной защиты первичное заражение ВГЧ-6 завершилось устранением вируса, возможно повторное заражение ВГЧ-6 или реинфекция.

Для всех случаев вторичной инфекции характерно наличие в организме уже существующих антител IgG к ВГЧ-6. Тем не менее обострение, рецидив и реинфекция стимулируют дополнительную продукцию вирусоспецифических IgG, причем их титр начинает возрастать на 1-3-й день инфекционного процесса. Однако, поскольку вторичная инфекция развивается, как правило, из-за снижения существующего антивирусного иммунитета, титр IgG-антител может оказаться существенно ниже, а сроки достижения пика их продукции существенно больше наблюдаемых при нормально функционирующей иммунной системе. Как и при первичной острой инфекции, после нейтрализации активных вирусов ГЧ-6 уровень IgG начинает снижаться и достигает исходного значения через 1-1,5 месяца после наступления клинической ремиссии.

Таким образом, при обнаружении в крови IgG-антител к ВГЧ-6 следует повторить исследование через 2 недели после предыдущего и через 1-1,5 месяца после ремиссии.

Для чего используется это исследование?

Чтобы установить инфицированность ВГЧ-6 и характер инфекции:

  • первичная инфекция (острое течение, латентное течение, носительство),
  • вторичная инфекция (хроническое течение, обострение/рецидив, реинфекция).

Когда назначается исследование?

  • При дифференциальной диагностике детских инфекций, протекающих с высокой температурой и сыпью.
  • При диагностике инфекционного мононуклеоза, отрицательного по вирусу Эпштейна – Барр.
  • В комплексе обследований пациентов с лимфопролиферативными заболеваниями и гемобластозами.
  • В комплексе обследований реципиентов органов и тканей до и после трансплантации.
  • При диагностике вирусассоциированных заболеваний у ВИЧ-инфицированных и при других иммунодефицитных состояниях (синдроме хронической усталости).

Что означают результаты?

Референсные значения

Результат: отрицательный.

КП (коэффициент позитивности): 0 — 0,79.

Положительный результат

Однократный положительный результат однозначно свидетельствует о наличии ВГЧ-6. Однако с учетом широкого распространения среди населения этого вируса в неактивной форме для выяснения характера хронической вирусной инфекции (активная/неактивная) необходим повторный анализ на IgG через 2 недели после предыдущего. Увеличение титра антител хотя бы в 1,5-2 раза по сравнению с предыдущим указывает на активность ВГЧ-6. Для подтверждения ремиссии вирусной инфекции требуется еще два повторных теста: первый выполняется при симптомах ремиссии, второй – через 1 месяц после предыдущего. Снижение титра вирусоспецифических IgG во втором исследовании минимум в 1,5 раза по сравнению с предыдущим позволяет с уверенностью говорить об отсутствии активных ВГЧ-6 и наступлении ремиссии вирусной инфекции.

Отрицательный результат

  • Однократный отрицательный результат может свидетельствовать об отсутствии ВЧГ-6 или о ранней стадии заражения (до двух недель). Необходимо провести повторное исследование не менее чем через 2 недели.
  • Повторный отрицательный результат однозначно свидетельствует об отсутствии ВЧГ-6.

Что может влиять на результат?

Помимо нарушений, связанных со взятием, хранением, транспортировкой биоматериала и проведением исследования, на результат влияет состояние иммунитета. В связи с тем что иммунная система новорождённых, детей раннего возраста нестабильна, а доноры крови, тканей и органов подвергаются иммуноугнетающей терапии, иммунитет таких пациентов на момент исследования бывает ослабленным (скомпрометированным). В этом случае производство антител IgG может оказаться сниженным, что приведет к ложноотрицательному результату анализа.

▷ Медицинский центр Eurolab

Общая характеристика

Вирус герпеса VI типа на генетическом уровне схож с цитомегаловирусом (ЦМВ). Выделяют два типа Human herpes virus VI: ВГЧ-6А и ВГЧ-6В.

ВГЧ-6А чаще всего встречается у пациентов с нейровоспалительными заболеваниями (рассеянный склероз и т. д.), ВГЧ-6В — причина детской розеолы. Может проявляться при трансплантации органов, приводить к клиническим проявлениям: энцефалиту, угнетению костного мозга, пневмониту.

Передается при близком контакте между людьми через:

  • слюну,
  • кровь,
  • грудное молоко,
  • семенную жидкость, вагинальный секрет.

Показания для назначения

  • появление после непродолжительной лихорадки розовых пятнисто-папулезных высыпаний на коже,
  • увеличение лимфатических узлов: шейных, задних ушных,
  • меняющаяся диагностика инфекций (краснуха, корь, инфекционная эритема, энтеровирусная инфекция, отиты, менингиты и т.д.),
  • пузырьковые герпетиформные высыпания,
  • профилактические скрининговые исследования,
  • иммунодефицитные состояния.

Клиническая значимость

Помощь в экспресс-диагностике инфекции вируса герпеса VI типа.

Материал для исследования

Цельная кровь, плазма периферической крови, ликвор, слюна, мазки из ротоглотки, биопсийный и аутопсийный материал, амниотическая жидкость, бронхоальвеолярный лаваж, соскобное отделяемое слизистой оболочки урогенитального тракта, моча (первая порция).

Правила подготовки пациента

Кровь

Стандартные условия. Через 8-12 часов после последнего приема пищи. Допускается перерыв 6 часов после приема пищи (жирная пища должна быть исключена).

Урогенитальный соскоб

Стандартные условия. За три часа до анализа воздержатся от мочеиспускания. В течение трех суток исключить половые контакты. Две недели не принимать антибактериальные препараты.

Женщинам за три дня до исследований противопоказаны: спринцевания, постановка внутривагинальных свечей, мазей, тампонов. Материал не сдается во время менструации (через 3 дня после ее окончания).

Соскоб из ротоглотки

Стандартные условия. Натощак или через 2-4 часа после еды. Перед анализом следует прополоскать рот кипяченой водой.

Слюна

Стандартные условия. В течение 30 минут до забора материала не есть, не пить, не курить, не чистить зубы. За сутки до анализа исключить: употребление спиртных напитков, попадание губной помады.

Моча

Обязательно провести туалет наружных половых органов перед анализом. Собирается первая порция утренней мочи в стерильный сухой контейнер.

Вирусы герпеса и как от них лечат

Тем более что тот же цитомегаловирус может грозить вам аутоиммунным заболеванием и без дополнительной стимуляции. Публикация в одном из самых цитируемых медицинских журналов, The Lancet, указывает на то, что цитомегаловирус связан с диабетом 1-го типа. Есть и сообщения о том, что герпесвирусы могут способствовать развитию синдрома Гийена — Барре, при котором из-за аутоиммунных воспалительных процессов у пациентов наступает мышечная слабость. И это еще не полный список.

Крайне редко вирус Эпштейна — Барр может перейти в хронически активную форму, то есть вызвать «пожизненный» инфекционный мононуклеоз. Но даже в таких случаях, согласно исследованиям иммунологов, количество иммуноглобулинов в организме может скорее повыситься, так как вирус заставляет усиленно плодиться клетки, в которых проходит его лизогенический цикл. А ведь именно B-лимфоциты эти самые иммуноглобулины и производят. Зачем дополнительно добавлять их, не совсем понятно.

Интерфероны не так разнообразны (хотя все же достаточно) и не могут быть личными конвоирами для каждого типа вирусов и бактерий, как антитела. Их функция скорее активация иммунной системы, призыв клеток к обороне, когда в организме обнаружен враг. Благодаря им разнообразные клетки иммунной системы приходят в полную боеготовность, а «мирные жители» начинают более активно показывать куски белков, найденные внутри, чтобы присутствие врага было легче обнаружить. Но организм человека, не страдающего от иммунодефицита, в изобилии производит все эти вещества сам. Лечить ими все подряд не получится, поскольку иммунная система сложна и тонка. Держать свою внутреннюю армию в состоянии непрекращающейся агрессии — не самое мудрое решение для поддержания в организме мира и спокойствия.

К тому же, согласно обзору в журнале Annual Review of Microbiology, многие герпесвирусы человека благополучно подавляют работу наших интерферонов против самих себя, поэтому вы вряд ли сможете как-то на них повлиять.

С другой стороны, иммунотерапия может быть эффективна против онкологических заболеваний и других осложнений, которые вызывают герпесвирусы. Однако здесь важно, какие именно антитела мы применяем, ведь каждое антитело нацелено на конкретный патоген. С интерферонами тоже все непросто, и, хотя иммунной терапии сулят большое будущее (особенно в онкологии), ученые еще не до конца разобрались, как применять такое мощное оружие. Поэтому в борьбе с герпесвирусами проще надеяться на появление новых вакцин, чем на скорое полное излечение и на пачки разнообразных «-феронов», которые стали так популярны в странах СНГ.

Наши рекомендации нельзя приравнивать к назначению врача. Перед тем как начать принимать тот или иной препарат, обязательно посоветуйтесь со специалистом.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Вирус герпеса типа 6 — StatPearls

Программа непрерывного образования

Хотя наиболее частым проявлением вируса герпеса человека 6 (ВГЧ-6) является субитумная сыпь, также называемая детской розеолой, ВГЧ-6, как известно, вызывает более опасную инфекции у лиц с ослабленным иммунитетом. Члены межпрофессиональной бригады должны признать, что дальнейшая оценка этого состояния оправдана, когда у пациента с ослабленным иммунитетом наблюдаются изменения поведения с сыпью или без нее.Раннее распознавание приведет к ускоренному лечению, улучшению ухода за пациентами и предотвращению неблагоприятных исходов. В этом упражнении рассматривается диагностика, ведение и лечение вируса герпеса человека 6, а также подчеркивается роль межпрофессиональной команды в уходе за больными пациентами.

Цели:

  • Опишите патофизиологию вируса герпеса человека 6.

  • Опишите типичную клиническую картину пациента с вирусом герпеса человека 6.

  • Краткий обзор рекомендаций по лечению пациентов, инфицированных вирусом герпеса 6 типа.

  • Объясните важность улучшения координации помощи между межпрофессиональной командой для улучшения оказания помощи пациентам, инфицированным вирусом герпеса человека 6, особенно тем, кто подвержен риску более тяжелой инфекции.

Доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Вирус герпеса человека 6 (HHV-6) первоначально был обнаружен в лимфоцитах крови взрослых с лимфопролиферативными заболеваниями или СПИДом и был назван В-лимфотропным вирусом человека.Дальнейшие исследования выявили HHV-6 в лимфоцитах CD4+ и в составе вирусов герпеса. Поскольку это был шестой выделенный вирус герпеса, впоследствии он был переименован в человеческий герпесвирус 6. Известно, что типичный для вируса герпеса вирус HHV-6 вызывает острую, непрекращающуюся и постоянную инфекцию.

HHV-6 — собирательное название двухцепочечных ДНК-вирусов HHV-6A и HHV-6B. HHV-6A и HHV-6B, официально признаны отчетливыми вирусами вместо вариантов в семье Герпесвируса.Хотя о HHV-6A известно гораздо меньше, он чаще встречается у хозяина с ослабленным иммунитетом. Напротив, исследования определили, что HHV-6B является этиологическим агентом детской экзантемы (детская розеола) [1]. Приобретение HHV-6B довольно часто встречается у молодых людей и часто наблюдается в отделениях неотложной помощи по всему миру. HHV-6B является вездесущим вирусом, которым более 90% населения инфицировано в течение первых 3 лет жизни.

Этиология

HHV-6A, HHV-6B и HHV-7 имеют определенный уровень гомологии с цитомегаловирусом человека (CMV), единственным другим бета-герпесвирусом человека.[1] И HHV-6A, и HHV-6B реплицируются в Т-клетках. Однако они различаются по рецепторам, используемым для входа в клетку. В отличие от человеческой кластерной дифференцировки 46 (CD46), используемой вирусом HHV-6A, исследования показывают, что кластерная дифференцировка 134 (CD134) является первичным рецептором для HHV-6B.[2] CD134 экспрессируется только на активированных Т-клетках.[3] Подобно HHV-8, также известному как вирус герпеса, ассоциированный с саркомой Капоши (KSHV), и вирус Эпштейна-Барра (EBV), исследования HHV-6 доказывают, что вирус является онкогенным и разрушительным для аутоиммунных клеток. После связывания с соответствующим рецептором HHV-6 устанавливает латентное состояние в лимфоцитах и ​​обладает сильной иммуномодулирующей способностью, которая может запускать как иммуносупрессивные, так и хронические воспалительные пути. [3]

Во взрослом возрасте более 95% населения являются серопозитивными в отношении HHV-6A, HHV-6B или обоих вариантов. Существующие серологические методы неэффективны для выделения одного варианта от другого [4]. В настоящее время хорошо известно, что HHV-6 является основной причиной детской розеолы. HHV-6B в первую очередь поражает младенцев и является основной причиной реактивации вируса как у иммунокомпетентных, так и у иммунокомпрометированных хозяев.[1] В общей популяции подавляющее большинство взрослых с хроническим ВГЧ-6 остаются бессимптомными. Исследования HHV-6 и его роли в центральной нервной системе продолжаются. В одном исследовании более 70% детей с первичной инфекцией ВГЧ-6 имели ДНК вируса в спинномозговой жидкости. У этих детей одновременно с первичной инфекцией HHV-6 были неврологические осложнения, включая частые фебрильные судороги. [5] Напротив, другие исследователи определили распространенность ДНК HHV-6 в спинномозговой жидкости детей с фебрильными судорогами и пациентов со СПИДом с неврологическими симптомами только от 0% до 4%.[5] Эти вирусы были связаны с заболеваниями у пациентов с ослабленным иммунитетом и могут играть роль в этиологии болезни Ходжкина и других злокачественных новообразований.[4] Кроме того, успешные исследования выявили HHV-6A и HHV-6B как источник оппортунистических инфекций у пациентов с ослабленным иммунитетом, включая пациентов с энцефалитом, гепатитом, колитом и пневмонитом.[6]

Эпидемиология

Исследователи идентифицировали HHV-6B как этиологический патоген, ответственный за большинство инфекций HHV-6, проявляющихся симптомами.Хотя исследования подтверждают, что большинство людей были инфицированы ВГЧ-6 в какой-то момент своей жизни, первичное заражение ВГЧ-6 происходит в течение первых 2 лет. В этой возрастной группе это обычно связано с недифференцированным лихорадочным заболеванием, хотя у части детей будут проявляться классические проявления детской розеолы. В нескольких отчетах об исследованиях зафиксировано снижение серопозитивности с увеличением возраста [4]. Хотя первичная инфекция ВГЧ-6 у взрослых встречается редко, реактивация может произойти в любом возрасте.Инфекция HHV-6 не имеет склонности к половой жизни и может встречаться у людей всех рас.

HHV-6 — это повсеместно распространенный вирус, встречающийся во всем мире. В крупном проспективном исследовании североамериканских детей пиковый возраст заражения HHV-6 приходился на возраст от 6 до 9 месяцев.[1] Как и в Соединенных Штатах, в Великобритании и Японии от 97 до 100 % первичных инфекций связаны с HHV-6B. Хотя эпидемиологические отчеты о HHV-6A ограничены, исследования показывают, что инфекция HHV-6A приобретается в более позднем возрасте и что первичная инфекция этим конкретным вариантом часто протекает бессимптомно.[7] Тем не менее, несколько групп зарегистрировали HHV-6A у детей с симптомами из Африки и США. Кроме того, HHV-6A был идентифицирован как преобладающая форма вируса, выделенного у ВИЧ-позитивных младенцев в эндемичном регионе Африки к югу от Сахары. [7] Среди разных популяций серопревалентность резко различается. Задокументировано 20 % серопревалентности среди беременных марокканских женщин и 100 % среди бессимптомных взрослых китайцев. Серопревалентность колебалась примерно от 39 до 80% среди этнически разнообразного взрослого населения Танзании, Малайзии, Таиланда и Бразилии.[4]

Патофизиология

В целом, первичная инфекция HHV-6 является одной из наиболее распространенных причин острых лихорадочных заболеваний у детей раннего возраста. Это также является важной причиной обращений в отделение неотложной помощи, госпитализаций и фебрильных судорог [1]. HHV-6 принадлежит к подсемейству Betaherpesvirinae и роду Roseolovirus . Частица вириона имеет характерную структуру герпесвируса с центральным ядром, содержащим вирусную ДНК, капсидом и богатым белком покровным слоем, окруженным мембраной.

Основной клеткой-мишенью для HHV-6 является зрелая Т-клетка CD4+.[1] Вирус продемонстрировал плейотропное действие на иммунную систему, включая модуляцию функции естественных клеток-киллеров. In vivo HHV-6 в первую очередь инфицирует и реплицируется в лимфоцитах CD4 после прикрепления к клеточному рецептору CD46. Через опосредованный рецептором эндоцитоз HHV-6 проникает в клетки с последующей репликацией вируса (Ablashi). После первичного заражения ДНК вируса живет в мононуклеарных клетках периферической крови (МКПК).[1]

В то время как точный механизм передачи HHV-6 все еще находится в стадии изучения, несколько исследований выявили передачу вируса через слюну. По-видимому, наиболее распространенным путем является передача через слюну от матери к ребенку. В нескольких ранних отчетах описывалось, что инфекционный ВГЧ-6 присутствует в слюне почти каждого человека, прошедшего тестирование.[4] Кроме того, образцы слюны 90% обследованных лиц содержали ДНК ВГЧ-6, в то время как в другом исследовании, основанном на ПЦР, только 3% людей были положительными, хотя 63% образцов биопсии слюнных желез были положительными.[4] Геном HHV-6 также был обнаружен в спинномозговой жидкости детей во время первичных и латентных инфекций, а также в мозговом веществе здоровых взрослых при аутопсии, что позволяет предположить, что как ЦНС, так и слюнные железы являются резервуаром вирусной латентности и персистирующей инфекции. .[1][4]

Анамнез и медицинский осмотр

Хотя различные клинические проявления и заболевания, связанные с ВГЧ-6, все еще находятся в стадии изучения, исследования уже подтверждают, что ВГЧ-6 играет важную роль в заболеваниях центральной нервной системы и у лиц с ослабленным иммунитетом, включая реципиентов трансплантатов.[8] Инфекция ВГЧ-6 обычно протекает доброкачественно и проходит самостоятельно. Лица с симптомами, как правило, младенцы или взрослые с ослабленным иммунитетом, у которых наблюдается реактивация болезни.

ВГЧ-6В является возбудителем экзантемы субитум (также известной как детская розеола), детского заболевания, характеризующегося высокой температурой и легкой кожной сыпью, на долю которого приходится от 10 до 17% обращений детей в отделение неотложной помощи с острой лихорадкой до 36 месяцев.[9] На первичную инфекцию ВГЧ-6 приходится более 36% всех случаев острой лихорадки у детей в возрасте от 12 до 15 месяцев, и почти исключительно она вызывается ВГЧ-6В, а не ВГЧ-6А. [9][8][10]

Диагноз детской розеолы устанавливается клинически. Это часто провоцируется внезапным началом высокой лихорадки с температурой, достигающей 40 ° C (104 F) в течение трех-пяти дней. Во время начальной лихорадочной фазы у некоторых детей наблюдается периорбитальный отек, конъюнктивит или воспаление барабанной перепонки, в то время как многие другие будут активны и здоровы.[9] Другие симптомы у детей включают лимфаденопатию, желудочно-кишечные (ЖКТ) симптомы, включая дисфункцию печени и гепатит, а также выбухание родничков.[11] У взрослых часто встречаются гепатит и симптомы, характерные для энцефалита.[9] Симптомы у реципиентов часто включают лихорадку, реакцию «трансплантат против хозяина» (РТПХ), симптомы отторжения трансплантата, интерстициальный пневмонит, миелит и сыпь.[12]

Результаты физикального обследования обычно соответствуют ранее описанным симптомам. У детей при снижении лихорадки часто появляется белеющая пятнисто-папулезная сыпь розово-розового цвета размером примерно 2–5 мм с ореолом вокруг. Сыпь обычно сохраняется в течение одного-двух дней и часто распространяется центробежно. Однако есть задокументированные случаи лихорадки без сыпи.[13] Воспаление барабанной перепонки и признаки инфекций верхних или нижних дыхательных путей часто встречаются у детей, в то время как у взрослых при физикальном обследовании может быть лихорадка, гепатоспленомегалия и лимфаденопатия.[12]

Оценка

Вирус герпеса человека 6 (HHV-6) можно диагностировать с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР), серологии или вирусных культур, причем ПЦР является преобладающим методом.[12] Однако маловероятно, что лабораторные исследования будут проведены у иммунокомпетентных лиц из-за самокупирующегося характера заболевания. Слюна является основным резервуаром для передачи вируса, так как он часто выделяется в слюнных железах. Хотя сообщений о передаче вируса при переливании крови и грудном вскармливании не поступало, были зарегистрированы случаи ВГЧ-6 после трансплантации органов.[12] Большинство исследователей твердо убеждены в том, что заражение ВГЧ-6В происходит в раннем возрасте, тогда как заражение ВГЧ-6А развивается позже. Оба варианта вируса были одновременно обнаружены у взрослых, что позволяет предположить, что вирусы хронически поражают многих людей.

Лабораторные исследования при ВГЧ-6 могут выявить лейкоцитоз, лейкопению и анемию.[13] У пациентов с трансплантацией почки и пациентов с дисфункцией печени следует провести исследования почек и печени соответственно, чтобы исключить нарушение электролитного баланса и гепатит.

Показания к рентгенологической визуализации зависят от клинической картины, особенно у лиц с ослабленным иммунитетом.Рентгенография грудной клетки может быть выполнена для исключения другой этиологии у взрослых, включая пневмонию и пневмонит. У детей потребность в визуализации возникает реже. Компьютерная томография (КТ) головы с контрастом или без него может быть получена для поиска других излечимых заболеваний. При поражении центральной нервной системы может быть выполнена люмбальная пункция. Инфекция HHV-6 в ЦНС часто имеет умеренный плеоцитоз с повышенным содержанием белка. СМЖ может быть отправлена ​​на ПЦР-исследование HHV-6 для подтверждения диагноза.[14]

Лечение/управление

В настоящее время не существует утвержденного соединения, предназначенного исключительно для лечения ВГЧ-6, и нет доступной вакцины.[8] Обычно не рекомендуется проводить противовирусную профилактику инфекции HHV-6. Вместо этого рекомендуется проводить раннее противовирусное лечение, особенно в случаях энцефалита HHV-6. Рекомендуется терапия первой линии с внутривенным введением ганцикловира и фоскарнета с лечением в течение 3–4 недель.[15] У пациентов, перенесших трансплантацию стволовых клеток, лечение ганцикловиром имеет задокументированные преимущества и является рекомендуемым противовирусным препаратом выбора.[15]

Инфекции ВГЧ-6 у иммунокомпетентных детей проходят самостоятельно и не требуют лечения. Лечение младенцев с детской розеолой обычно поддерживающее.[12] Жаропонижающие, такие как ацетаминофен или ибупрофен, рекомендуются для лечения сильной лихорадки и лиц с риском фебрильных судорог. Если возникают фебрильные судороги, противоэпилептические средства не нужны. Лица с инфекцией HHV-6, проявляющейся поражением ЦНС, включая фебрильные судороги, должны быть госпитализированы.

Дифференциальный диагноз

Дифференциальный диагноз входит:

  • инфекционный мононуклеоз

  • Вирусный гепатит

  • герпес симплекс вирус-инфекция

  • Meningitis

  • RUBLELLA

  • Вирусная пневмония

  • Лекарственная сыпь с эозинофилией и системными симптомами (DRESS-синдром)

У детей с классической детской розеолой этиологическим возбудителем является ВГЧ-6.Однако некоторые другие заболевания могут вызывать лихорадку и сыпь. Более тяжелые, менее доброкачественные причины таких симптомов требуют исключения. У иммунокомпетентных взрослых инфекция HHV-6 проявляется аналогично мононуклеозу. Таким образом, ВЭБ и ЦМВ следует исключить. Пациенты с ослабленным иммунитетом, особенно те, кому пересаживают органы, и больные СПИДом, как правило, имеют симптомы. Эта когорта лиц с заболеванием ВГЧ-6 часто одновременно инфицирована ЦМВ, и противовирусное лечение следует начинать незамедлительно.HHV-6 коррелирует с несколькими другими заболеваниями, включая гепатит, простой герпес, менингит, краснуху, вирусную пневмонию и DRESS-синдром.[16] Кроме того, существует документация о HHV-6 в случаях рассеянного склероза, энцефалита и интерстициального пневмонита.[17] Стоит отметить, что только HHV-6A связан с тиреоидитом Хашимото.[12]

Прогноз

Как правило, первичная инфекция HHV-6 проходит самостоятельно, и иммунокомпетентные люди выживают без осложнений.У людей с ослабленным иммунитетом в отчетах описано более тяжелое заболевание. Имеются документальные данные о пневмоните, гепатите и отторжении органов у пациентов с трансплантацией, а также о смерти пациентов с энцефалитом и менингоэнцефалитом.[18] Точно так же в Японии с 2003 по 2004 год обследование пациентов с энцефалитом, связанным с субитумной экзантемой, показало необычно плохой прогноз [19] с зарегистрированными смертельными исходами у двух детей с энцефалопатией, вторичной по отношению к инфекции HHV-6. У детей было обнаружено генетическое митохондриальное заболевание.[20]

Осложнения

Обычно первичная инфекция ВГЧ-6 протекает доброкачественно со спонтанным исчезновением через 5–7 дней. Наиболее частым осложнением детской розеолы являются фебрильные судороги. Дополнительные осложнения часто возникают из-за нейротрофических эффектов HHV-6, что особенно заметно в случаях поражения центральной нервной системы, например, в случаях менингоэнцефалита и энцефалопатии. В этих случаях вирус проникает в мозг во время первичной инфекции и может оставаться в спящем состоянии в тканях мозга.[21] Впоследствии появились записи о случаях острого или подострого энцефалита, иногда связанных с диффузной или многоочаговой демиелинизацией.[4] HHV-6 редко вызывает оппортунистическую инфекцию у лиц с ослабленным иммунитетом. Активность HHV-6A и HHV-6B была обнаружена после трансплантации почек, печени и костного мозга (BMT) [4].

Сдерживание и просвещение пациентов

У в остальном здорового младенца с детской розеолой обучение родителей имеет решающее значение для снижения беспокойства по поводу лихорадки и возможных фебрильных судорог. Важность поддерживающей терапии жаропонижающими средствами и бесполезность антибиотиков требуют объяснения. У лиц с ослабленным иммунитетом сложные симптомы и другие вторичные вирусные заболевания, которые могут сопровождать инфекцию HHV-6, являются поводом для консультирования с упором на раннее обращение за медицинской помощью при появлении симптомов.

Pearls and Other Issues

Общепризнанно, что HHV-6B является причинным вариантом, ответственным за большинство первичных инфекций, в то время как HHV-6A приобретается после HHV-6B в результате бессимптомной инфекции.[22]1. Отличие случаев первичной инфекции HHV-6 с типичной сыпью детской розеолы от других заболеваний является ключом к исключению более тяжелых диагнозов. Наиболее частым осложнением инфекции ВГЧ-6 является детская розеола, и на ВГЧ-6 приходится примерно 10–20 % лихорадочных заболеваний у детей в возрасте от 6 месяцев до 3 лет. Фебрильные судороги, симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта и дыхательных путей встречаются реже и обычно проходят самостоятельно. Поддерживающая терапия с отдыхом и гидратацией является общепринятым подходом к лечению в этой подгруппе.Подобно другим вирусам герпеса, HHV-6 реплицируется в слюнных железах и находится в латентном состоянии в мононуклеарных клетках периферической крови. Диагностика ВГЧ-6 с помощью лабораторных исследований у иммунокомпетентного хозяина обычно не требуется. Тем не менее, ПЦР, серологические исследования или посев вируса часто необходимы для лиц с ослабленным иммунитетом, подозреваемых в наличии HHV-6.

Инфекция HHV-6 коррелирует с более тяжелыми заболеваниями, включая мононуклеоз, колит, миокардит и гепатит, в дополнение к документально подтвержденным осложнениям центральной нервной системы в виде энцефалита и менингоэнцефалита.Раннее распознавание и лечение неврологических осложнений являются неотъемлемой частью предотвращения неблагоприятных исходов. Дети и взрослые, больные раком, реципиенты аллогенных трансплантатов и лица с иммуносупрессивными расстройствами, подвержены риску реактивации ВГЧ-6. В таких случаях у людей может наблюдаться лихорадка, сыпь и снижение количества циркулирующих гранулоцитов и эритроидных клеток.[12] Хотя не существует утвержденных методов лечения исключительно инфекции HHV-6, противовирусное лечение ганцикловиром и/или фоскарнетом оказалось успешным в лечении неврологических осложнений, описанных ранее.

Улучшение результатов работы бригады здравоохранения

HHV-6 обычно проявляется сыпью как у детей, обращающихся в отделение неотложной помощи, так и у педиатров. Хотя определение сыпи может быть сложной задачей, выделение конкретных сопутствующих симптомов необходимо, чтобы различать более токсичные и доброкачественные заболевания. Большинство инфекций HHV-6 протекают бессимптомно, преходящи и не требуют противовирусного лечения. [Уровень II] Консультация педиатра является рекомендацией для младенцев с детской розеолой, у которых есть фебрильные судороги.Известны осложнения HHV-6, и людям с более зловещими признаками и симптомами, включая изменения психического статуса и недостаточность органов, может помочь межпрофессиональный подход. В таких случаях необходима консультация невролога и врача-инфекциониста. При подозрении на сердечную недостаточность, связанную с HHV-6, ранняя консультация кардиолога имеет решающее значение для лечения инфекционного миокардита у иммунокомпетентных взрослых пациентов.[23] [Уровень IV]

Скоординированный уход со стороны квалифицированных медсестер целесообразен для наблюдения за ухудшением состояния и изменениями показателей жизнедеятельности.Точно так же не следует сбрасывать со счетов лабораторную помощь в ускорении предпочтительных методов обнаружения вируса в крови или спинномозговой жидкости с помощью ПЦР или вирусного антигена в ткани с помощью иммуногистохимии. (Уровень II). Наконец, фармацевт является неотъемлемой частью обеспечения противовирусного лечения ганцикловиром и фоскарнетом при энцефалите, связанном с HHV-6.[24] [Уровень III] Для улучшения исходов в сложных случаях и обеспечения наилучших результатов рекомендуется совместный, ориентированный на пациента, межпрофессиональный командный подход между клиницистами, включая врачей, лабораторию, специально обученных медсестер и фармацевтов, открыто общающихся как команда здравоохранения. исходы пациента.[Уровень 5]

Рисунок

Это гистологический препарат вируса герпеса человека-6 (HHV-6), ранее известного как HBLV, типа вируса герпеса, открытого в октябре 1986 года. Это микрофотография зараженного клетки с тельцами включения как в ядре, так и в цитоплазме. (подробнее…)

Ссылки

1.
Caserta MT, Mock DJ, Dewhurst S. Herpesvirus человека 6. Clin Infect Dis. 2001 г., 15 сентября; 33 (6): 829-33. [PubMed: 11512088]
2.
Кладовая С.Н., Медвецкий П.Г. Латентность, интеграция и реактивация вируса герпеса человека-6. Вирусы. 24 июля 2017 г.; 9(7) [бесплатная статья PMC: PMC5537686] [PubMed: 28737715]
3.
Элиассен Э., Лум Э., Притчетт Дж., Онгради Дж., Крюгер Г., Кроуфорд Дж. Р., Фан Т. Л., Аблаши Д., Хадналл С.Д. Вирус герпеса человека 6 и злокачественные новообразования: обзор. Фронт Онкол. 2018;8:512. [Бесплатная статья PMC: PMC6277865] [PubMed: 30542640]
4.
Braun DK, Dominguez G, Pellett PE. Герпесвирус человека 6.Clin Microbiol Rev. 1997 Jul; 10(3):521-67. [Статья PMC бесплатно: PMC172933] [PubMed: 9227865]
5.
Ансари А., Ли С., Абзуг М.Дж., Вайнберг А. Вирусы герпеса человека 6 и 7 и инфекция центральной нервной системы у детей. Эмердж Инфекция Дис. 2004 авг.; 10 (8): 1450-4. [Бесплатная статья PMC: PMC3320425] [PubMed: 15496247]
6.
Agut H, Bonnafous P, Gautheret-Dejean A. Обновленная информация об инфекциях вирусами герпеса человека 6A, 6B и 7. Med Mal Infect. 2017 март; 47(2):83-91. [PubMed: 27773488]
7.
Аблаши Д., Агут Х., Альварес-Лафуэнте Р., Кларк Д.А., Дьюхерст С., ДиЛука Д., Фламанд Л., Френкель Н., Галло Р., Гомпелс Ю.А., Хёльсберг П., Якобсон С., Луппи М., Луссо П., Мальнати М., Медвецкий P, Mori Y, Pellett PE, Pritchett JC, Yamanishi K, Yoshikawa T. Классификация HHV-6A и HHV-6B как отдельных вирусов. Арх Вирол. 2014 май; 159(5):863-70. [Бесплатная статья PMC: PMC4750402] [PubMed: 24193951]
8.
De Bolle L, Naesens L, De Clercq E. Обновленная информация о биологии вируса герпеса человека 6, клинических особенностях и терапии.Clin Microbiol Rev. 2005 Jan; 18(1):217-45. [Бесплатная статья PMC: PMC544175] [PubMed: 15653828]
9.
Tesini BL, Epstein LG, Caserta MT. Клинические последствия первичной инфекции розеоловирусами. Карр Опин Вирол. 2014 дек;9:91-6. [Бесплатная статья PMC: PMC4267952] [PubMed: 25462439]
10.
Hall CB, Long CE, Schnabel KC, Caserta MT, McIntyre KM, Costanzo MA, Knott A, Dewhurst S, Insel RA, Epstein LG. Герпесвирусная инфекция человека-6 у детей. Проспективное исследование осложнений и реактивации.N Engl J Med. 1994 г., 18 августа; 331(7):432-8. [PubMed: 8035839]
11.
Кристофоро Т., Ле Н.К., Рай-Бэкингем С., Хадсон В.Б., Кэрролл Л.Ф. Не очень мягкое пятно: патофизиология выпуклого родничка в связи с розеолой. Педиатр Неотложная помощь. 2020 окт; 36 (10): e576-e578. [PubMed: 29489601]
12.
Agut H, Bonnafous P, Gautheret-Dejean A. Лабораторные и клинические аспекты инфекций, вызванных вирусом герпеса человека 6. Clin Microbiol Rev. 2015 Apr; 28(2):313-35. [Бесплатная статья PMC: PMC4402955] [PubMed: 25762531]
13.
Арнеж М., Авшич-Жупанц Т., Уршич Т., Петровец М. Инфекция герпеса человека 6, представляющая собой острое лихорадочное заболевание, связанное с тромбоцитопенией и лейкопенией. Дело Rep Педиатр. 2016;2016:2483183. [Бесплатная статья PMC: PMC5131235] [PubMed: 27980872]
14.
Яварян Дж., Гаввами Н., Мамиши С. Обнаружение вируса герпеса человека 6 в спинномозговой жидкости детей с возможным энцефалитом. Юндишапур Дж. Микробиолог. 2014 сен;7(9):e11821. [Бесплатная статья PMC: PMC4255374] [PubMed: 25485059]
15.
Причард М.Н., Уитли Р.Дж. Разработка новых методов лечения вируса герпеса человека 6. Curr Opin Virol. 2014 дек.; 9:148-53. [Статья бесплатно PMC: PMC4267975] [PubMed: 25462447]
16.
Shiohara T, Iijima M, Ikezawa Z, Hashimoto K. Диагноз DRESS-синдрома в достаточной степени установлен на основании типичных клинических признаков и реактивации вируса. . Бр Дж Дерматол. 2007 г., май; 156(5):1083-4. [PubMed: 17381452]
17.
Маркс Г.Л., Нолан П.Е., Эрлих К.С., Эллис М.Н.Кожно-слизистая диссеминация устойчивого к ацикловиру вируса простого герпеса у больного СПИДом. Преподобный Заражает Дис. 1989 г., май-июнь; 11(3):474-6. [PubMed: 2546244]
18.
Beović B, Pecaric-Meglic N, Marin J, Bedernjak J, Muzlovic I, Cizman M. Смертельный человеческий герпесвирус 6-ассоциированный многоочаговый менингоэнцефалит у взрослой пациентки. Scand J Infect Dis. 2001;33(12):942-4. [PubMed: 11868775]
19.
Йошикава Т., Охаси М., Мияке Ф., Фудзита А., Усуи С., Сугата К., Суга С., Хашимото С., Асано Ю.Exanthem subitum-ассоциированный энцефалит: общенациональное исследование в Японии. Педиатр Нейрол. 2009 ноябрь; 41 (5): 353-8. [PubMed: 19818937]
20.
Al-Zubeidi D, Thangarajh M, Pathak S, Cai C, Schlaggar BL, Storch GA, Grange DK, Watson ME. Смертельный человеческий герпесвирус 6-ассоциированный энцефалит у двух мальчиков с сопутствующими митохондриальными нарушениями POLG. Педиатр Нейрол. 2014 г., сен; 51 (3): 448-52. [PubMed: 25160553]
21.
Mason EE, Printen KJ. Метаболические аспекты восстановления тонкой кишки после еюноилеального шунтирования.Хирургический гинекологический акушер. 1976 г., февраль; 142 (2): 177–83. [PubMed: 813311]
22.
де Андраде РП. Многоцентровая клиническая оценка новой монофазной комбинации: Минулет (гестоден и этинилэстрадиол). Инт Дж. Фертил. 1989 Сентябрь; 34 Приложение: 22-30. [PubMed: 2576253]
23.
Ashrafpoor G, Andréoletti L, Bruneval P, Macron L, Azarine A, Lepillier A, Danchin N, Mousseaux E, Redheuil A. Молниеносный миокардит, вызванный вирусом герпеса 6 человека, у иммунокомпетентного взрослого: роль магнитно-резонансная томография сердца в мультидисциплинарном подходе. Тираж. 03 декабря 2013 г .; 128 (23): e445-7. [PubMed: 24297820]
24.
Le J, Gantt S., AST Сообщество специалистов по инфекционным заболеваниям. Вирус герпеса человека 6, 7 и 8 при трансплантации паренхиматозных органов. Ам Джей Трансплант. 2013 март; 13 Приложение 4: 128-37. [PubMed: 23465006]

Вирус герпеса типа 6 — StatPearls

Программа непрерывного образования

Известно, что он вызывает более опасную инфекцию у лиц с ослабленным иммунитетом.Члены межпрофессиональной бригады должны признать, что дальнейшая оценка этого состояния оправдана, когда у пациента с ослабленным иммунитетом наблюдаются изменения поведения с сыпью или без нее. Раннее распознавание приведет к ускоренному лечению, улучшению ухода за пациентами и предотвращению неблагоприятных исходов. В этом упражнении рассматривается диагностика, ведение и лечение вируса герпеса человека 6, а также подчеркивается роль межпрофессиональной команды в уходе за больными пациентами.

Цели:

  • Опишите патофизиологию вируса герпеса человека 6.

  • Опишите типичную клиническую картину пациента с вирусом герпеса человека 6.

  • Кратко изложите рекомендации по лечению пациентов, инфицированных вирусом герпеса человека 6.

  • Объясните важность улучшения координации помощи между межпрофессиональной командой для улучшения оказания помощи пациентам, инфицированным вирусом герпеса человека 6, особенно тем, кто подвержен риску более тяжелой инфекции.

Доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Вирус герпеса человека 6 (HHV-6) первоначально был обнаружен в лимфоцитах крови взрослых с лимфопролиферативными заболеваниями или СПИДом и был назван В-лимфотропным вирусом человека. Дальнейшие исследования выявили HHV-6 в лимфоцитах CD4+ и в составе вирусов герпеса. Поскольку это был шестой выделенный вирус герпеса, впоследствии он был переименован в человеческий герпесвирус 6. Известно, что типичный для вируса герпеса вирус HHV-6 вызывает острую, непрекращающуюся и постоянную инфекцию.

HHV-6 — собирательное название двухцепочечных ДНК-вирусов HHV-6A и HHV-6B.HHV-6A и HHV-6B официально признаны отдельными вирусами, а не вариантами внутри семейства герпесвирусов. Хотя о HHV-6A известно гораздо меньше, он чаще встречается у хозяина с ослабленным иммунитетом. Напротив, исследования определили, что HHV-6B является этиологическим агентом детской экзантемы (детская розеола) [1]. Приобретение HHV-6B довольно часто встречается у молодых людей и часто наблюдается в отделениях неотложной помощи по всему миру. HHV-6B является вездесущим вирусом, которым более 90% населения инфицировано в течение первых 3 лет жизни.

Этиология

HHV-6A, HHV-6B и HHV-7 имеют определенный уровень гомологии с цитомегаловирусом человека (CMV), единственным другим бета-герпесвирусом человека.[1] И HHV-6A, и HHV-6B реплицируются в Т-клетках. Однако они различаются по рецепторам, используемым для входа в клетку. В отличие от человеческой кластерной дифференцировки 46 (CD46), используемой вирусом HHV-6A, исследования показывают, что кластерная дифференцировка 134 (CD134) является первичным рецептором для HHV-6B.[2] CD134 экспрессируется только на активированных Т-клетках.[3] Подобно HHV-8, также известному как вирус герпеса, ассоциированный с саркомой Капоши (KSHV), и вирус Эпштейна-Барра (EBV), исследования HHV-6 доказывают, что вирус является онкогенным и разрушительным для аутоиммунных клеток.После связывания с соответствующим рецептором HHV-6 устанавливает латентное состояние в лимфоцитах и ​​обладает сильной иммуномодулирующей способностью, которая может запускать как иммуносупрессивные, так и хронические воспалительные пути. [3]

Во взрослом возрасте более 95% населения являются серопозитивными в отношении HHV-6A, HHV-6B или обоих вариантов. Существующие серологические методы неэффективны для выделения одного варианта от другого [4]. В настоящее время хорошо известно, что HHV-6 является основной причиной детской розеолы. HHV-6B в первую очередь поражает младенцев и является основной причиной реактивации вируса как у иммунокомпетентных, так и у иммунокомпрометированных хозяев.[1] В общей популяции подавляющее большинство взрослых с хроническим ВГЧ-6 остаются бессимптомными. Исследования HHV-6 и его роли в центральной нервной системе продолжаются. В одном исследовании более 70% детей с первичной инфекцией ВГЧ-6 имели ДНК вируса в спинномозговой жидкости. У этих детей одновременно с первичной инфекцией HHV-6 были неврологические осложнения, включая частые фебрильные судороги.[5] Напротив, другие исследователи определили распространенность ДНК HHV-6 в спинномозговой жидкости детей с фебрильными судорогами и пациентов со СПИДом с неврологическими симптомами только от 0% до 4%.[5] Эти вирусы были связаны с заболеваниями у пациентов с ослабленным иммунитетом и могут играть роль в этиологии болезни Ходжкина и других злокачественных новообразований.[4] Кроме того, успешные исследования выявили HHV-6A и HHV-6B как источник оппортунистических инфекций у пациентов с ослабленным иммунитетом, включая пациентов с энцефалитом, гепатитом, колитом и пневмонитом. [6]

Эпидемиология

Исследователи идентифицировали HHV-6B как этиологический патоген, ответственный за большинство инфекций HHV-6, проявляющихся симптомами.Хотя исследования подтверждают, что большинство людей были инфицированы ВГЧ-6 в какой-то момент своей жизни, первичное заражение ВГЧ-6 происходит в течение первых 2 лет. В этой возрастной группе это обычно связано с недифференцированным лихорадочным заболеванием, хотя у части детей будут проявляться классические проявления детской розеолы. В нескольких отчетах об исследованиях зафиксировано снижение серопозитивности с увеличением возраста [4]. Хотя первичная инфекция ВГЧ-6 у взрослых встречается редко, реактивация может произойти в любом возрасте.Инфекция HHV-6 не имеет склонности к половой жизни и может встречаться у людей всех рас.

HHV-6 — это повсеместно распространенный вирус, встречающийся во всем мире. В крупном проспективном исследовании североамериканских детей пиковый возраст заражения HHV-6 приходился на возраст от 6 до 9 месяцев. [1] Как и в Соединенных Штатах, в Великобритании и Японии от 97 до 100 % первичных инфекций связаны с HHV-6B. Хотя эпидемиологические отчеты о HHV-6A ограничены, исследования показывают, что инфекция HHV-6A приобретается в более позднем возрасте и что первичная инфекция этим конкретным вариантом часто протекает бессимптомно.[7] Тем не менее, несколько групп зарегистрировали HHV-6A у детей с симптомами из Африки и США. Кроме того, HHV-6A был идентифицирован как преобладающая форма вируса, выделенного у ВИЧ-позитивных младенцев в эндемичном регионе Африки к югу от Сахары.[7] Среди разных популяций серопревалентность резко различается. Задокументировано 20 % серопревалентности среди беременных марокканских женщин и 100 % среди бессимптомных взрослых китайцев. Серопревалентность колебалась примерно от 39 до 80% среди этнически разнообразного взрослого населения Танзании, Малайзии, Таиланда и Бразилии.[4]

Патофизиология

В целом, первичная инфекция HHV-6 является одной из наиболее распространенных причин острых лихорадочных заболеваний у детей раннего возраста. Это также является важной причиной обращений в отделение неотложной помощи, госпитализаций и фебрильных судорог [1]. HHV-6 принадлежит к подсемейству Betaherpesvirinae и роду Roseolovirus . Частица вириона имеет характерную структуру герпесвируса с центральным ядром, содержащим вирусную ДНК, капсидом и богатым белком покровным слоем, окруженным мембраной.

Основной клеткой-мишенью для HHV-6 является зрелая Т-клетка CD4+.[1] Вирус продемонстрировал плейотропное действие на иммунную систему, включая модуляцию функции естественных клеток-киллеров. In vivo HHV-6 в первую очередь инфицирует и реплицируется в лимфоцитах CD4 после прикрепления к клеточному рецептору CD46. Через опосредованный рецептором эндоцитоз HHV-6 проникает в клетки с последующей репликацией вируса (Ablashi). После первичного заражения ДНК вируса живет в мононуклеарных клетках периферической крови (МКПК).[1]

В то время как точный механизм передачи HHV-6 все еще находится в стадии изучения, несколько исследований выявили передачу вируса через слюну. По-видимому, наиболее распространенным путем является передача через слюну от матери к ребенку. В нескольких ранних отчетах описывалось, что инфекционный ВГЧ-6 присутствует в слюне почти каждого человека, прошедшего тестирование.[4] Кроме того, образцы слюны 90% обследованных лиц содержали ДНК ВГЧ-6, в то время как в другом исследовании, основанном на ПЦР, только 3% людей были положительными, хотя 63% образцов биопсии слюнных желез были положительными.[4] Геном HHV-6 также был обнаружен в спинномозговой жидкости детей во время первичных и латентных инфекций, а также в мозговом веществе здоровых взрослых при аутопсии, что позволяет предположить, что как ЦНС, так и слюнные железы являются резервуаром вирусной латентности и персистирующей инфекции. .[1][4]

Анамнез и медицинский осмотр

Хотя различные клинические проявления и заболевания, связанные с ВГЧ-6, все еще находятся в стадии изучения, исследования уже подтверждают, что ВГЧ-6 играет важную роль в заболеваниях центральной нервной системы и у лиц с ослабленным иммунитетом, включая реципиентов трансплантатов. [8] Инфекция ВГЧ-6 обычно протекает доброкачественно и проходит самостоятельно. Лица с симптомами, как правило, младенцы или взрослые с ослабленным иммунитетом, у которых наблюдается реактивация болезни.

ВГЧ-6В является возбудителем экзантемы субитум (также известной как детская розеола), детского заболевания, характеризующегося высокой температурой и легкой кожной сыпью, на долю которого приходится от 10 до 17% обращений детей в отделение неотложной помощи с острой лихорадкой до 36 месяцев.[9] На первичную инфекцию ВГЧ-6 приходится более 36% всех случаев острой лихорадки у детей в возрасте от 12 до 15 месяцев, и почти исключительно она вызывается ВГЧ-6В, а не ВГЧ-6А.[9][8][10]

Диагноз детской розеолы устанавливается клинически. Это часто провоцируется внезапным началом высокой лихорадки с температурой, достигающей 40 ° C (104 F) в течение трех-пяти дней. Во время начальной лихорадочной фазы у некоторых детей наблюдается периорбитальный отек, конъюнктивит или воспаление барабанной перепонки, в то время как многие другие будут активны и здоровы. [9] Другие симптомы у детей включают лимфаденопатию, желудочно-кишечные (ЖКТ) симптомы, включая дисфункцию печени и гепатит, а также выбухание родничков.[11] У взрослых часто встречаются гепатит и симптомы, характерные для энцефалита.[9] Симптомы у реципиентов часто включают лихорадку, реакцию «трансплантат против хозяина» (РТПХ), симптомы отторжения трансплантата, интерстициальный пневмонит, миелит и сыпь.[12]

Результаты физикального обследования обычно соответствуют ранее описанным симптомам. У детей при снижении лихорадки часто появляется белеющая пятнисто-папулезная сыпь розово-розового цвета размером примерно 2–5 мм с ореолом вокруг.Сыпь обычно сохраняется в течение одного-двух дней и часто распространяется центробежно. Однако есть задокументированные случаи лихорадки без сыпи.[13] Воспаление барабанной перепонки и признаки инфекций верхних или нижних дыхательных путей часто встречаются у детей, в то время как у взрослых при физикальном обследовании может быть лихорадка, гепатоспленомегалия и лимфаденопатия. [12]

Оценка

Вирус герпеса человека 6 (HHV-6) можно диагностировать с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР), серологии или вирусных культур, причем ПЦР является преобладающим методом.[12] Однако маловероятно, что лабораторные исследования будут проведены у иммунокомпетентных лиц из-за самокупирующегося характера заболевания. Слюна является основным резервуаром для передачи вируса, так как он часто выделяется в слюнных железах. Хотя сообщений о передаче вируса при переливании крови и грудном вскармливании не поступало, были зарегистрированы случаи ВГЧ-6 после трансплантации органов.[12] Большинство исследователей твердо убеждены в том, что заражение ВГЧ-6В происходит в раннем возрасте, тогда как заражение ВГЧ-6А развивается позже.Оба варианта вируса были одновременно обнаружены у взрослых, что позволяет предположить, что вирусы хронически поражают многих людей.

Лабораторные исследования при ВГЧ-6 могут выявить лейкоцитоз, лейкопению и анемию.[13] У пациентов с трансплантацией почки и пациентов с дисфункцией печени следует провести исследования почек и печени соответственно, чтобы исключить нарушение электролитного баланса и гепатит.

Показания к рентгенологической визуализации зависят от клинической картины, особенно у лиц с ослабленным иммунитетом.Рентгенография грудной клетки может быть выполнена для исключения другой этиологии у взрослых, включая пневмонию и пневмонит. У детей потребность в визуализации возникает реже. Компьютерная томография (КТ) головы с контрастом или без него может быть получена для поиска других излечимых заболеваний. При поражении центральной нервной системы может быть выполнена люмбальная пункция. Инфекция HHV-6 в ЦНС часто имеет умеренный плеоцитоз с повышенным содержанием белка. СМЖ может быть отправлена ​​на ПЦР-исследование HHV-6 для подтверждения диагноза.[14]

Лечение/управление

В настоящее время не существует утвержденного соединения, предназначенного исключительно для лечения ВГЧ-6, и нет доступной вакцины.[8] Обычно не рекомендуется проводить противовирусную профилактику инфекции HHV-6. Вместо этого рекомендуется проводить раннее противовирусное лечение, особенно в случаях энцефалита HHV-6. Рекомендуется терапия первой линии с внутривенным введением ганцикловира и фоскарнета с лечением в течение 3–4 недель.[15] У пациентов, перенесших трансплантацию стволовых клеток, лечение ганцикловиром имеет задокументированные преимущества и является рекомендуемым противовирусным препаратом выбора.[15]

Инфекции ВГЧ-6 у иммунокомпетентных детей проходят самостоятельно и не требуют лечения. Лечение младенцев с детской розеолой обычно поддерживающее.[12] Жаропонижающие, такие как ацетаминофен или ибупрофен, рекомендуются для лечения сильной лихорадки и лиц с риском фебрильных судорог. Если возникают фебрильные судороги, противоэпилептические средства не нужны. Лица с инфекцией HHV-6, проявляющейся поражением ЦНС, включая фебрильные судороги, должны быть госпитализированы.

Дифференциальный диагноз

Дифференциальный диагноз входит:

  • инфекционный мононуклеоз

  • Вирусный гепатит

  • герпес симплекс вирус-инфекция

  • Meningitis

  • RUBLELLA

  • Вирусная пневмония

  • Лекарственная сыпь с эозинофилией и системными симптомами (DRESS-синдром)

У детей с классической детской розеолой этиологическим возбудителем является ВГЧ-6. Однако некоторые другие заболевания могут вызывать лихорадку и сыпь. Более тяжелые, менее доброкачественные причины таких симптомов требуют исключения. У иммунокомпетентных взрослых инфекция HHV-6 проявляется аналогично мононуклеозу. Таким образом, ВЭБ и ЦМВ следует исключить. Пациенты с ослабленным иммунитетом, особенно те, кому пересаживают органы, и больные СПИДом, как правило, имеют симптомы. Эта когорта лиц с заболеванием ВГЧ-6 часто одновременно инфицирована ЦМВ, и противовирусное лечение следует начинать незамедлительно.HHV-6 коррелирует с несколькими другими заболеваниями, включая гепатит, простой герпес, менингит, краснуху, вирусную пневмонию и DRESS-синдром.[16] Кроме того, существует документация о HHV-6 в случаях рассеянного склероза, энцефалита и интерстициального пневмонита.[17] Стоит отметить, что только HHV-6A связан с тиреоидитом Хашимото.[12]

Прогноз

Как правило, первичная инфекция HHV-6 проходит самостоятельно, и иммунокомпетентные люди выживают без осложнений. У людей с ослабленным иммунитетом в отчетах описано более тяжелое заболевание. Имеются документальные данные о пневмоните, гепатите и отторжении органов у пациентов с трансплантацией, а также о смерти пациентов с энцефалитом и менингоэнцефалитом.[18] Точно так же в Японии с 2003 по 2004 год обследование пациентов с энцефалитом, связанным с субитумной экзантемой, показало необычно плохой прогноз [19] с зарегистрированными смертельными исходами у двух детей с энцефалопатией, вторичной по отношению к инфекции HHV-6. У детей было обнаружено генетическое митохондриальное заболевание.[20]

Осложнения

Обычно первичная инфекция ВГЧ-6 протекает доброкачественно со спонтанным исчезновением через 5–7 дней. Наиболее частым осложнением детской розеолы являются фебрильные судороги. Дополнительные осложнения часто возникают из-за нейротрофических эффектов HHV-6, что особенно заметно в случаях поражения центральной нервной системы, например, в случаях менингоэнцефалита и энцефалопатии. В этих случаях вирус проникает в мозг во время первичной инфекции и может оставаться в спящем состоянии в тканях мозга.[21] Впоследствии появились записи о случаях острого или подострого энцефалита, иногда связанных с диффузной или многоочаговой демиелинизацией.[4] HHV-6 редко вызывает оппортунистическую инфекцию у лиц с ослабленным иммунитетом. Активность HHV-6A и HHV-6B была обнаружена после трансплантации почек, печени и костного мозга (BMT) [4].

Сдерживание и просвещение пациентов

У в остальном здорового младенца с детской розеолой обучение родителей имеет решающее значение для снижения беспокойства по поводу лихорадки и возможных фебрильных судорог.Важность поддерживающей терапии жаропонижающими средствами и бесполезность антибиотиков требуют объяснения. У лиц с ослабленным иммунитетом сложные симптомы и другие вторичные вирусные заболевания, которые могут сопровождать инфекцию HHV-6, являются поводом для консультирования с упором на раннее обращение за медицинской помощью при появлении симптомов.

Pearls and Other Issues

Общепризнанно, что HHV-6B является причинным вариантом, ответственным за большинство первичных инфекций, в то время как HHV-6A приобретается после HHV-6B в результате бессимптомной инфекции.[22]1. Отличие случаев первичной инфекции HHV-6 с типичной сыпью детской розеолы от других заболеваний является ключом к исключению более тяжелых диагнозов. Наиболее частым осложнением инфекции ВГЧ-6 является детская розеола, и на ВГЧ-6 приходится примерно 10–20 % лихорадочных заболеваний у детей в возрасте от 6 месяцев до 3 лет. Фебрильные судороги, симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта и дыхательных путей встречаются реже и обычно проходят самостоятельно. Поддерживающая терапия с отдыхом и гидратацией является общепринятым подходом к лечению в этой подгруппе.Подобно другим вирусам герпеса, HHV-6 реплицируется в слюнных железах и находится в латентном состоянии в мононуклеарных клетках периферической крови. Диагностика ВГЧ-6 с помощью лабораторных исследований у иммунокомпетентного хозяина обычно не требуется. Тем не менее, ПЦР, серологические исследования или посев вируса часто необходимы для лиц с ослабленным иммунитетом, подозреваемых в наличии HHV-6.

Инфекция HHV-6 коррелирует с более тяжелыми заболеваниями, включая мононуклеоз, колит, миокардит и гепатит, в дополнение к документально подтвержденным осложнениям центральной нервной системы в виде энцефалита и менингоэнцефалита.Раннее распознавание и лечение неврологических осложнений являются неотъемлемой частью предотвращения неблагоприятных исходов. Дети и взрослые, больные раком, реципиенты аллогенных трансплантатов и лица с иммуносупрессивными расстройствами, подвержены риску реактивации ВГЧ-6. В таких случаях у людей может наблюдаться лихорадка, сыпь и снижение количества циркулирующих гранулоцитов и эритроидных клеток.[12] Хотя не существует утвержденных методов лечения исключительно инфекции HHV-6, противовирусное лечение ганцикловиром и/или фоскарнетом оказалось успешным в лечении неврологических осложнений, описанных ранее.

Улучшение результатов работы бригады здравоохранения

HHV-6 обычно проявляется сыпью как у детей, обращающихся в отделение неотложной помощи, так и у педиатров. Хотя определение сыпи может быть сложной задачей, выделение конкретных сопутствующих симптомов необходимо, чтобы различать более токсичные и доброкачественные заболевания. Большинство инфекций HHV-6 протекают бессимптомно, преходящи и не требуют противовирусного лечения. [Уровень II] Консультация педиатра является рекомендацией для младенцев с детской розеолой, у которых есть фебрильные судороги.Известны осложнения HHV-6, и людям с более зловещими признаками и симптомами, включая изменения психического статуса и недостаточность органов, может помочь межпрофессиональный подход. В таких случаях необходима консультация невролога и врача-инфекциониста. При подозрении на сердечную недостаточность, связанную с HHV-6, ранняя консультация кардиолога имеет решающее значение для лечения инфекционного миокардита у иммунокомпетентных взрослых пациентов.[23] [Уровень IV]

Скоординированный уход со стороны квалифицированных медсестер целесообразен для наблюдения за ухудшением состояния и изменениями показателей жизнедеятельности.Точно так же не следует сбрасывать со счетов лабораторную помощь в ускорении предпочтительных методов обнаружения вируса в крови или спинномозговой жидкости с помощью ПЦР или вирусного антигена в ткани с помощью иммуногистохимии. (Уровень II). Наконец, фармацевт является неотъемлемой частью обеспечения противовирусного лечения ганцикловиром и фоскарнетом при энцефалите, связанном с HHV-6.[24] [Уровень III] Для улучшения исходов в сложных случаях и обеспечения наилучших результатов рекомендуется совместный, ориентированный на пациента, межпрофессиональный командный подход между клиницистами, включая врачей, лабораторию, специально обученных медсестер и фармацевтов, открыто общающихся как команда здравоохранения. исходы пациента.[Уровень 5]

Рисунок

Это гистологический препарат вируса герпеса человека-6 (HHV-6), ранее известного как HBLV, типа вируса герпеса, открытого в октябре 1986 года. Это микрофотография зараженного клетки с тельцами включения как в ядре, так и в цитоплазме. (подробнее…)

Ссылки

1.
Caserta MT, Mock DJ, Dewhurst S. Herpesvirus человека 6. Clin Infect Dis. 2001 г., 15 сентября; 33 (6): 829-33. [PubMed: 11512088]
2.
Кладовая С.Н., Медвецкий П.Г. Латентность, интеграция и реактивация вируса герпеса человека-6. Вирусы. 24 июля 2017 г.; 9(7) [бесплатная статья PMC: PMC5537686] [PubMed: 28737715]
3.
Элиассен Э., Лум Э., Притчетт Дж., Онгради Дж., Крюгер Г., Кроуфорд Дж. Р., Фан Т. Л., Аблаши Д., Хадналл С.Д. Вирус герпеса человека 6 и злокачественные новообразования: обзор. Фронт Онкол. 2018;8:512. [Бесплатная статья PMC: PMC6277865] [PubMed: 30542640]
4.
Braun DK, Dominguez G, Pellett PE. Герпесвирус человека 6.Clin Microbiol Rev. 1997 Jul; 10(3):521-67. [Статья PMC бесплатно: PMC172933] [PubMed: 9227865]
5.
Ансари А., Ли С., Абзуг М.Дж., Вайнберг А. Вирусы герпеса человека 6 и 7 и инфекция центральной нервной системы у детей. Эмердж Инфекция Дис. 2004 авг.; 10 (8): 1450-4. [Бесплатная статья PMC: PMC3320425] [PubMed: 15496247]
6.
Agut H, Bonnafous P, Gautheret-Dejean A. Обновленная информация об инфекциях вирусами герпеса человека 6A, 6B и 7. Med Mal Infect. 2017 март; 47(2):83-91. [PubMed: 27773488]
7.
Аблаши Д., Агут Х., Альварес-Лафуэнте Р., Кларк Д.А., Дьюхерст С., ДиЛука Д., Фламанд Л., Френкель Н., Галло Р., Гомпелс Ю.А., Хёльсберг П., Якобсон С., Луппи М., Луссо П., Мальнати М., Медвецкий P, Mori Y, Pellett PE, Pritchett JC, Yamanishi K, Yoshikawa T. Классификация HHV-6A и HHV-6B как отдельных вирусов. Арх Вирол. 2014 май; 159(5):863-70. [Бесплатная статья PMC: PMC4750402] [PubMed: 24193951]
8.
De Bolle L, Naesens L, De Clercq E. Обновленная информация о биологии вируса герпеса человека 6, клинических особенностях и терапии.Clin Microbiol Rev. 2005 Jan; 18(1):217-45. [Бесплатная статья PMC: PMC544175] [PubMed: 15653828]
9.
Tesini BL, Epstein LG, Caserta MT. Клинические последствия первичной инфекции розеоловирусами. Карр Опин Вирол. 2014 дек;9:91-6. [Бесплатная статья PMC: PMC4267952] [PubMed: 25462439]
10.
Hall CB, Long CE, Schnabel KC, Caserta MT, McIntyre KM, Costanzo MA, Knott A, Dewhurst S, Insel RA, Epstein LG. Герпесвирусная инфекция человека-6 у детей. Проспективное исследование осложнений и реактивации.N Engl J Med. 1994 г., 18 августа; 331(7):432-8. [PubMed: 8035839]
11.
Кристофоро Т., Ле Н.К., Рай-Бэкингем С., Хадсон В.Б., Кэрролл Л.Ф. Не очень мягкое пятно: патофизиология выпуклого родничка в связи с розеолой. Педиатр Неотложная помощь. 2020 окт; 36 (10): e576-e578. [PubMed: 29489601]
12.
Agut H, Bonnafous P, Gautheret-Dejean A. Лабораторные и клинические аспекты инфекций, вызванных вирусом герпеса человека 6. Clin Microbiol Rev. 2015 Apr; 28(2):313-35. [Бесплатная статья PMC: PMC4402955] [PubMed: 25762531]
13.
Арнеж М., Авшич-Жупанц Т., Уршич Т., Петровец М. Инфекция герпеса человека 6, представляющая собой острое лихорадочное заболевание, связанное с тромбоцитопенией и лейкопенией. Дело Rep Педиатр. 2016;2016:2483183. [Бесплатная статья PMC: PMC5131235] [PubMed: 27980872]
14.
Яварян Дж., Гаввами Н., Мамиши С. Обнаружение вируса герпеса человека 6 в спинномозговой жидкости детей с возможным энцефалитом. Юндишапур Дж. Микробиолог. 2014 сен;7(9):e11821. [Бесплатная статья PMC: PMC4255374] [PubMed: 25485059]
15.
Причард М.Н., Уитли Р.Дж. Разработка новых методов лечения вируса герпеса человека 6. Curr Opin Virol. 2014 дек.; 9:148-53. [Статья бесплатно PMC: PMC4267975] [PubMed: 25462447]
16.
Shiohara T, Iijima M, Ikezawa Z, Hashimoto K. Диагноз DRESS-синдрома в достаточной степени установлен на основании типичных клинических признаков и реактивации вируса. . Бр Дж Дерматол. 2007 г., май; 156(5):1083-4. [PubMed: 17381452]
17.
Маркс Г.Л., Нолан П.Е., Эрлих К.С., Эллис М.Н.Кожно-слизистая диссеминация устойчивого к ацикловиру вируса простого герпеса у больного СПИДом. Преподобный Заражает Дис. 1989 г., май-июнь; 11(3):474-6. [PubMed: 2546244]
18.
Beović B, Pecaric-Meglic N, Marin J, Bedernjak J, Muzlovic I, Cizman M. Смертельный человеческий герпесвирус 6-ассоциированный многоочаговый менингоэнцефалит у взрослой пациентки. Scand J Infect Dis. 2001;33(12):942-4. [PubMed: 11868775]
19.
Йошикава Т., Охаси М., Мияке Ф., Фудзита А., Усуи С., Сугата К., Суга С., Хашимото С., Асано Ю.Exanthem subitum-ассоциированный энцефалит: общенациональное исследование в Японии. Педиатр Нейрол. 2009 ноябрь; 41 (5): 353-8. [PubMed: 19818937]
20.
Al-Zubeidi D, Thangarajh M, Pathak S, Cai C, Schlaggar BL, Storch GA, Grange DK, Watson ME. Смертельный человеческий герпесвирус 6-ассоциированный энцефалит у двух мальчиков с сопутствующими митохондриальными нарушениями POLG. Педиатр Нейрол. 2014 г., сен; 51 (3): 448-52. [PubMed: 25160553]
21.
Mason EE, Printen KJ. Метаболические аспекты восстановления тонкой кишки после еюноилеального шунтирования.Хирургический гинекологический акушер. 1976 г., февраль; 142 (2): 177–83. [PubMed: 813311]
22.
де Андраде РП. Многоцентровая клиническая оценка новой монофазной комбинации: Минулет (гестоден и этинилэстрадиол). Инт Дж. Фертил. 1989 Сентябрь; 34 Приложение: 22-30. [PubMed: 2576253]
23.
Ashrafpoor G, Andréoletti L, Bruneval P, Macron L, Azarine A, Lepillier A, Danchin N, Mousseaux E, Redheuil A. Молниеносный миокардит, вызванный вирусом герпеса 6 человека, у иммунокомпетентного взрослого: роль магнитно-резонансная томография сердца в мультидисциплинарном подходе.Тираж. 03 декабря 2013 г .; 128 (23): e445-7. [PubMed: 24297820]
24.
Le J, Gantt S., AST Сообщество специалистов по инфекционным заболеваниям. Вирус герпеса человека 6, 7 и 8 при трансплантации паренхиматозных органов. Ам Джей Трансплант. 2013 март; 13 Приложение 4: 128-37. [PubMed: 23465006]

Герпесвирус человека 6 (HHV-6) Инфекция: основы практики, фон, патофизиология

Автор

John L Kiley, MD  Заместитель директора программы, Программа стипендий SAUSHEC по инфекционным заболеваниям, Медицинский факультет, Служба инфекционных заболеваний, Армейский медицинский центр Брук/Военно-медицинский центр Сан-Антонио, Консорциум санитарного просвещения силовых структур Сан-Антонио; доцент медицинского факультета Университета медицинских наук силовых структур; Доцент медицины, Центр медицинских наук Техасского университета в Сан-Антонио, Медицинская школа Лонга

Джон Л. Кили, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Общество инфекционистов вооруженных сил, Общество инфекционистов of America

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Соавтор (ы)

Дана М. Блит, доктор медицины  доцент медицинского факультета Университета медицинских наук для силовых структур; адъюнкт-профессор медицинского факультета Центра медицинских наук Техасского университета в Медицинской школе Сан-Антонио; Штатный врач, Медицинское отделение, Служба инфекционных заболеваний, Армейский медицинский центр Брук, Военно-медицинский центр Сан-Антонио, Консорциум санитарного просвещения силовых структур Сан-Антонио (SAUSHEC)

Дана М. Блит, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж of Physicians, Американское общество инфекционистов

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Главный редактор

Пранатарти Харан Чандрасекар, MBBS, MD  Профессор, заведующий отделением инфекционных болезней, отделение внутренних болезней, Медицинский факультет Университета Уэйна

Pranatharthi Haran Chandrasekar, MBBS, MD является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей , Американское общество микробиологии, Международное общество принимающих лиц с ослабленным иммунитетом, Американское общество инфекционных заболеваний

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дополнительные участники

Мишель Р. Сальваджио, доктор медицинских наук, FACP  доцент кафедры внутренних болезней отделения инфекционных болезней Медицинского колледжа Университета Оклахомы; медицинский директор Института инфекционных заболеваний, директор отдела клинических испытаний, директор программ Райана Уайта, медицинский факультет, Центр медицинских наук Университета Оклахомы; Лечащий врач, Консультационная служба по инфекционным заболеваниям, Институт инфекционных заболеваний, Медицинский центр OU

Мишель Р. Сальваджио, доктор медицинских наук, FACP является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Американское общество инфекционных заболеваний

Раскрытие информации: Получены гонорары от Merck для выступлений и обучения.

Благодарности

Ручир Агравал, MD Заведующий отделением аллергии и иммунологии, Клиника Аврора Шебойган

Ручир Агравал, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии аллергии, астмы и иммунологии, Американской академии педиатрии, Американского колледжа аллергии, астмы и иммунологии и Американской медицинской ассоциации

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дэвид Ф. Батлер, доктор медицины Профессор дерматологии, Медицинский колледж Техасского университета A&M; Заведующий кафедрой дерматологии, директор резидентуры по дерматологии, клиника Скотта и Уайта, клиника Нортсайд

Дэвид Ф. Батлер, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американской академии дерматологии, Американской медицинской ассоциации, Американского общества дерматологической хирургии, Американского общества хирургии MOHS, Ассоциации военных дерматологов и Phi Beta Kappa

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Франклин Флауэрс, доктор медицины Заведующий отделением дерматологии, профессор кафедры медицины и отоларингологии, адъюнкт-профессор педиатрии и патологии Медицинского колледжа Университета Флориды

Франклин Флауэрс, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж микрографической хирургии Мооса и онкологии кожи

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Рональд А. Гринфилд, доктор медицины Профессор кафедры внутренних болезней Медицинского колледжа Университета Оклахомы

Рональд А. Гринфилд, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Американская федерация медицинских исследований, Американское общество микробиологии, Центральное общество клинических исследований, Американское общество инфекционных заболеваний, Американское общество медицинской микологии, Phi Beta Kappa, Южное общество клинических исследований и Юго-западная ассоциация клинической микробиологии

Раскрытие информации: Pfizer Honoraria Выступления и преподавание; Галаад Гонорария Выступления и преподавание; Ortho McNeil Honoraria Говорение и преподавание; Эббот Гонорария Выступление и преподавание; Astellas Honoraria Разговорная речь и преподавание; кубистские гонорары Разговоры и преподавание; Forest Pharmaceuticals Говорение и обучение

Крис Джагар, MD Штатный врач отделения психиатрии Регионального медицинского центра Тринитас

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Уильям Д. Джеймс, доктор медицинских наук Пол Р. Гросс Профессор дерматологии, заместитель председателя, директор резидентуры, отделение дерматологии, Медицинский факультет Пенсильванского университета

Уильям Д. Джеймс, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии дерматологии и Общества дерматологов-исследователей

.

Раскрытие информации: Elsevier Royalty Другое

Sue J Jue, MD Адъюнкт-профессор кафедры педиатрии, секция инфекционных заболеваний, Университет Восточной Каролины

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Ева Козеринска, MD Ассистент профессора неврологии, Комплексный центр эпилепсии, Медицинский центр Downstate Университета штата Нью-Йорк

Ева Козеринска, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Sigma Xi

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Леонард Р. Крылов, доктор медицинских наук , заведующий отделением детских инфекционных болезней и международного усыновления, заместитель заведующего кафедрой педиатрии, профессор педиатрии, госпиталь Уинтропского университета

Леонард Р. Крылов, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Американского педиатрического общества, Американского общества инфекционистов, Общества детских инфекционных заболеваний и Общества педиатрических исследований

.

Раскрытие информации: грант Medimmune/финансовые исследования Клинические испытания; Medimmune Honoraria Говорение и преподавание; Плата за консультацию Medimmune Consulting

Ларри Лютвик, доктор медицинских наук Профессор медицины, Медицинская школа Даунстейт при Университете штата Нью-Йорк; Директор отдела инфекционных заболеваний по делам ветеранов New York Harbour Health Care System, Brooklyn Campus

Ларри Лютвик, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей и Американского общества инфекционистов

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Томас Дж. Марри, MD Декан медицинского факультета, Медицинский факультет Университета Далхаузи, Канада

Томас Дж. Марри, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американского колледжа врачей, Американского общества микробиологии, Канадского общества инфекционистов и Королевского колледжа врачей и хирургов Канады

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Джеффри Мефферт, MD Доцент клинической дерматологии, Медицинский факультет Техасского университета в Сан-Антонио

Джеффри Мефферт, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии дерматологии, Американской медицинской ассоциации, Ассоциации военных дерматологов и Техасского дерматологического общества

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Peter S Miele, MD Медицинский работник, Отдел противовирусных препаратов, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США

Peter S Miele, MD, является членом следующих медицинских обществ: American College of Physicians-American Society of Internal Medicine and Infectious Diseases Society of America

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Роберт А. Шварц, MD, MPH Профессор и руководитель дерматологии, профессор патологии, педиатрии, медицины, профилактической медицины и общественного здравоохранения, Университет медицины и стоматологии Нью-Джерси, Медицинская школа Нью-Джерси

Роберт А. Шварц, доктор медицины, магистр здравоохранения, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американской академии дерматологии, Американского колледжа врачей и Sigma Xi

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Margo A Smith, MD Заместитель директора программы, Департамент медицины, Вашингтонский больничный центр; Доцент, кафедра внутренних болезней, секция инфекционных болезней, Университет Джорджа Вашингтона

Марго А. Смит, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американское общество микробиологии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Russell W Steele, MD , заведующий отделением детских инфекционных болезней, Детский медицинский центр Окснера; Клинический профессор кафедры педиатрии Медицинской школы Тулейнского университета

Russell W Steele, MD, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия педиатрии, Американская ассоциация иммунологов, Американское педиатрическое общество, Американское общество микробиологии, Американское общество инфекционных заболеваний, Медицинское общество штата Луизиана, Общество детских инфекционных заболеваний, Общество педиатрических исследований и Южная медицинская ассоциация

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Франсиско Талавера, PharmD, PhD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Заработная плата Medscape

Мэри Л. Виндл, PharmD Адъюнкт-профессор, Медицинский центр Университета Небраски, Фармацевтический колледж; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Вирус герпеса человека 6 | Клинические инфекционные болезни

Аннотация

Развитие методов культивирования лимфоидных клеток и выделения вирусов, поражающих эти клетки, привело к открытию вируса герпеса человека (ВГЧ) 6 в 1986 году.В то время HHV-6 был первым новым вирусом герпеса человека, обнаруженным примерно за четверть века, и его выделение ознаменовало начало эры открытий в герпесвирусологии с идентификацией HHV-7 и HHV-8. саркома Капоши — ассоциированный герпесвирус) в течение следующего десятилетия. Как и большинство вирусов герпеса человека, HHV-6 распространен повсеместно и способен вызывать пожизненную латентную инфекцию своего хозяина. HHV-6 особенно эффективен при заражении младенцев и детей младшего возраста, а первичное заражение вирусом связано с детской розеолой (exanthem subitum) и, чаще всего, с недифференцированным лихорадочным заболеванием.Вирусная реактивация у хозяина с ослабленным иммунитетом связана с различными заболеваниями, включая энцефалит, а ВГЧ-6 предположительно связан с рассеянным склерозом. В этой статье обсуждаются основные свойства HHV-6, его связь с заболеваниями человека и патобиологическое значение реактивации вируса.

В-лимфотропный вирус человека был впервые выделен в 1986 г. из мононуклеарных клеток периферической крови (РВМС) лиц с ВИЧ-инфекцией или лимфопролиферативными заболеваниями.Впоследствии было установлено, что вирус обладает широким тропизмом к клеткам-хозяевам, включая Т-клетки, и вирус был обозначен как «вирус герпеса человека 6 (HHV-6)».

HHV-6 был этиологически связан с заболеванием человека в 1988 г., когда Yamanishi et al. [1] описали ассоциацию вируса с exanthem subitum (детской розеолой). Впоследствии было обнаружено, что HHV-6 является вездесущим агентом, который поражает почти всех людей в раннем детстве и способен реактивироваться как у здоровых людей, так и у людей с ослабленным иммунитетом.Масштабы и характер заболевания, вызванного ВГЧ-6, еще предстоит полностью определить, особенно у лиц с реактивированной инфекцией. Цель этого обзора — сосредоточиться на биологии ВГЧ-6, поскольку она имеет отношение к пониманию потенциальных патогенных механизмов ВГЧ-6, а также рассмотреть информацию об ассоциациях заболеваний с особым акцентом на тех состояниях, которые могут быть связаны с ВГЧ-6. с реактивацией вируса.

Основы

Эпидемиология и первичная инфекция. Первичное заражение HHV-6 происходит в течение первых 2 лет жизни и обычно связано с недифференцированным фебрильным заболеванием, хотя у части детей обнаруживаются классические проявления детской розеолы (exanthem subitum; обзор в [2, 3]). В большом проспективном исследовании североамериканских детей пик заболеваемости HHV-6 был в возрасте 6–9 месяцев; наиболее последовательной клинической картиной инфекции было внезапное начало высокой лихорадки (средняя температура 39,6°C) [4].Другие распространенные проявления инфекции включали воспаление барабанных перепонок и раздражительность [5]. Примечательно, что сыпь, характерная для розеолы, была обнаружена либо во время болезни, либо после снижения температуры только у ~20% пациентов с первичной инфекцией HHV-6 [5]. Средняя продолжительность болезни составила 6 дней, а наиболее частым осложнением первичной инфекции HHV-6 были фебрильные судороги; это произошло у 13% исследованных детей [4].

В целом первичная инфекция HHV-6 является основной причиной острого лихорадочного заболевания у детей раннего возраста.Это также является основной причиной обращений в отделение неотложной помощи, госпитализаций и фебрильных судорог. На острую инфекцию ВГЧ-6 приходилось 20% обращений в отделение неотложной помощи по поводу лихорадочных заболеваний среди детей в возрасте 6–8 месяцев; 13% этих детей были госпитализированы [4]. Эти результаты указывают на экономическую значимость инфекции HHV-6 и подчеркивают важность проведения правильного дифференциального диагноза, чтобы избежать ненужного использования антибиотиков. Однако относительно неспецифический характер симптомов заболевания, ассоциированного с ВГЧ-6, и нечастое появление классической сыпи, связанной с розеолой, затрудняют точную диагностику первичной инфекции ВГЧ-6.Следовательно, может быть полезно разработать экспресс-тест на эту инфекцию, чтобы не применять неэффективные методы лечения и/или дорогостоящие лабораторные тесты к этому распространенному самоизлечивающемуся заболеванию.

После первичной инфекции HHV-6 вирусный геном сохраняется в мононуклеарных клетках периферической крови (PBMC), возможно, в клетках миелоидного происхождения. Вирус также, по-видимому, сохраняется в слюнных железах, и вирусная ДНК может быть рутинно обнаружена в слюне с помощью ПЦР [2]. ДНК HHV-6 также была идентифицирована в спинномозговой жидкости детей как во время, так и после первичной инфекции, а также в тканях головного мозга иммунокомпетентных взрослых при вскрытии, что указывает на то, что ЦНС является дополнительным местом либо латентного, либо персистентного вируса [6]. .

Вирусология. Опубликовано много информации об основах вирусологии и генетики HHV-6; это было рассмотрено в другом месте [2, 3] и кратко обобщено в таблице 1. HHV-6 представляет собой β-герпесвирус, в основном тесно связанный с HHV-7 и несколько более отдаленно связанный с цитомегаловирусом человека (CMV).

Таблица 1

Биология вируса герпеса человека 6 (HHV-6).

Таблица 1

Биология вируса герпеса человека 6 (ВГЧ-6).

Были распознаны две группы штаммов HHV-6: вариант A и вариант B. Эти вирусы примерно на 88% идентичны на уровне нуклеотидов, а полные последовательности репрезентативных изолятов доступны через GenBank (http://www.ncbi .nlm.nih.gov:80/cgi-bin/Entrez/framik?dbpGenome&gip10586; http://www.ncbi.nlm.nih.gov/cgi-bin/Entrez/framik?dbpGenome&gip15112). Почти во всех исследованиях HHV-6B оказался преобладающим штаммом, обнаруживаемым как у здоровых людей, так и у людей с ослабленным иммунитетом. Неясно, связаны ли различия в обнаружении HHV-6A и HHV-6B с разным тканевым тропизмом, различиями в способе или возрасте заражения, различиями в способности реактивироваться и вызывать заболевания человека или географическим распространением этих вирусов. [2, 3].

Иммунология. CD46 является важным компонентом мембранного рецептора ВГЧ-6 [7]. Он также является рецептором штамма Эдмонстона вируса кори и функционирует как регуляторный белок комплемента, присутствующий на поверхности всех ядерных клеток; это согласуется с широким клеточным тропизмом HHV-6 (таблица 1).

Основной клеткой-мишенью для ВГЧ-6 являются зрелые CD4 + Т-клетки, и вирус оказывает плейотропное действие на клетки иммунной системы, которое включает способность нарушать регуляцию продукции клеточных цитокинов, модулировать функцию естественных клеток-киллеров, и модифицировать экспрессию ключевых рецепторов клеточной поверхности, включая CD3, CD4 и CXCR4 [8–10].Некоторые из этих свойств могут быть связаны с кодируемыми вирусом иммунорегуляторными молекулами, которые включают 2 гомолога хемокиновых рецепторов (U12, U51), функциональный хемокин (U83) и гомолог OX-2 (U85) [11–14].

HHV-6 у хозяина с ослабленным иммунитетом

Трансплантация костного мозга. ВГЧ-6 можно культивировать из РВМС реципиентов трансплантата костного мозга (ТКМ), но вирус нельзя культивировать из крови здоровых взрослых людей.Таким образом, было высказано предположение, что реактивация HH-6 может способствовать заболеванию у хозяина с ослабленным иммунитетом (таблица 2). Хотя точную частоту реактивации определить трудно, примерно у 30-45% реципиентов ТКМ развивается виремия ВГЧ-6 в течение первых нескольких недель после трансплантации.

Таблица 2

Возникновение инфекций, вызванных вирусом герпеса человека 6, у хозяев с ослабленным иммунитетом.

Таблица 2

Возникновение инфекций, вызванных вирусом герпеса человека 6, у хозяев с ослабленным иммунитетом.

Множественные осложнения были связаны с HHV-6 в условиях трансплантации костного мозга; однако трудно провести окончательную связь между вирусной инфекцией и заболеванием из-за повсеместного распространения и персистенции вируса почти у всех взрослых. Одной из ассоциаций, которая была выявлена ​​в большинстве исследований, является развитие лихорадки и сыпи, связанных с виремией HHV-6 после трансплантации. Также сообщалось о низкой частоте других проявлений заболевания, ранее связанных с HHV-6, включая супрессию костного мозга, пневмонит и энцефалит (обзор в [15]), а также сообщалось о реакции «трансплантат против хозяина» у некоторых людей (обзор в [16]).Тем не менее, похоже, что бессимптомная реактивация HHV-6 преобладает в пост-ТКМ [17]. Таким образом, патогенетическое значение реактивации HHV-6 у реципиентов BMT остается неопределенным.

Трансплантация солидных органов. У различной доли пациентов с трансплантацией почки (до 66% в некоторых исследованиях) происходит реактивация или реинфекция HHV-6, что определяется выделением вируса или ПЦР-анализом. Реактивация чаще всего происходит после лечения отторжения органа ОКТ3 или антитимоцитарным глобулином и, вероятно, связана со значительной степенью иммуносупрессии, связанной с этими двумя продуктами.В некоторых сообщениях предполагается связь между реактивацией HHV-6 и отторжением трансплантата, но это остается неопределенным. Реактивация ВГЧ-6, однако, приводит к последующей реактивации ЦМВ [18], хотя недавнее проспективное исследование 52 пациентов с трансплантацией почки пришло к выводу, что не было доказательств того, что ВГЧ-6 оказывает негативное влияние на клинический исход [18]. Реактивация HHV-6 также была описана у пациентов с трансплантацией печени. В этих условиях высокие нагрузки ДНК CMV и HHV-6 были независимо связаны с подтвержденным биопсией отторжением трансплантата (обзор в [16]).

ВИЧ-инфекция 1 типа (ВИЧ-1). У лиц с ВИЧ-1-инфекцией наблюдается частая реактивация ВГЧ-6, о чем свидетельствует выделение ВГЧ-6А у ряда ВИЧ-1-положительных лиц в конце 1980-х годов. Описано несколько случаев ВГЧ-6-ассоциированного заболевания у ВИЧ-1-положительных лиц (включая пневмонит и энцефалит) [19]. Однако считается, что у большинства ВИЧ-1-позитивных взрослых реактивация ВГЧ-6 оказывает минимальное влияние на прогрессирование заболевания [20].Напротив, у младенцев с вертикальной инфекцией ВИЧ-1 первичная инфекция ВГЧ-6 была связана с более быстрым прогрессированием заболевания в течение первого года жизни [21]. Необходимы дополнительные исследования, чтобы полностью понять, какую роль может играть инфекция HHV-6 в прогрессировании инфекции ВИЧ-1.

Синдром хронической усталости. У лиц с синдромом хронической усталости наблюдается ряд иммунологических нарушений, свидетельствующих об иммуносупрессии, включая, согласно некоторым исследованиям, реактивацию латентных вирусов герпеса, таких как HHV-6.В популярных средствах массовой информации и в других источниках было высказано предположение, что реактивация ВГЧ-6 может быть причинно вовлечена в патогенез синдрома хронической усталости, но аналогичные утверждения также были сделаны для различных инфекционных и неинфекционных причин. Нет убедительных доказательств того, что HHV-6 играет роль в синдроме хронической усталости, хотя необходимы дополнительные исследования этого изнурительного расстройства.

ВХВ-6 и ЦНС

Фебрильные судороги. Первичная инфекция ВГЧ-6 связана с фебрильными судорогами у младенцев и детей младшего возраста [4].Эта связь была особенно выражена у детей в возрасте 12–15 месяцев; в этой возрастной группе у 36% детей с первичной инфекцией ВГЧ-6 были судороги по сравнению с 13% детей с лихорадочными заболеваниями, не связанными с ВГЧ-6 [4]. Параллельное исследование на основе ПЦР выявило персистенцию вируса после первичной инфекции как в РВМС, так и в спинномозговой жидкости [6]. HHV-6A, хотя в целом редко, чаще обнаруживался в ЦСЖ, чем в РВМС. Тем не менее, HHV-6A по-прежнему обнаруживался гораздо реже, чем HHV-6B, даже в образцах СМЖ (HHV-6A был обнаружен отдельно или в сочетании с HHV-6B только в 17% положительных образцов СМЖ, тогда как только HHV-6B был обнаружен только в 17% положительных образцов СМЖ). в 83% таких проб) [6].

В последующем проспективном исследовании среди детей, у которых первые фебрильные судороги были вызваны HHV-6, частота повторных фебрильных судорог была значительно ниже, чем среди контрольной группы, у которых первоначальные фебрильные судороги были вызваны другими причинами (20% против 0,40% соответственно, P <0,04) [22].Однако Suga et al. [23] обнаружили, что частота более тяжелых форм судорог и постиктального паралича была достоверно выше среди детей с первичной инфекцией ВГЧ-6, чем среди детей без такой инфекции.Ясно, что необходимы дополнительные исследования, чтобы разрешить эти данные и выяснить долгосрочное неврологическое значение фебрильных судорог, связанных с HHV-6.

ВГЧ-6 как причина менингита или энцефалита. Как отмечалось выше, HHV-6 считается причиной энцефалита у реципиентов трансплантации (обзор в [15]). Вирус также считается причиной менингита и энцефалита у иммунокомпетентных лиц. В ретроспективном исследовании 138 хорошо изученных пациентов с очаговым энцефалитом неизвестной этиологии у 9 была обнаружена ДНК ВГЧ-6 в спинномозговой жидкости, тогда как результаты ПЦР и серологических анализов на другие герпесвирусы были отрицательными [24].Клинические исходы в этих предполагаемых случаях очагового энцефалита, ассоциированного с HHV-6, были вариабельными: от полного выздоровления (в 4 случаях) до умеренных нарушений и смерти (в 1 случае) [24].

Поиск непосредственной роли ВГЧ-6 в развитии энцефалита у больных СПИДом дал противоречивые результаты. HHV-6 был обнаружен у 14-месячного ВИЧ-положительного ребенка, у которого в анамнезе была лихорадка, вялость и судороги при поступлении и у которого развился молниеносный энцефалит, который привел к смерти через 5 дней после поступления.При вскрытии с помощью иммуногистохимии были обнаружены инфицированные HHV-6 клетки в пораженном сером веществе [25]. Признаки активной инфекции HHV-6, выявляемые иммуногистохимической локализацией вирусных белков в зонах демиелинизации, также были обнаружены у 4 из 6 неотобранных взрослых больных СПИДом [26]. Однако в других исследованиях антигены HHV-6 не могли быть обнаружены в мозговой ткани детей или взрослых со СПИДом, хотя ДНК HHV-6 можно было легко визуализировать путем гибридизации in situ в олигодендроцитах белого вещества и в других типах клеток [27]. , 28].

Вопрос о том, насколько часто ДНК ВГЧ-6 можно обнаружить в нормальной ткани головного мозга, рассматривался в нескольких исследованиях; совсем недавно исследование 31 нормальной ткани головного мозга с использованием ПЦР в растворе показало, что ДНК HHV-6 присутствует примерно в одной трети образцов [29]. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что HHV-6 в целом является непатогенным резидентным вирусом человеческого мозга с потенциалом нейровирулентности. Этот вывод подтверждается исследованиями in vitro, демонстрирующими способность HHV-6 вызывать ограниченную или минимально продуктивную инфекцию микроглии, астроцитов и олигодендроцитов человека.

ВГЧ-6 инфекция белого вещества ЦНС. Роль HHV-6 как потенциального агента демиелинизации белого вещества вызвала значительный интерес в последние годы. Об ассоциации между ВГЧ-6 и рассеянным склерозом (РС), наиболее распространенным демиелинизирующим заболеванием ЦНС человека, сообщили Challoner et al. [30] в 1995 г. Экспрессия белка HHV-6 была обнаружена в олигодендроцитах перилезиона в головном мозге 12 из 15 пациентов с РС, но не у 41 контрольного человека.Аналогичные результаты недавно были получены двумя другими группами [31, 32]; однако Коутс и Белл не смогли воспроизвести эти результаты в своей серии исследований тканей мозга из 23 МС с использованием тех же серологических реагентов, что и Challoner et al. [33].

Результаты как ПЦР, так и серологических исследований одинаково противоречивы. Солдан и др. [34] обнаружили ДНК ВГЧ-6 в бесклеточной сыворотке у 30% пациентов с рецидивирующим/ремиттирующим течением РС (предполагая наличие активной репликации ВГЧ-6) по сравнению с 0 (0%) из 47 контрольных лиц без РС.Повышенный IgM-ответ на вирус также был обнаружен у 73% пациентов с РС по сравнению с 18% пациентов без РС [34]. Напротив, в нескольких других исследованиях не удалось обнаружить бесклеточную ДНК HHV-6 в образцах сыворотки и спинномозговой жидкости, полученных от пациентов с РС [35-37]. Таким образом, хотя потенциальная связь ВГЧ-6 с РС провокационна, она во многом не доказана. Кроме того, следует отметить, что многие вирусы ранее были вовлечены в этиологию РС, но ни один из них не был причинно связан с заболеванием.

Недавние данные свидетельствуют о том, что ВГЧ-6 может играть роль в патогенезе другого демиелинизирующего заболевания: прогрессирующей многоочаговой лейкоэнцефалопатии (ПМЛ). ПМЛ представляет собой первичное демиелинизирующее заболевание ЦНС, возникающее почти исключительно у лиц с тяжелым нарушением клеточного иммунитета; вирус полиомы JC общепризнан как этиологический агент этого заболевания. В комбинированном исследовании, в котором применялась как ПЦР in situ, так и иммуноцитохимия, высокая частота олигодендроцитов, коинфицированных HHV-6 и экспрессирующих белки вируса JC, была обнаружена в демиелинизирующих поражениях ПМЛ [28].Белки HHV-6 не были обнаружены в головном мозге контрольной группы, в том числе у 18 пациентов со СПИДом, но без ПМЛ. Актуальность этих невропатологических исследований для патогенеза ПМЛ и роли HHV-6 как потенциального кофактора демиелинизации еще предстоит определить.

Выводы

HHV-6 — вездесущий паразит, эффективно колонизировавший подавляющее большинство населения Земли. Он с большой эффективностью распространяется в раннем детстве и устанавливает устойчивые пожизненные отношения со своим носителем.Первичная вирусная инфекция часто сопровождается лихорадкой, которая может проявляться или не проявляться в виде классической розеолы (exanthem subitum). У взрослых может произойти реактивация вируса, особенно в контексте иммуносупрессивной терапии или заболевания. Исходы таких реактиваций могут включать редкие случаи энцефалита, пневмонита, отторжения трансплантата и бессимптомных инфекций (которые преобладают).

Недавно было высказано предположение, что вирус играет роль в РС, хотя данные остаются неполными и неубедительными.Также существует давний интерес к возможному участию HHV-6 в синдроме хронической усталости, но убедительных данных, подтверждающих эту предполагаемую связь, нет. В целом, биологические свойства и патогенный потенциал HHV-6 остаются не полностью описанными и требуют дальнейшего изучения.

Каталожные номера

1,  ,  , и др.

Идентификация вируса герпеса человека-6 как возбудителя экзантемы субитум

,

Ланцет

,

1988

, том.

1

 (стр. 

1065

7

)2,  ,  .

Вирус герпеса человека 6: новый патоген

,

Emerg Infect Dis

,

1999

, vol.

5

 (стр. 

353

66

)3,  ,  .

Герпесвирус человека 6

,

Clin Microbiol Rev

,

1997

, vol.

10

 (стр. 

521

67

)4,  ,  , и др.

Инфекция, вызванная вирусом герпеса-6 человека у детей: проспективное исследование осложнений и реактивации

331

 (стр. 

432

8

)5,  ,  , и др.

Первичная инфекция вирусом герпеса 6 человека у детей раннего возраста

326

 (стр. 

1445

50

)6,  ,  , и др.

Нейроинвазия и персистенция вируса герпеса человека 6 у детей

,

J Infect Dis

,

1994

, vol.

170

 (стр. 

1586

9

)7,  ,  , и др.

CD46 представляет собой клеточный рецептор вируса герпеса человека 6

,

Cell

,

1999

, vol.

99

 (стр. 

817

27

)8,  ,  , и др.

Продуктивная инфекция популяций и клонов зрелых Т-клеток CD4 + и CD8 + человека вирусом герпеса 6 человека: подавление транскрипции CD3

,

J Immunol

,

1991

, vol.

147

 (стр. 

685

91

)9,  ,  , и др.

Индукция CD4 и восприимчивость к ВИЧ-1 у человека CD8 + Т-лимфоциты вирусом герпеса человека 6

,

Nature

,

1991

, vol.

349

 (стр. 

533

5

)10,  ,  .

Вирус герпеса-6 человека усиливает цитотоксичность естественных клеток-киллеров посредством IL-15

97

 (стр. 

1373

81

)11,  ,  , и др.

Понижающая регуляция линии макрофагов посредством взаимодействия с OX2 (CD200)

290

 (стр. 

1768

71

)12,  ,  , и др.

Связывание и подавление RANTES новым рецептором β-хемокинов вируса герпеса-6 человека

J Immunol

2000

, vol.

164

 (стр. 

2396

404

)13,  ,  ,  ,  .

Вирус герпеса человека 6 с открытой рамкой считывания U12 кодирует функциональный рецептор β-хемокинов

72

 (стр. 

6104

12

)14,  ,  , и др.

Вирус герпеса человека 6 с открытой рамкой считывания U83 кодирует функциональный хемокин

,

J Virol

,

1999

, vol.

73

 (стр. 

5926

33

)15,  .

Энцефалит, вызванный вирусом герпеса человека-6 у реципиентов трансплантатов: актуальность нового нейротропного вируса

69

 (стр. 

2474

9

)16,  ,  .

Бетагерпесвирусы у реципиентов трансплантатов

,

J Antimicrob Chemother

,

2000

, vol.

45

 (стр. 

29

34

)17,  ,  , и др.

Инфекции вирусом герпеса человека 6 после трансплантации костного мозга: клинические и вирусологические проявления

,

J Infect Dis

,

1999

, vol.

179

 (стр. 

311

8

)18,  ,  , и др.

Реактивация вируса герпеса человека 6 связана с цитомегаловирусной инфекцией и синдромами у реципиентов почечного трансплантата с риском первичной цитомегаловирусной инфекции

178

 (стр.

1783

6

)19,  .

Диссеминированные активные инфекции ВГЧ-6 у больных СПИДом

,

Ланцет

,

1994

, том.

343

 (стр. 

577

8

)20,  ,  ,  ,  .

ДНК вируса герпеса человека 6 в клетках крови мужчин, инфицированных вирусом иммунодефицита человека: корреляция высоких уровней с высоким количеством клеток CD4

169

 (стр. 

1342

5

)21,  ,  , и др.

Первичная инфекция вирусом герпеса человека 6 у детей с вертикальной инфекцией вирусом иммунодефицита человека 1 типа

,

J Infect Dis

,

1999

, том.

180

 (стр. 

50

5

)22,  ,  , и др.

Риск повторных судорог после первичных фебрильных судорог, вызванных вирусом герпеса человека 6

,

Pediatr Infect Dis J

,

1998

, vol.

17

 (стр. 

43

8

)23,  ,  , и др.

Клинические и вирусологические анализы 21 ребенка с экзантемой субитум (детская розеола) и осложнениями со стороны центральной нервной системы

33

 (стр. 

597

603

)24,  ,  .

Вирус герпеса человека 6 ассоциирован с очаговым энцефалитом.

,

Clin Infect Dis

,

1995

, vol.

21

 (стр. 

571

6

)25,  ,  .

Фульминантный энцефалит человека, вызванный вирусом герпеса 6 типа, у младенцев, инфицированных вирусом иммунодефицита человека

45

 (стр. 

288

92

)26,  .

Активная инфекция центральной нервной системы вирусом герпеса человека (HHV-6) у больных СПИДом

9

 (стр. 

69

73

)27,  ,  , и др.

Клеточная локализация вируса герпеса человека-6 в головном мозге детей со СПИД-энцефалопатией

,

J Нейровирол

,

1995

, том.

1

 (стр. 

30

9

)28,  ,  , и др.

Ассоциация вируса герпеса человека 6 с демиелинизирующими поражениями прогрессирующей многоочаговой лейкоэнцефалопатии

,

J Нейровирол

,

1999

, том.

5

 (стр.

363

73

)29,  ,  , и др.

Инфекция вируса герпеса 6 человека в опухолевых и нормальных тканях головного мозга

63

 (стр. 

45

51

)30,  ,  , и др.

Ассоциированная с бляшками экспрессия вируса герпеса человека 6 при рассеянном склерозе

92

 (стр. 

7440

4

)31,  ,  , и др.

Вирус герпеса человека 6 и рассеянный склероз: системные активные инфекции у пациентов с ранним заболеванием

,

Clin Infect Dis

,

2000

, vol.

31

 (стр. 

894

903

)32,  ,  , и др.

Ассоциация вируса герпеса-6 человека и МС

,

Мульт Склер

,

1999

, том.

5

 (стр. 

355

62

)33,  .

HHV-6 и рассеянный склероз

,

Nat Med

,

1998

, vol.

4

 (стр. 

537

8

)34,  ,  , и др.

Ассоциация вируса герпеса человека 6 (ВГЧ-6) с рассеянным склерозом: повышенный ответ IgM на ранний антиген ВГЧ-6 и обнаружение ДНК ВГЧ-6 в сыворотке

3

 (стр. 

1394

7

)35,  ,  ,  ,  .

Вирус герпеса человека 6 находится в латентной форме в периферической крови пациентов с рецидивирующе-ремиттирующим рассеянным склерозом

67

 (стр. 

529

31

)36,  ,  ,  .

Анализ с помощью полимеразной цепной реакции последовательностей вируса герпеса-6 человека в сыворотке и спинномозговой жидкости пациентов с рассеянным склерозом

5

 (стр. 

134

9

)37,  ,  , и др.

Отсутствие семи вирусов герпеса человека, включая HHV-6, по данным полимеразной цепной реакции в спинномозговой жидкости и крови пациентов с рассеянным склерозом и невритом зрительного нерва

95

 (стр. 

280

3

)

© 2001 Американского общества инфекционистов

Вирус герпеса человека 6 — обзор

Хромосомная интеграция

Хромосомная интеграция вируса герпеса человека 6, или наследственный ВГЧ-6, может создавать проблемы при попытке диагностировать заболевание, связанное с ВГЧ-6.Хромосомная интеграция происходит, когда HHV-6 интегрируется в зародышевую клетку человека, и в результате потомство и последующие поколения имеют по крайней мере одну копию ДНК HHV-6 в каждой клетке своего тела. Следовательно, высокие уровни ДНК HHV-6 обнаруживаются в образцах крови, спинномозговой жидкости и тканей больных людей. Популяционные исследования показали, что хромосомно интегрированный HHV-6 присутствует примерно у 0,2–0,8% людей. 72,73 В условиях HCT высокие уровни ДНК HHV-6 обнаруживаются в крови реципиентов HCT с интегрированным HHV-6, а также у реципиентов HCT, у доноров которых интегрирован HHV-6. 74–76

Если донор HCT унаследовал HHV-6, уровни HHV-6 будут повышаться у реципиента с приживлением, и часто обнаруживаются очень высокие уровни, особенно при тестировании цельной крови. 74,76 Например, у одного реципиента HCT, получившего трансплантат от донора с хромосомной интеграцией, в целом были обнаружены стойкие концентрации HHV-6 от 2,5×10 6 до 10×10 6 копий на мл. кровь после приживления. 74 В другом отчете у двух реципиентов HCT, получивших трансплантаты от доноров с хромосомной интеграцией, было 6.1×10 6 и 9,7×10 5 копий на мл в цельной крови после приживления, но только 3600 и 15 400 копий на мл в плазме соответственно. 76 Другие особенности хромосомной интеграции в донорских клетках заключаются в том, что уровни ДНК HHV-6 остаются постоянно и стабильно повышенными и не снижаются со временем или противовирусной терапией. 77 Следовательно, серийное тестирование и количественная оценка копий ДНК ВГЧ-6 на анализируемую клетку могут предоставить доказательства наследственного ВГЧ-6, если по крайней мере одна копия ВГЧ-6 на анализируемую клетку постоянно обнаруживается с течением времени.

В отличие от картины, наблюдаемой, когда реципиент HCT получает трансплантат от донора с хромосомной интеграцией с HHV-6, когда реципиент HCT унаследовал HHV-6, высокие уровни ДНК HHV-6 могут быть обнаружены в крови до до и сразу после трансплантации, а затем уровни снижаются при успешном приживлении.

Отличить наследственный ВГЧ-6 от заболевания, связанного с ВГЧ-6, может быть непросто, особенно при наличии единственного положительного результата. Это верно даже при интерпретации результатов образцов спинномозговой жидкости.Как отмечалось выше, высокие уровни ДНК HHV-6 могут быть обнаружены в спинномозговой жидкости у лиц с хромосомной интеграцией. Например, среди 21 пациента с предполагаемой хромосомной интеграцией ДНК ВГЧ-6 была обнаружена в спинномозговой жидкости со средним уровнем 4,0 log 10 копий на мл (95% ДИ, 3,5–4,5). 78 Это было выше, чем средний уровень, обнаруженный у иммунокомпетентных детей с первичной инфекцией HHV-6 (2,4 log 10 копий на мл, 95% ДИ, 1,0–3,7), но аналогичен уровням, обнаруженным у реципиентов HCT с HHV-6. 6 энцефалит.

Несмотря на эти проблемы, существуют стратегии, помогающие отличить интегрированное состояние от реактивации. Флуоресцентная гибридизация in situ (FISH) со специфическим зондом HHV-6, выполненная на препаратах метафазных хромосом из периферической крови, продемонстрирует интегрированный HHV-6. 74,79 Кроме того, в отличие от лиц с латентной инфекцией ВГЧ-6, у лиц с интегрированным ВГЧ-6 в волосяных фолликулах обнаруживается ВГЧ-6. 80 Таким образом, если FISH недоступен, можно провести амплификацию нуклеиновых кислот волосяных фолликулов на ДНК ВГЧ-6, чтобы идентифицировать человека с интегрированным ВГЧ-6.Это будет означать тестирование волосяных фолликулов донора в случае реципиента HCT, у донора которого подозревается интегрированный HHV-6. Когда есть подозрение на интегрированный HHV-6 в донорских клетках HCT, тестирование донорской сыворотки или цельной крови с амплификации нуклеиновой кислоты HHV-6 может предоставить подтверждающие доказательства интегрированного HHV-6. 76,80 Как HHV-6A, так и HHV-6B могут быть интегрированы и переданы по наследству. Поскольку подавляющее большинство случаев реактивации после HCT связано с HHV-6B, обнаружение HHV-6A может быть ключом к хромосомно интегрированному HHV-6. 3,6,7

Неизвестно, могут ли реципиенты HCT с интегрированным HHV-6 реактивировать HHV-6 и страдать от таких осложнений, как энцефалит или дисфункция центральной нервной системы. Сообщалось о случае энцефалита у иммунокомпетентного пациента с интегрированным ВГЧ-6. 81 Несмотря на то, что была проведена тщательная оценка и альтернативная этиология не была выявлена, причинно-следственная связь остается неопределенной. Кроме того, в другом отчете о случае описаны два брата и сестры с интегрированным ВГЧ-6 и когнитивной дисфункцией.Оба пациента, по-видимому, ответили на противовирусную терапию. 82

Возможность хромосомно интегрированного или наследственного ВГЧ-6 следует рассматривать при наличии высоких и персистирующих уровней ДНК ВГЧ-6 в периферической крови, особенно если у пациента нет клинических признаков энцефалита и/или уровень виремии не снижается после начала противовирусной терапии с активностью в отношении ВГЧ-6.

Вирус герпеса человека 6 и розеола | Секретарь педиатрии

День назад мать 7-месячного мальчика принесла своего ребенка в офис.У ребенка была температура 39,4 и нормальный физикальный осмотр. Она сегодня звонит и сообщает, что у ребенка сыпь на туловище, но температуры нет. Какой наиболее вероятный диагноз?

Введение

Вирус герпеса человека-6 (HHV-6) является одним из возбудителей распространенной детской болезни, розеолы. Розеола классически характеризуется высокой лихорадкой в ​​течение 3-5 дней, которая проходит внезапно и сопровождается характерной сыпью.HHV-6 был связан с другими клиническими проявлениями у детей, включая лихорадку без сыпи, фебрильные судороги, менингоэнцефалит, гепатит, синдромы гиперчувствительности к лекарствам и инфекции у детей с иммунодефицитом/реципиентов трансплантатов.

 

Эпидемиология
  • Большинство новорожденных получают трансплацентарные защитные антитела; это длится около 3 месяцев.
  • Розеола – это заболевание детей раннего возраста, чаще всего в возрасте 7-13 месяцев.
  • К 2 годам 90% детей будут инфицированы вирусом и проявят реакцию антител.

 

Патогенез
  • HHV-6 представляет собой оболочечный двухцепочечный ДНК-вирус.
  • Считается, что инкубационный период составляет около 9 дней.
  • Считается, что наиболее распространенным путем передачи ВГЧ-6 является бессимптомное выделение вируса от близких бытовых контактов. Возможна также перинатальная передача.
  • Об особенностях патогенеза ВГЧ-6-инфекции известно мало. Большинство случаев происходят спорадически без известного воздействия. Продолжительность выделения вируса считается пожизненной.

 

Клинические проявления
Розеола
  • От трех до пяти дней с высокой температурой (может превышать 40°С)
  • Может возникнуть раздражительность, но в остальном многие дети бодры, активны и выглядят довольно хорошо.
  • Другие признаки и симптомы могут включать: лимфаденопатию, эритематозные барабанные перепонки, анорексию и симптомы со стороны верхних дыхательных путей.
  • Лихорадка проходит внезапно и сопровождается характерной сыпью, которая начинается на шее и туловище и распространяется на лицо и конечности. Сыпь обычно длится 1-2 дня, но может сохраняться и более короткие периоды времени (2-4 часа). Сыпь обычно не зудит.
  • Розеола обычно проходит сама по себе и протекает довольно доброкачественно.
Другие проявления HHV-6
  • Лихорадка: HHV-6 может проявляться лихорадкой без сыпи.
  • Фебрильные судороги: HHV-6 был связан с фебрильными судорогами.
  • Менингоэнцефалит: энцефалит может возникать как осложнение розеолы или как часть первичной инфекции HHV-6 без сыпи.
  • Врожденный ВГЧ-6: Врожденный ВГЧ-6 часто протекает бессимптомно. У новорожденных редко развиваются гепатит, миокардит, пневмонит, мононуклеозоподобный синдром и множество других проявлений.
  • Синдромы гиперчувствительности к лекарствам: HHV-6 был описан как возможный фактор, способствующий синдрому DRESS и другим реакциям гиперчувствительности.
  • Дети с ослабленным иммунитетом, дети с онкологическими заболеваниями и реципиенты трансплантатов. Синдромы реактивации и лихорадочные заболевания, вызванные HHV-6, были описаны у детей с ослабленным иммунитетом.

 

Диагностика
  • Классическая розеола обычно диагностируется на основании клинического анамнеза и физического осмотра.Лабораторный анализ требуется редко.
  • Для атипичных проявлений доступны лабораторные инструменты, помогающие в диагностике. Тем не менее, следует отметить, что ВГЧ-6 сохраняется у многих детей после разрешения болезни и может периодически реактивироваться у бессимптомных детей. Эта тенденция усложняет дело.
    — ВГЧ-6 можно культивировать из периферических эритроцитов
    — Моноклональные антитела можно использовать для выявления ВГЧ-6
    — Существуют качественные и количественные ПЦР-тесты ДНК, но они не всегда позволяют отличить активную инфекцию от латентной

 

Лечение
  • Большую часть времени инфекции HHV-6 являются самоограничивающимися и доброкачественными.Лечение поддерживающее.
  • Некоторые сообщения предполагают, что противовирусная терапия может быть полезна для некоторых пациентов, но в настоящее время требуется больше данных.

 

Ссылки
  1. Асано Ю. и соавт. Клинические особенности младенцев с первичной инфекцией, вызванной вирусом герпеса человека. Педиатрия. 1994; 93:104.
  2. Холл, Кэролайн Бриз. Герпесвирус VI: новый взгляд на старую экзантему детства. Современная педиатрия. Январь 1996 г.
  3. Холл, Кэролайн Бриз.и др. др. Герпесвирусная инфекция человека-6 у детей. Проспективное исследование осложнений и реактивации. НЭЖМ. 18 августа 1994 г.
  4. Prober C. Шестая болезнь и повсеместное распространение вирусов герпеса человека. NEJM 24 февраля 2005 г. 
  5. Зерр Д. Популяционное исследование первичной инфекции вирусом герпеса человека 6. НЭЖМ. 24 февраля 2005 г. 

Вернуться к оглавлению

Герпесвирусная инфекция человека-6 у детей — проспективное исследование осложнений и реактивации

Таблица 1.Таблица 1. Дети, участвовавшие в исследовании, с 1990 по 1993 год.

Всего в этом исследовании приняли участие 2587 детей в возрасте до трех лет (таблица 1). Первичная инфекция HHV-6, подтвержденная как виремией, так и сероконверсией, произошла у 160 детей, все они были в группе из 1653 детей с острыми лихорадочными заболеваниями. Ни одна из культур мононуклеарных клеток крови детей без лихорадки или 352 нормальных контрольных детей не дала HHV-6.

Клинические и эпидемиологические характеристики первичной инфекции HHV-6

Рисунок 1.Рисунок 1. Количество детей, поступивших в отделение неотложной помощи с заболеванием, вызванным первичной инфекцией ВГЧ-6 (столбцы), и число посещений в связи с такой инфекцией в процентах от всех посещений отделения неотложной помощи по поводу острых лихорадочных заболеваний (кривая) в зависимости от возраста.

Заболеваемость ВГЧ-6 не менялась в зависимости от сезона, но средний возраст на момент первичного заболевания составлял 9,4 месяца (медиана 8; диапазон от 2 недель до 25 месяцев). Относительно мало случаев произошло в первые несколько месяцев жизни, и только один ребенок заболел в возрасте старше 24 месяцев (рис. 1).Дети с острым ВГЧ-6 составляли 10 процентов (159) из 1553 детей в первые 2 года жизни и 21 процент (75) из 365 детей в возрасте от 6 до 12 месяцев, поступивших в наше отделение неотложной помощи с острыми лихорадочными заболеваниями. (Фигура 1). Пиковый возраст заражения вирусом составлял от шести до девяти месяцев, при этом на HHV-6 приходилось 45 из 186 посещений (24 процента) по поводу острого лихорадочного заболевания. Дети, поступившие в отделение неотложной помощи с острыми заболеваниями, не вызванными ВГЧ-6, были одного возраста (в среднем 9.9 месяцев) по сравнению с детьми с ВГЧ-6, но среди детей без ВГЧ-6 было больше мальчиков (64% против 50%, р<0,001).

По сравнению с 401 подобранным ребенком с отрицательным результатом на ВГЧ-6, у детей с острой инфекцией ВГЧ-6 симптомы проявлялись несколько раньше (2,1 против 2,9 дня, P = 0,006), более резкое и выраженное высокая температура. Во время первого визита у 139 из 160 детей с ВГЧ-6 (87 процентов) температура была выше 39°C (в среднем 39,6°C против 38,9°C у детей с HHV-6-отрицательным; P<0.001). Лихорадка у детей с ВГЧ-6 оставалась значительно выше (в среднем 39,7 °С) в течение первых трех дней болезни, а у 15% лихорадка сохранялась в течение шести и более дней.

Раздражительность, воспаление барабанных перепонок и появление серьезных системных заболеваний также значительно чаще отмечались при первичной инфекции ВГЧ-6. Кашель и проявления в нижних дыхательных путях реже ассоциировались с инфекцией ВГЧ-6. Однако симптомы со стороны верхних дыхательных путей встречались у 41% пациентов с ВГЧ-6, а симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта — у одной трети.Сыпь, клинически совместимая с розеолой, была отмечена при первом посещении у девяти детей (6%). Характерная сыпь развилась еще у 18 детей во время снижения температуры тела. Следовательно, в конечном итоге розеола была диагностирована у 27 детей с болезнью ВГЧ-6 (17 процентов). Среди 157 детей с первичной инфекцией HHV-6 наиболее часто в конце обследования в отделении неотложной помощи ставили диагнозы: лихорадка с отитом у 47 детей (30 процентов) и «лихорадка неустановленной причины» или возможный сепсис у 45 (29 процентов). ).Среди 401 подобранного ребенка с отрицательным результатом на HHV-6 эти два диагноза были поставлены 70 детям (17 процентов, P = 0,001) и 104 детям (26 процентов) соответственно.

У детей с ВГЧ-6 среднее количество лейкоцитов в периферической крови было значительно ниже (8900 против 14 300 на кубический миллиметр, P<0,001), лимфоцитов (3400 против 5300 на кубический миллиметр, P = 0,01) и нейтрофилов (4500 против 7700 на кубический миллиметр, P = 0,006) в начале заболевания и в течение первых четырех дней.

Поскольку розеола возникает в основном у детей в возрасте от шести месяцев до трех лет, 23-25 ​​ мы изучили клинические особенности ВГЧ-6 у 36 детей в возрасте до шести месяцев, или 23 процента детей с первичным инфекционное заболевание. Тринадцать процентов были моложе двух месяцев. У младенцев младшего возраста средняя температура была ниже, чем у детей старше шести месяцев (38,9 °C против 39,8 °C, P<0,001) и меньше отитов, но больше диареи, раздражительности и потребности в госпитализации (12 из 35 [34 процентов]). ] против.9 из 121 [7 процентов], P<0,001; отношение шансов 6,49; 95-процентный доверительный интервал, от 2,23 до 19,25).

Исходы и осложнения

Средняя продолжительность болезни составила 6 дней (диапазон от 1 до 21). Госпитализация потребовалась 21 ребенку (13 процентов). Причинами госпитализации были подозрение на сепсис и интоксикацию (65%), диарея и обезвоживание (15%), симптомы нижних дыхательных путей (10%) и судороги (10%). Средняя продолжительность госпитализации составила четыре дня (от двух до семи).Респираторно-синцитиальный вирус, выделенный от одного младенца, был единственным другим обнаруженным патогеном.

Основным осложнением были судороги, которые произошли у 21 из 160 детей с ВГЧ-6 (13%). Среди 1394 HHV-6-негативных детей в возрасте 24 месяцев и младше судороги осложняли 9% лихорадочных заболеваний (P = 0,18). Среди 160 детей с HHV-6 и 401 детей из контрольной группы, у всех из которых были острые лихорадочные заболевания, но не было судорог в анамнезе, фебрильные судороги были зарегистрированы у 67 (12 процентов).Острая инфекция HHV-6 была связана с 21 из этих припадков (31 процент). Таким образом, на ВГЧ-6 приходится примерно одна треть впервые выявленных фебрильных судорог, выявленных в отделении неотложной помощи у этих детей в возрасте двух лет и младше. Средний возраст детей с ВГЧ-6, у которых были судороги, составлял 14 месяцев (диапазон от 7 до 24 лет). Риск того, что судороги могут осложнить первичную инфекцию, был самым высоким среди детей в возрасте от 12 до 15 месяцев; У 8 из 22 таких детей были судороги (36%). Среди фебрильных HHV-6-негативных детей в возрасте от 12 до 15 месяцев у 17 из 131 были судороги (13 процентов; P = 0.01; отношение шансов 0,26; 95-процентный доверительный интервал, от 0,09 до 0,8). Первичная инфекция HHV-6 в любое время на втором году жизни связана с заметным риском судорог: риск составляет 29 процентов среди детей в возрасте от 12 до 18 месяцев и 36 процентов среди 14 детей старше 18 месяцев, перенесших инфекцию. У всех детей во время припадков была лихорадка; ни у кого ранее не было приступов. У 9 детей судороги были поздними по течению лихорадки, со 2-х по 9-е сутки. У троих судороги были затяжными и рецидивировали в течение 3-х дней.Впоследствии у четырех детей были судороги.

Спинномозговая жидкость получена от 36 детей, в том числе 9 с судорогами, при первичной инфекции. Четыре образца, в которых было заметное количество эритроцитов, не поддавались интерпретации. Остальные образцы спинномозговой жидкости были нормальными для детского возраста по количеству лейкоцитов, концентрации белка и глюкозы. В образцах спинномозговой жидкости не было выявлено ВГЧ-6, но ВГЧ-6 был обнаружен с помощью ПЦР в 7 из 29 протестированных образцов, в том числе в 2 из 7 образцов от детей с судорогами.

Другими осложнениями, которые наблюдались у одного-трех детей, были лихорадка продолжительностью от двух до трех недель, перемежающаяся сыпь, артралгии, артрит и энцефалопатия.

Реакция антител, первоначальная и с течением времени

Образцы сыворотки, полученные первоначально от 126 детей с первичной инфекцией (79 процентов), содержали мало или совсем не определяли антитела к HHV-6, тогда как образцы сыворотки, полученные во время выздоровления, демонстрировали сероконверсию. Остальные младенцы, у которых в первоначальных образцах сыворотки обнаруживались поддающиеся измерению антитела, были младенцами раннего возраста с предположительно материнскими антителами.Образцы сыворотки, полученные во время выздоровления, показали увеличение концентрации антител в четыре раза и более, за исключением того, что у одного ребенка раннего возраста наблюдалось двукратное увеличение, а не снижение, ожидаемое при отсутствии инфекции. Средний начальный титр был 3,1 log 2 ; в период выздоровления титр составил 9,3 log 2 . Младенцы в возрасте до шести месяцев имели более высокие исходные титры (4,11 log 2 против 2,93 log 2 , P<0,001). По сравнению с неинфицированными детьми того же возраста, дети, заразившиеся ВГЧ-6 в возрасте до двух месяцев, имели значительно более низкие титры при первом посещении (5.02 log 91 283 2 91 284 против 6,94 log 91 283 2 91 284, P = 0,003).

Рисунок 2. Рисунок 2. Среднее геометрическое титров антител к ВГЧ-6 при последующем наблюдении в зависимости от возраста на момент начала острой первичной инфекции ВГЧ-6.

В течение трех месяцев после острой инфекции наблюдалось повышение уровня антител к HHV-6, которое сохранялось на среднем уровне от 9 до 10 log 2 в течение одного года, а затем снизилось (рис. 2). У одиннадцати младенцев с инфекцией в возрасте до трех месяцев наблюдалось снижение гуморального ответа и более выраженное последующее снижение (рис. 2).

Рисунок 3. Рисунок 3. Средние геометрические титры антител к HHV-6 у 2427 детей и доля детей, у которых геном HHV-6 был обнаружен в мононуклеарных клетках периферической крови с помощью ПЦР, в зависимости от возраста.

Дети с острой первичной инфекцией HHV-6 не включены.

Анализ антител к ВГЧ-6 в общей группе из 2587 детей в зависимости от возраста показал наличие пассивных антител у всех новорожденных на уровне, который снизился в течение семи месяцев, после чего последовал быстрый рост, вызванный приобретенной инфекцией (рис. 3).

ПЦР

У всех детей с первичной инфекцией ПЦР выявил ВГЧ-6 в мононуклеарных клетках периферической крови во время острого заболевания. ПЦР оставалась положительной в 53 из 68 последовательных образцов крови (78 процентов), полученных в течение двух месяцев после острой инфекции, и в 37 из 56 образцов (66 процентов), полученных от двух месяцев до двух лет после первичной инфекции.

ПЦР также использовали для обнаружения генома ВГЧ-6 в мононуклеарных клетках периферической крови у 2427 детей без острой инфекции ВГЧ-6 (рис. 3).ПЦР был положительным у 23 из 204 младенцев (11 процентов) в первый месяц жизни, у которых не было острого заболевания ВГЧ-6. По мере снижения уровня пассивных антител уровень положительных результатов ПЦР быстро возрастал до 66 процентов к годовалому возрасту. Это коррелировало с аналогичным увеличением средних уровней антител примерно через два месяца, что указывает на быстрое заражение в течение шести-девяти месяцев после надира уровней пассивных антител (рис. 3).

Частота положительных результатов ПЦР у детей с острыми заболеваниями, не связанными с инфекцией ВГЧ-6, сравнивалась с частотой у здоровых лиц контрольной группы, чтобы определить, способствовало ли последующее острое заболевание обнаружению ВГЧ-6, возможно, в результате реактивации.Когда показатели положительных результатов ПЦР сравнивали в зависимости от возраста, они существенно не различались у здоровых и остробольных детей.

Реактивация

Таблица 2. Таблица 2. Серологический и ПЦР-анализ последовательных образцов крови, возможно свидетельствующий о реактивации ВГЧ-6 у 301 ребенка, наблюдаемого в течение одного-двух лет.

Возможность реактивации была оценена с помощью посевов ВГЧ-6, измерения титров антител и ПЦР-анализа последовательных образцов крови у 301 ребенка (102 с первичной инфекцией ВГЧ-6 и 199 отрицательных на ВГЧ-6), наблюдаемых в течение одного-двух лет. (Таблица 2).HHV-6 не был выращен ни в одном последующем образце крови. Единственным доказательством возможной реактивации у детей с инфекцией ВГЧ-6 было второе четырехкратное увеличение титра антител у 27 из 102 детей (26%) и результаты ПЦР у 7 из 102 (7%). Среди всех 301 наблюдаемого ребенка признаки возможной реактивации были обнаружены путем измерения титров антител у 30 из 187 детей (16 процентов) и с помощью ПЦР у 17 из 278 детей (6 процентов). Только у трех детей наблюдалось одновременное повышение титра антител и рецидивирующая положительная реакция ПЦР.Тестирование нескольких образцов на одновременные патогены, возможно, связанные с реактивацией, было полезным только у одного ребенка, у которого положительный результат ПЦР повторился во время инфекции респираторно-синцитиальным вирусом.

ДНК ВГЧ-6 в мононуклеарных клетках в первый месяц жизни

Для оценки частоты и значимости обнаружения генома ВГЧ-6 методом ПЦР в мононуклеарных клетках новорожденных мы провели последовательные ПЦР-анализы образцов крови (не пуповины). кровь), полученная от 41 ребенка первого месяца жизни.У младенцев не было признаков острой инфекции HHV-6, и образцы анализировали в среднем в течение 8 месяцев (диапазон от 2 до 32). Двенадцать новорожденных (29 процентов) были положительными с помощью ПЦР. У шести из них во время наблюдения было показано, что впоследствии они приобрели первичную инфекцию HHV-6. Пять из остальных стали отрицательными с помощью ПЦР, а шестой остался положительным без признаков заражения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.